ed_glezin (ed_glezin) wrote,
ed_glezin
ed_glezin

Category:

Как советские генералы в стане "условно врага" побывали.

С 5 по 11 июля 1988 года произошло событие, которое невозможно было себе представить ещё незадолго до этого. США посетила высокопоставленная делегация руководства вооруженными силами Советского Союза. В советские времена личность начальника Генштаба ВС СССР была очень закрытой, почти секретной. Особенно для иностранцев. Но освободительная Перестройка Горбачева меняла все, включая возможность советских военных стать более публичными лицами.

Возглавлял делегацию начальник советского генштаба маршал СССР С.Ф. Ахромеев. Вместе с ним по Америке путешествовали: главком сухопутных войск — генерал-полковник Д. А. Гринкевич, военно-воздушных сил генерал-полковник В. Е. Панькин, военно-морского флота адмирал К. В. Макаров и начальник управления Генштаба генерал-полковник Н. Ф. Червов.

Советские генералы посетили военные объекты всех видов вооруженных сил, встречались с военнослужащими и представителями общественности.

Сначала гостей принял адмирал Уильям Дж. Кроу-младший, председатель Объединенного комитета начальников штабов США.
Самолет с советскими военными прилетел на базу Эндрюс, делегацию разместили как положено и устроили церемонию у здания Пентагона. Сам маршал Сергей Ахромеев вспоминает:
«Затем состоялась длительная беседа членов Комитета начальников штабов с членами советской военной делегации по вопросам сокращения стратегических ядерных и обычных вооружений. Насколько помню, в ней со стороны хозяев участвовали кроме их руководителя адмирала У. Крау его первый заместитель генерал Харрис, начальники штабов: сухопутных войск — генерал Вуоно, ВВС — генерал Уэлч, ВМС — адмирал Трост, комендант морской пехоты генерал Дин. Все американские партнеры показали себя «на уровне».

Шла беседа профессионалов по широкому кругу вопросов: по специальным проблемам видов вооруженных сил, по военной стратегии или оперативному искусству, по сокращению стратегических ядерных и обычных вооружений.

С утра 7 июля началась поездка по стране. Нужно отдать должное гостеприимству и дружелюбию хозяина. Во-первых, на протяжении всех семи дней визита он сам непрерывно сопровождал делегацию в поездке по стране. Протокол не обязывал его делать это лично. Сказалось, видимо, желание поближе узнать советских военных, лично познакомиться с ними и даже «прощупать», чего же они стоят как профессионалы и просто как люди. В то же время он желал оказать внимание начальнику Генерального штаба Советской Армии, учитывая, что этот визит первый и за ним, очевидно, последуют другие с обеих сторон.

Программа была насыщенной и интересной. Подразделялась она как бы на две части: знакомство советских военных руководителей с вооруженными силами и встречи с представителями американской общественности. И то и другое, повторяю, было хорошо организовано.

Военная часть визита включала присутствие на тактико-строевых занятиях подразделений морской пехоты на базе Кэмп-Леджен в штате Северная Каролина, посадку на авианосец «Теодор Рузвельт» на самолете ВМС США и смотр учебных полетов палубной авиации и стрельб с использованием бортового оружия самолетов; присутствие в форте Худ (штат Техас) на занятиях и учениях сухопутных войск 2-го армейского корпуса, осмотр авиабазы Элсворт в штате Южная Дакота и тяжелых бомбардировщиков В-1 и В-52, пусковой установки МБР «Минитмен-1» и боевых самолетов тактической авиации на земле и в воздухе. Часть ядерных вооружений была осмотрена нашей делегацией на авиабазе Элсворт 10 июля 1988 г. На всех этих объектах происходили встречи с офицерами, генералами и адмиралами, с солдатами, матросами и младшими командирами.

Мы заранее договорились с адмиралом У. Крау: чтобы не было осложнений с проблемой секретности и военной тайны при осмотрах объектов и наших беседах с любым военнослужащим США, нам сразу бы говорили, на какой вопрос ответа не будет. Но, разумеется, и мы вопросы задавали, руководствуясь здравым смыслом и пониманием того, о чем спрашивать можно, а о чем не следует.

Все встречи проходили свободно, без осложнений и трудностей. Как начальник Генштаба я представлял наши вооруженные силы в целом. Но, будучи все-таки по профессии ранее командиром сухопутных войск, просил своих коллег адмирала К. В. Макарова и генерала В. Е. Панькина всесторонне оценить ВВС и ВМС США в рамках того, что мы увидим.

Наша делегация, естественно, интересовалась тем, что представляют собой военнослужащие США. Они произвели на нас благоприятное впечатление. Солдаты и специалисты по сложным системам оружия — профессионалы. Дело свое знают. (Мы видели на учениях пехотную роту, ведущую бой в городе, танкистов в наступлении с боевой стрельбой, действия военнослужащих морской пехоты при своем штатном оружии, взаимодействие пехоты с тактической авиацией в наступлении.) В ходе полевых учений подразделения сухопутных войск действуют со знанием дела. В беседах солдаты ведут себя свободно, дружелюбно. Одного из них, когда я был у морских пехотинцев, спросил: «Как вы думаете, зачем мы, советские генералы, приехали в США?» Он ответил: «Сэр, я не знаю, зачем вы приехали, но, думаю, ваш приезд — хорошее дело».

Офицеры оставили впечатление хорошо подготовленных профессионалов с достаточно широкой общей подготовкой.

Они продемонстрировали свою боевую подготовку. Одни уверенно управляли подразделениями на учениях, другие компетентно эти учения проводили. Генералы и адмиралы оказались ответственными, любящими свою профессию людьми. Когда в форте Худ я вел разговор с двумя загорелыми в поле до черноты (этот загар отличается от того, который получают, отдыхая на берегу моря) генералами — командиром корпуса и командиром дивизии — по профессиональным вопросам (о методике проведения войсковых учений), то ловил себя на мысли, что в их профессиональной подготовку, в подходе к делу и ответственности за готовность войск больших отличий от советских генералов не видно.

У нас сложилось впечатление о членах Комитета начальников штабов как о людях трезвомыслящих, рассудительных, сознающих, какая ответственность на них возложена. Они полностью понимают недопустимость развязывания и возможные последствия для человечества ядерной войны. Независимо друг от друга, но параллельно и примерно в одни и те же годы Комитет начальников штабов США и советский Генштаб централизовали и автоматизировали системы управления ядерными силами и создали надежные системы предотвращения несанкционированных действий с ядерным оружием. Во всем этом огромная роль принадлежала и американцам. Но в то же время все они — люди своего общества и безоговорочно защищают интересы США. Правда, некоторым из них не откажешь в стремлении вникнуть и понять причины, по которым Советский Союз занимал ту или иную позицию на переговорах по сокращению вооружений. В остальном же это — защитники интересов США, как их понимает правящий этой страной слой. Они знают, на какую мощь они опираются, и поэтому чувствуют себя уверенно.

Беседы наши проходили очень откровенно, порой остро и бескомпромиссно, но при этом неизменно корректно. Думаю, мы за эти годы хорошо познакомились со взглядами друг друга на мир и международную обстановку, а следовательно, в значительной мере и на сущность военной политики США и Советского Союза. Не боюсь преувеличения, это способствовало в определенной мере улучшению советско-американских отношений в целом. "

Кроу устроил маршалу Ахромееву экскурсию на американский авианосец. Они даже встречались в специальной комнате в Пентагоне, которую называли "танк". В этой защищенной комнате высшее военное руководство США планировало свои действия против Советского Союза.

Ахромеев вспоминал: «Советская делегация имела широкие возможности общаться с американскими гражданами. Каждый вечер в городе, где мы останавливались, нас ожидала встреча с мэром города, другими должностными лицами, со многими почетными его жителями: с деловыми людьми, представителями прессы, науки, культуры и др. Мы посетили университет на родине адмирала У. Крау в штате Оклахома. Там же побывали на великолепном празднике родео.

Мне предоставили возможность сделать доклад и ответить на вопросы в Совете международных отношений в Нью-Йорке, авторитетной организации, в которой состоят многие видные американцы, занимающиеся международными проблемами. Делегация имела беседу с сенаторами и конгрессменами.

В итоге и у меня, и у других членов нашей делегации остались неизгладимые впечатления от армии, флота США, от встреч с американцами, их взглядов и настроений.

В заключение визита я был принят президентом Р. Рейганом. До этого мне довелось с ним встречаться и кратко беседовать в Рейкьявике, Вашингтоне и Москве. Не мне судить о компетентности Рейгана в проблемах внутренней политики США, о его способностях их решать, но есть основания полагать, что он был в этом отношении подготовленным и опытным государственным руководителем.

Вести переговоры и беседы даже на встречах с М. С. Горбачевым он, как правило, поручал госсекретарю Дж. Шульцу. Но меня поражала естественность и непринужденность поведения этого человека в процессе переговоров даже тогда, когда он не знал в деталях рассматриваемый вопрос. Он, видимо, считал как бы совершенно нормальным, что президенту США нужно знать только существо проблемы. Остальное сделают его помощники. Рейган был неизменно корректен, доброжелателен и подтянут.

Официальные беседы, подобные той, которую он провел со мной, продолжались (меня предупредили об этом) обычно 30 минут и очень часто завершались рассказом Р. Рейгана о каком-то подходящем к встрече случае. Так оно и было на этот раз. После моего 10-минутного рассказа о поездке по стране и пребывании в войсках он в течение 10–12 минут задавал мне вопросы, делился со мною воспоминаниями о недавно состоявшемся майском его визите в Москву, а в заключение рассказал... анекдот.

Р. Рейган спросил, знаю ли я, что с фортом Худом, в котором я был на войсковом учении, тесно связана была деятельность генерала Паттона при подготовке войск в состав экспедиционных сил в Европу. (Паттон — известный американский генерал второй мировой войны, большой мастер маневренных операций танковых войск.) Я ответил, что о воинском мастерстве генерала Паттона в ходе войны в Европе знаю хорошо, но как он готовил войска на территории США, не знаю.

Тогда послушайте, сказал Рейган.

В 1943 году генерал Паттон закончил формирование и подготовку армейского корпуса, которым он командовал, к переброске в Европу. Осталось провести только итоговое корпусное учение. Он начал его проводить. Но на учении, как это у вас, военных, нередко бывает, события развивались совсем не по плану. Вскрылось много недостатков. Войска проявляли медлительность в выполнении задач, действовали недостаточно организованно, плохо взаимодействовали с авиацией, командиры опаздывали с донесениями и даже неправдиво докладывали о складывающейся обстановке.

Генерал Паттон нервничал, делал внушения подчиненным, но недостатки исправить не удавалось. В конце суток, ночью, он собрал командный состав в штабной палатке, провел разбор, некоторых командиров наказал и разгневанный вышел из палатки. За ним вышли подчиненные командиры. При выходе он увидел, что часовой, который охранял палатку, где подводились итоги учения за сутки, спит.

Часовой заснул на посту — этого только не хватало! Генерал Паттон тронул часового стэком, разбудил его и, сдерживая гнев, спросил: «Что ты здесь делаешь, сынок?» Часовой настолько растерялся, что даже не встал и, лежа на земле, ответил: «Я сплю, сэр». Тогда генерал Паттон, повернувшись к командирам, сказал: «Спасибо хоть этому солдату. Во всем бедламе, который происходил на этом поле сегодня, только он один сказал мне правду».

На этом мы распрощались с президентом Р. Рейганом. И хотя беседа с президентом закончилась этим шутливым офицерским анекдотом, а после этой беседы визит завершался, в целом он имел большое значение как для нас, так и для американского военного руководства. Мы поняли, что непроходимой пропасти между нами нет. Сложилось убеждение, что при желании могут добиться договоренностей не только политические руководители, но и военные.

Между военными СССР и Соединенных Штатов возникло и стало укрепляться взаимопонимание и определенное доверие."


Источник: https://maxpark.com/community/4057/content/4908606

=========================

Приглашаю всех в группы «ПЕРЕСТРОЙКА - эпоха перемен»

«Фейсбук»:
https://www.facebook.com/groups/152590274823249/

«В контакте»:
http://vk.com/club3433647

=============================









Маршалу Ахромееву, во время посещения имения на ферме Дир-Крик вручают настоящий индийский головной убор.








Маршалу Ахромееву вручают сувенирную ковбойскую шляпу во время посещения выставки брендинга скота.








































Сергей Ахромеев и Председатель ОК начальников штабов США адмирал Уильям Д. Кроу, 8 июля 1988 года.





Tags: ! - Внешняя политика Перестройки, ! - Народная дипломатия, 1988, Ахромеев
Subscribe

Posts from This Journal “! - Народная дипломатия” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments