ed_glezin (ed_glezin) wrote,
ed_glezin
ed_glezin

Categories:

Антиалкогольная компания в СМИ

О грядущей кампании Горбачев рассказал жителям Ленинграда, во время своей первой поездки в должности генерального секретаря. Официально же 7 мая принято Постановление Совета Министров СССР № 410 «О мерах по преодолению пьянства и алкоголизма и искоренению самогоноварения», за которым следует Указ Президиума Верховного Совета СССР «Об усилении борьбы с пьянством» от 16 мая.

Алкоголь начинают «отпускать» только в строго определенное время (с 14 до 19 часов, ограничивая прежде существовавшие и утренние, и вечерние продажи), в строго специальных магазинах или отделах, лимитируя возраст покупателей (по достижении 21 года). Организуются общества трезвости, куда входят миллионы советских граждан. «Предполагалось ежегодно сокращать производство и реализацию водки и ликероводочных изделий на 10%, с тем чтобы за 5 лет уменьшить их выпуск вдвое, – отмечает историк Владимир Согрин. – Выпуск плодово-ягодных изделий намечалось прекратить в 1988 г. На деле антиалкогольная кампания проводилась гораздо более энергично, производство алкогольных напитков сократилось почти вдвое уже в течение 1985-1986 гг.». По данным, которые приводит американский эксперт по России Стивен Фиш, в 1985 и 1986 годах правительство вдвое уменьшило производство водки и на две трети — производство вина.

Результатом кампании объявят предотвращение более 1 миллиона смертей.

В СМИ старт кампании дает «Правда», еще за полтора месяца до постановления Совета Министров. Под заголовком «Трезвость – норма жизни» (ключевой слоган кампании) опубликовано письмо изолировщицы электроагрегатного производственного объединения Р. Горюновой, в котором она жалуется на пьяниц, нагрубивших в ответ на ее призыв к порядку. «И вот взялась за перо, – пишет она. – Не могу больше молчать. До каких же пор будем терпеть пьянство? <…> Следует повсеместно создать нетерпимые условия для пьющих, наиболее злостных исключать из профсоюза. Недопустимо, чтобы запои, как это часто бывает, оформлялись как отгулы, сверхурочные работы, командировки в подшефные села или на стройки. От кого скрываем зло?» Ссылаясь на Указ Президиума Верховного Совета РСФСР, который не выполняется, Горюнова призывает к полному отказу от потребления алкоголя: «настала пора резко сокращать производство и продажу спиртного. Нормой нашей жизни должна стать трезвость. Чем скорее, тем лучше». Читатели «Правды» горячо приветствуют инициативу. Предваряя подборку писем читателей, «Правда» уже в новом тексте под тем же названием, «Трезвость — норма жизни», 14 мая отмечает: «Шофер и буровой мастер, учительница и ученый, школьник и пенсионер — авторы всех писем единодушны: пьянство стало нетерпимым злом, ему необходимо положить предел, советские люди поддержат самые решительные меры борьбы с ним».

Партия и правительство отвечают на народные чаяния. Через день после официальных документов в «Правде» выходит еще одна статья под названием «Трезвость — норма жизни». «Необходимо давать решительный отпор укоренившимся несостоятельным взглядам на пьянство как на неизбежное и непреодолимое явление, – отмечается в ней. – Следует считать совершенно недопустимым употребление спиртных напитков на работе, в общественных местах, расценивать такие случаи как аморальное, антисоциальное поведение, используя против пьяниц всю силу закона и общественного мнения».

Пройдет два года, и перед заседанием Политбюро 5 марта 1987-го, на «остром обсуждении состояния дел с выполнением постановления о борьбе с пьянством», члены Политбюро Виталий Воротников и Николай Рыжков будут информировать коллег «о ситуации». «План товарооборота срывается, – отмечает в своем дневнике Воротников основные тезисы доклада. – Планируется дальнейшее снижение реализации винно-водочных изделий на 1988 год (фактически не на 20% в год, как предусмотрено решением ПБ, а больше: за два года выполнили цифры пятилетки!). Очереди, давка до драки у магазинов. Резко увеличился расход сахара. Самогоноварение растет. Запретительные меры эффекта не дают. Растет спекуляция. Исчезают одеколон, зубная паста, спиртосодержащие лекарства. Надо остановиться. Но куда там! Соломенцев, Лигачев — ни в какую. Горбачев: «Давайте усилим контроль, может быть, не снижать производство вина сухого, дорогих коньяков, шампанского?» Молчание. Так ничем этот разговор и завершился».

Через полгода после этого Воротников пишет записку в Политбюро «О последствиях антиалкогольной кампании в РСФСР». «Снижение потребления винно-водочных изделий является мнимым, – указывает он. – Особо следует подчеркнуть рост продажи спиртосодержащих и химических товаров. Продажа одеколона, лосьонов увеличилась в 2,2 раза, парфюмерных лаков — в 1,5 раза, зубной пасты — с 330 до 430 млн. туб, предметов бытовой химии (дихлофос, «Лана», клей «БФ» и др.) в два с лишним раза. Нет в продаже ацетона. Значительно (на 70%) выросло количество выявленных наркоманов и токсикоманов, а среди несовершеннолетних в 2,3 раза».

Скорее всего, именно эту справку публикуют в первом номере «Известий ЦК КПСС» под названием «О некоторых негативных явлениях в борьбе с пьянством и алкоголизмом. (Информация)». (Журнал вышел в 1989-м, см. январь 1989.) «Употребление самогона, спиртосодержащих препаратов и других одурманивающих средств, — говорится в ней, — привело только в 1987 г., по данным МВД СССР, к отравлению более 44 тыс. человек, из которых 11 тыс. погибло. По данным Минздрава СССР, количество впервые регистрируемых в течение года больных наркоманией увеличилось с 9 тыс. человек в 1985 г. до 20 тыс человек в 1987 г. Резкое сокращение производства и продажи спиртных напитков привело также к значительному росту спекуляции спиртным и самогоноварения. В 1985 году к ответственности за самогоноварение было привлечено 30 тыс. граждан, в 1986 г. — 150 тыс., в 1987 г. — 397 тыс. Среди выявленных в 1987 г. спекулянтов вином и водкой каждый десятый являлся работником торговли. За полтора года за нарушение порядка реализации спиртного привлечены к ответственности более 60 тыс. торговых работников».

Писатель-фронтовик, главный редактор журнала «Знамя» Григорий Бакланов вспоминал в мемуарах о свидетельстве того, что экономические последствия кампании не были просчитаны. «<…> я спросил у одного из близко стоявших к Горбачеву людей, — пишет он, — мы с ним пили чай у меня дома, он любил крепко заваренный чай, спросил я, подсчитано ли, во что обойдется государству шумно начатая в ту пору борьба с алкоголизмом? Нет, сказал он. Я не поверил: не может быть! Не мы первые вводим сухой закон, есть мировой опыт, запретное пьют больше и растет преступность, богатеет мафия, одним словом, это именно тот случай, когда закон рождает преступление. Но он, хорошо знавший, как у нас принимают решения, весь этот механизм, спокойно покачал головой: нет, никто не считал. И все-таки я не поверил. Нанести такой силы удар по собственным финансам изнутри да еще в момент, когда на мировых рынках катастрофически упала цена нефти…».

А в народе, между тем, звучат голоса обуздать телевидение. В конце 1987-го читатель «Аргументов и фактов» А. Солдатов из Свердловска просит прокомментировать, “почему по Центральному телевидению показывают так много художественных фильмов, где герои употребляют спиртное”. Заместитель председателя Центрального совета Всесоюзного добровольного общества борьбы за трезвость И. Астафьев ссылается при ответе на Льва Толстого: “Пьяницы никогда не стали бы пьяницами, если бы не видели почтенных, уважаемых всеми людей, пьющих вино и угощающих их”. “Однако в среде творческих работников, – сетует он, – крайне медленно происходит перестройка общественного сознания в сторону трезвого образа жизни, многие по-прежнему проповедуют “культурное”, умеренное винопотребление”. А, отвечая на вопрос о количестве алкоголиков, говорит, что на учете стоит 4,5 миллиона человек.

В 1988-м умирает председатель Всесоюзного общества борьбы за трезвый образ жизни академик Юрий Овчинников. И на его место по предложению Егора Лигачева назначают главного редактора «Известий» Ивана Лаптева. Вот как Лаптев в мемуарах описывает диалог с ним:

– Так вот, есть мнение, что тебе надо возглавить это общество. Работа, сам понимаешь, для нашего народа жизненно, жизненно необходима, – подчеркнул он.
– Юрий Кузьмич! – закричал я. (Лигачев предпочитал почему-то, чтобы его называли Юрием. Видимо, имя Егор ему не нравилось.) – Побойтесь бога! Я же кроме редакторства еще и председатель Союза журналистов СССР — тоже ведь общество! Мне не потянуть два общества. А газета? Она с каждым днем все больше времени требует!
– Иван Дмитриевич, ты у нас человек партийный или какой? – ударил он меня под дых. – Я ведь тебе не прогулку при луне предлагаю, я тебе про ответственное партийное поручение говорю.
– Все равно, Юрий Кузьмич, я буду звонить Михаилу Сергеевичу.
– С ним уже все согласовано.

«Быстро созвали пленум «общества борьбы», – пишет Лаптев, – единогласно проголосовали. Поздравляем, товарищ председатель!»

Лаптев пишет, что устал бороться с невозможностью реформы общества, насчитывавшего больше 7000 человек и получавшего финансирование как от государства, так и обязательные взносы от каждого работающего гражданина в стране, но смог сложить с себя полномочия главного по борьбе с пьянством, только став председателем Совета Союза Верховного Совета СССР (см. 21 мая 1990). Сама же антиалкогольная кампания, заключает он, «дожила до 1991 года и тихо скончалась»: «Пить на Руси меньше не стали, культура питья не повысилась, «зеленый змий», отлежавшись в подвалах и погребах, так и остался лучшим другом советского человека».

Впрочем, международные наблюдатели высоко оценили борьбу с алкоголизмом, начатую Горбачевым. «Что бы ни говорилось об антиалкогольной кампании, — отмечается в докладе 1999 года Программы развития ООН, — она отсрочила смерти миллионов людей, подвергавшихся опасности лишиться жизни в результате несчастных случаях, алкогольного отравления или самоубийства». (UNDP, доклад «Human Development Report 1999: Russian Federation», цитата — по Фишу, перевод — Н.Р.) Стивен Фиш делает акцент на том, что именно этот фактор — антиалкогольная кампания, повлиял на снижение смертности в стране в середине 80-х годов, тогда как во всю предыдущую эру, Брежнева, отмечался ее неулонный рост. Цифры смертности населения при Брежневе были настолько высокими, что правительство, пишет он со ссылкой на другой доклад той же организации ООН, в какой-то момент стало предоставлять только голые данные о смертности и сделало закрытым всю остальную статистику, связанную с этим вопросом.

Антиалкогольная кампания, как бы они ни воспринималась в обществе, все же принесла пользу. «Пока СМИ, как на Западе, так и в России, — заключает Фиш, — трубили о случаях смертельных отравлений от алкогольных суррогатов, количество этих случаев было не велико, и оно не оказало значительного влияния, если сравнивать с эффектом ото всей кампании».

Источник: https://gorbymedia.com/post/05-07-1985

=========================

Приглашаю всех в группы
«Эпоха освободительной Перестройки М.С. Горбачева»

«Фейсбук»:
https://www.facebook.com/groups/152590274823249/

«В контакте»:
http://vk.com/club3433647

=============================

























Tags: ! - Антиалкогольная компания, ! - Гласность, 1985, антиалкогольная компания
Subscribe

Posts from This Journal “антиалкогольная компания” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments