ed_glezin (ed_glezin) wrote,
ed_glezin
ed_glezin

Category:

Ефим Смулянский о Тенгизе Абуладзе и фильме «Покаяние».

Мои друзья. Тенгиз Евгеньевич Абуладзе.

Сегодня утром совершенно случайно попал на «Культуре» на программу Дм.Менделеева о фильме Тенгиза Абуладзе «Древо желания». Это тот самый фильм, благодаря которому я познакомился и и на полтора десятилетия подружился с Тенгизом Евгеньевичем. А дело было так.

Как-то осенью далёкого 1976 (или 77-го!) года я, не помню уже откуда, узнал, что в кинотеатре «Балтика» на 7 линии Васильевского грузинский режиссёр Абуладзе будет представлять свой новый фильм. К тому времени я уже пару раз видел его «Мольбу», и она произвела на меня огромное впечатление.

Конечно, я пошёл… Нет, побежал… И не ошибся… После фильма в фойе было обсуждение, на которое я почему-то не мог остаться. Но перед тем, как уйти, я подошёл к Тенгизу и сказал, что я уже видел «Мольбу» и хотел бы с ним поговорить. К моему удивлению, он тут же согласился и пригласил меня на следующее утро к себе в номер гостиницы «Москва», где он остановился.

На следующий день мы снова встретились и провели вместе несколько часов, обсуждая «Древо желания», политику – положение в стране и страны в мире. Тогда от него я впервые услышал фамилию Гамсахурдиа – будущего неудачного президента новой Грузии: я спросил у него, почему в фильме он в таком издевательском виде изображает грузинских служителей церкви? Он прикрыл телефонный аппарат, находившийся в номере, подушкой и, понизив голос, спросил, слышал ли я, кто такой Гамсахурдиа?

- Ну, - сказал я – грузинский писатель…

- Да нет, это его сын Звиад, наш известный диссидент. Так вот, он прятался в монастыре в горах, а они его выдали ЧК…»

Знал бы тогда Тенгиз Евгеньевич, кем станет Звиад Гамсахурдиа через полтора десятилетия и как он кончит…

А в конце той беседы я достал листки со стихами Иосифа Бродского из марамзинского собрания сочинений, в печатании которого я принимал участие, и прочёл ему «Остановку в пустыне». Он был ошарашен – до тех пор, оказывается, он не знал стихов Бродского и ничего вообще о нём не слышал. Я читал ему ещё минут сорок … Однако, напоследок он попросил опять прочесть первое стихотворение. Я прочёл снова и обратил его внимание на то, что риторическую фигуру «А если так, то в чём наш общий долг…» Иосиф «слямзил» у Заболоцкого из «Некрасивой девочки»: «А если это так, то что есть красота?». Тенгиз отмахнулся - не существенно. Потом я убедился, что это - такое невнимание к мелочам – не было характерно для него… Где-то через год Тенгиз Евгеньевич был в Нью-Йорке и привёз оттуда почти всё Бродского, что издавалось в «Ардисе»…

С этого началась наша пятнадцатилетняя дружба с великим кинорежиссёром. Особенно активно мы общались после окончания съёмок «Покаяния». Осенью 86-го Тенгиз позвонил мне и пригласил в Тбилиси на премьеру. Естественно, я прилетел и провёл с ним целую неделю. Утром за ним заезжала госкиновская «Волга» чёрного цвета, мы в неё садились и так целый день разъезжали - на репетиции, съёмки, в горком партии, членом которого Тенгиз был, на какие-то встречи… Пару раз ездили в знаменитые места – Светицховели в Мцхете, в какой-то духан на дороге в Тбилиси, где любил бывать Пушкин…

Наговорились тогда… обо всём…

Самое интересное, что премьеры «Покаяния» тогда так и не случилось. Когда все приглашённые уже собрались в тбилисском Доме кино и началась какое-то предпраздничное оживление, суета, какие-то хождения туда-сюда-обратно, из-за кулис появился бледный Тенгиз и, запинаясь, сказал, что «показа не будет, потому что единственную копию фильма Эдуард Амвросиевич (Шеварнадзе) увёз сегодня в Москву показать Михаилу Сергеевичу (Горбачёву)»… И увидел я «Покаяние» только через полгода в каком-то ленинградском кинотеатре. Тут же позвонил в Тбилиси и сказал Тенгизу, чтобы он «проковырливал» себе на пиджаке дырочку для значка Ленинской премии. Однако Тенгиз совсем не разделял моей уверенности – дело в том, что незадолго до того фильм Элема Климова «Иди и смотри» получил I приз на Московском международном фестивале, а Климов был тогда главой (всего лишь!) Союза кинематографистов СССР . Но утром 22 апреля 1988 года Всесоюзное радио сообщило, что фильм режиссёра Тенгиза Абуладзе «Покаяние» получил Ленинскую премию. Я тут же позвонил Тенгизу. Ответила его дочь, которая сказала мне, что «папа находится в Турции и пока ничего не знает. Сейчас буду дозваниваться…».

А в марте 1994-го, лёжа в больнице после первого своего инфаркта, я услышал, что «сегодня на 71-м году жизни скончался известный грузинский режиссёр Тенгиз Абуладзе». Потом мне его жена Мзия Михайловна рассказала, что последние несколько лет Тенгиз почти всё время плакал… настолько тяжёлыми и почти непереносимыми для него оказались события начала 90-х годов – всё же это был человек русской культуры… её редкостный знаток и почитатель.

P.S. У меня есть ещё несколько знаковых эпизодов, связанных с Тенгизом...например, наш разговор о "Земляничной поляне" Ингмара Бергмана и об абуладзевской "Мольбе"... или о комиссии по расследованию событий в Тбилиси 9 апреля 1990 года, во главе которой был Собчак... если это интересно, то как нибудь опубликую...

https://www.facebook.com/groups/152590274823249/permalink/2932291860186396/

=========================

Приглашаю всех в группы
«Эпоха освободительной Перестройки М.С. Горбачева»

«Фейсбук»:
https://www.facebook.com/groups/152590274823249/

«В контакте»:
http://vk.com/club3433647

==========================









Tags: ! - Кино Перестройки, «Покаяние», Абуладзе
Subscribe

Posts from This Journal “! - Кино Перестройки” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments