ed_glezin (ed_glezin) wrote,
ed_glezin
ed_glezin

Categories:

Выступление Юрия Афанасьева на учредительной конференции МАДО.

Вступительное слово
народного депутата СССР
Юрия Афанасьева

Уважаемые товарищи!

Мне кажется, мы присутствуем на очень важном для политической жизни нашей страны событии. Впервые предпринята попытка собрать в масштабе страны представителей демократических движений, народных фронтов, чтобы обсудить происходящее и попытаться наметить какие-то перспективы. Может быть, это станет заметной вехой в ходе продвижения нашего общества на его пути к демократии.

В своем вступительном слове я менее всего претендую на исчерпывающий анализ нынешней политической ситуации: это можно сделать только сообща. Я лишь попытаюсь в самом общем виде обрисовать некоторые из политических событий в нашей стране в последнее время.

Перестройка в нашей стране настолько затянулась, что уже имеет свою историю, свои этапы, взлеты и падения. Впрочем, на эту тему было уже достаточно хороших публикаций.

Все мы хорошо помним первый период, первый год-два, когда мы находились в эйфории, когда все, или по крайней мере очень многое, представлялось нам в радужных тонах. Действительно, первые начинания вселяли надежду. Все это началось (об этом писали тоже) как "революция сверху"; потом это начинание стало давать заметные сбои.
По мере того, как поднимались мощные и зачастую неожиданные силы, течения, движения "снизу", - аритмия реформы, этой "революции сверху" становилась все более очевидной.
К лету 1987 года эта аритмия вылилась в антиконституционные декреты, направленные, по существу, против тех самых начинаний и движений, которые поднимались снизу. Эти самодеятельные демократические движения оформились не только в народные фронты, но прежде всего, в продолжающие развиваться и сейчас по всей стране движения самосуверенизации наших республик, автономных областей. Аритмия же выражалась то в непонятных для многих заявлениях руководителей политбюро и правительства, то в антинародном законодательстве, и, наконец в прямом наступлении с помощью силы, в том числе и вооруженной силы - против народных движений, против самодеятельных движений.

Мне кажется, что не было бы трагедии в Тбилиси, если бы трагедия эта не была отрепетирована в Алма-Ате, Куропатах, в Ереванском аэропорту и во многих других местах. Все это выступление в Тбилиси с оружием в руках (в том числе и с химическим) превращалось в норму жизни в Советском Союзе.

Теперь, как мне кажется, ситуация тоже меняется. Силы, направленные против радикальной и глубокой перестройки, которая затронула бы самые основания нашей жизни, от непоследовательных действий, непродуманных заявлений и публикаций, от аритмии в отношении самодеятельных массовых демократических движений перешли в массированное, всеобщее наступление.
Еще месяц назад наблюдалась какая-то растерянность - я даже тогда говорил, что у нас не политический кризис, а политический вакуум. Местная власть была парализована страхом перед предстоящими выборами и поэтому не предпринимала активных действий, не решала наиболее безотлагательные вопросы. Верховная же власть (в том числе и политбюро) была парализована отсутствием четкой перспективы дальнейшего продвижения. Правительство и политбюро казались немощными, растерянными и неспособными осуществлять политику, опережающую события.

В последние дни политический рисунок меняется. Налицо объединение усилий, скоординированные удары по сторонникам радикальных преобразований и глубоких реформ в экономической и социальной жизни страны. Что об этом свидетельствует?

На первое место я поставил бы заявление ЦК КПСС о прибалтийских республиках. Строго говоря, этот документ нельзя назвать заявлением ЦК, как таковой он незаконен. Пленум ЦК КПСС по этому вопросу не собирался, вопрос о заявлении на пленуме не обсуждался и, следовательно, о документе можно говорить как о тексте, опубликованном в центральной печати за подписью ЦК КПСС. Этот текст доказывает, что политбюро и М.С. Горбачев до сих пор так и не научились спокойно слушать и слышать национальные голоса в Советском Союзе: прежде они воспринимали такие голоса как явление негативное, теперь же воспринимают их едва ли не как голоса враждебные. Какие-то крайние проявления того, что происходит в республиках, принимают за общую картину, и эта неадекватная картина подвергается критике.
Я полностью согласен с выступлением в "Известиях" А. Бразаускаса: он обращает внимание именно на этот аспект. И в платформе ЦК, и в упомянутом заявлении отчетливо просматриваются имперские ноты и нежелание перестроить СССР на принципиально новой основе - на той основе, которая позволила бы суверенным независимым демократическим государствам объединиться в Союз. Новая позиция ЦК КПСС и является свидетельством того, что от растерянности и аритмии высшие эшелоны власти переходят в активное наступление.
О том же свидетельствуют и проекты законов о выборах по РСФСР, БССР, Украине, по-прежнему предлагающие взамен демократических выборов в местные органы власти такие, которые происходили бы по заранее намеченному сценарию. Еще одно свидетельство из этой серии - распространившиеся выступления в печати (в том числе и районной) против предлагаемых наиболее прогрессивными учеными принципиальных изменений в общественных отношениях (решение вопросов о собственности и о земле, принятие Закона о предприятии).

Я думаю, вы встречались со всякого рода публикациями, рекомендующими различные способы удержать перестройку в состоянии статус-кво, то есть, перестраиваясь, не перестраивать никаких оснований жизнеустройства советского общества.
Об этом же говорят и два выступления "Правды": одно - против "Саюдиса", другое - против украинского народного "Руха". Одинаково враждебные, выступления эти свидетельствуют о том, что ЦК и центральные органы власти фактически противопоставляют себя набирающим силу народным движениям и не хотят или не могут постичь существо происходящего в этих движениях.

Я думаю, что каждый присутствующий и сам мог бы найти массу свидетельств, подтверждающих, что ситуация меняется, - то есть меняется реакция центральных властей и партаппарата на активизацию сил, выступающих за радикальные демократические преобразования нашего общества.

Я мог бы сказать: и положение Межрегиональной депутатской группы свидетельствует о том же, то есть о поправении и активизации высших эшелонов власти. Отношение к ней президиума Верховного Совета и ЦК КПСС можно называть только негативным.
В группе 393 народных депутата, однако в помещении нам отказывают, вопрос с изданием (а мы на первом же собрании решили издавать свою газету) тоже не решен. Первый номер газеты вышел под названием "Советской физик", второй номер нам намереваются отпечатать в издательстве "Воздушный транспорт". Может быть, в результате нашей договоренности с прибалтийскими товарищами там выйдет тираж этой газеты в 90 тыс. экземпляров под истинным ее названием "Народный депутат". Мы создали Фонд депутатских инициатив Межрегиональной группы, и он недавно был закрыт, то есть попросту арестован. Протесты по этому поводу не дали результата.

Я говорил на Координационном совете о причинах такого положения. Мне кажется, все эти меры логично вписываются в общее наступление на сторонников радикализации и углубления перестройки в нашей стране. Межрегиональная группа, не успев еще, по понятным причинам, как следует организоваться, не успев стать более сплоченным организмом нашей политической жизни, не смогла как следует заявить о себе, а карательные меры не заставили себя ждать. Мы позволили обращаться с нами так, как с нами обращаются. Надо самокритично посмотреть на то, чем мы являемся в нашей политической структуре, каким образом мы можем активизировать свои силы и сделать действия народных депутатов более результативными. Я считаю одним из важных условий для достижения этого более тесную связь группы с народными демократическими движениями, с народными фронтами. Только подпитываясь тем, что происходит в этих движениях, мы сможем стать настоящей силой. Я понимаю необходимость связи и с государственными институтами и, разумеется, с избирательными округами прежде всего, но, очевидно, лишь все эти, вместе взятые, связи позволят нам выйти на иные рубежи.

Сейчас особенно остро стоят следующие вопросы: во-первых, продовольственный, обусловленный нежеланием приступить к решению глубинных социально-экономических проблем и отсутствием четкого видения того, как именно приступить к их решению; во-вторых, о союзном устройстве СССР (лично я считаю эту проблему первой по значению); в-третьих, вопрос о роли и месте партии в советском обществе.
Вы помните выступление М.С. Горбачева по Центральному телевидению, которое тоже свидетельствовало об атаке на демократические силы. Горбачев предстал перед всем Союзом ССР, к сожалению, не как уверенный в своей линии глава государства, не как Генеральный секретарь ЦК КПСС, а скорее в роли человека, смотрящего на все как бы несколько со стороны. В его выступлении просматривались некая беспомощность и отсутствие какой бы то ни было конкретной конструктивной программы, говорилось, что надо проводить "чрезвычайные" экономические меры. А кстати, слово "чрезвычайные" - нехорошее слово, это надо иметь в виду, ибо эти "чрезвычайные" меры с неизбежностью потребуют и "чрезвычайных" способов их осуществления - вплоть до применения войск, силы, свертывания демократии - это, конечно, понятно.

Сейчас уже нельзя отделываться общими заявлениями о том, что надо проводить какие-то законы. Сейчас нужно конкретно сказать, как именно будут решены вопросы о земле, о собственности, наконец, вопрос о власти.
Из рассуждений Горбачева вытекает, как я понял, что падение авторитета партии происходит от того, что кто-то посягает на этот авторитет. Мне кажется, что до тех пор, пока на всех уровнях - вплоть до политбюро - не будет четкого представления о том, что именно происходит с авторитетом (или с так называемым авторитетом) партии, - до тех пор мы лишь будем усугублять ситуацию.

Мы прямо должны сказать, что никакого авторитета у КПСС в настоящее время нет, причем его нет не потому, что кто-либо на него посягает, а потому что 70 лет продвижения нашей страны в никуда под руководством КПСС вполне естественно и закономерно привели к такому результату.
Сейчас надо говорить не о восстановлении авторитета КПСС, так как неизвестно, когда он был, этот авторитет. В сталинские времена был авторитет силы - но силы авторитета и тогда, в сущности, не было. Корректнее было бы говорить об обретении КПСС авторитета наряду с другими демократическими движениями, которые набирают силу в нашей стране. Это, в свою очередь, возможно только в том случае, если будет дана всесторонняя критическая оценка того, что было с КПСС до тех пор. Без этого, мне кажется, обеспечить желаемый авторитет невозможно.

Это очень важная задача, и она особенно важна для решения проблемы власти. Вопрос о власти не будет решен до тех пор, пока партия не будет лишена властных функций. Вопрос о власти в Советском Союзе может быть решен только путем отделения партии от государства (а государства - от экономики). Осуществление этих мер и должно быть той перспективой, к которой нам следует стремиться. Конечно, это нельзя сделать мгновенно. Но до тех пор, пока государство не будет отделено от экономики, а партия от государства, мы не сможем построить нормальное демократическое общество, способное к саморазвитию. Все это не нужно воспринимать как очернение КПСС, попытку поколебать ее авторитет. Обвинение в очернении КПСС - дешевый прием, недостойный политического деятеля. Политический деятель обязан реалистически смотреть на ситуацию и делать из этого соответствующие выводы. КПСС может обретать авторитет в новых условиях путем выдвижения такой программы, которую поддержит большинство людей; она может обретать авторитет, выдвигая такие списки своих кандидатов, за которые на выборах люди будут голосовать; она может обретать авторитет, прекратив выпуск таких изданий, как "Правда", которая лжет на весь Союз, дезинформирует советское общество. Публикации "Правды", направленные против "Саюдиса" и "Руха", никак не прибавляют авторитета КПСС.

Я не буду подробно касаться национального вопроса, ибо он чрезвычайно сложен, взрывоопасен, особенно в Закавказье, во взаимоотношениях Армении и Азербайджана. Этот вопрос надо обсудить спокойно. Мне кажется, одним из условий нормального его решения должна быть и попытка понять азербайджанский народ, который также угнетался, растаптывался и выравнивался под все остальные. Униженное, оскорбленное чувство национального достоинства, о котором говорилось в публикации А. Бразаускаса, присуще и азербайджанскому народу. Я понимаю, что проблема не только в этом, но и это нужно учитывать.
Надо подумать, как помочь эффективному движению суверенизации, экономической самостоятельности прибалтийских республик; здесь мы - его сторонники, но и на этот процесс нужно смотреть, не упуская этическую сторону происходящего и не впадая в какие-то однозначно хвалебные оценки его. И у прибалтийских товарищей было стремление не торопиться ввязываться в какие-то общесоюзные проблемы, а прежде всего сосредоточиться на том сложном и трудном, что происходит собственно в Прибалтике. Все это объяснимо: страшно представить себе перспективу еще большего погружения в ту бездонную яму, какой является Советский Союз, с тем, чтобы затем как-то вместе из нее выбраться. Но я убежден, что врозь мы способны только погибать - выжить мы способны только вместе. И решить прибалтийские проблемы, не решив проблем российских, мне кажется, невозможно.

Я не коснулся, например, того, что свои проблемы нам тоже не решить, не решив сообща того, что происходит сейчас в Восточной Европе. Ситуация и там очень сложная. Польша и Венгрия как флагманы, инициаторы более радикальных перемен тоже нуждаются в нашей поддержке, и мы нуждаемся в их поддержке.

Я бы закончил свое выступление напоминанием о том, что, лишь объединив усилия, мы сможем изменить тот политический рисунок нашей страны, о котором я говорил в начале. При этом мы должны, конечно, действовать решительно, но в то же время и очень ответственно, потому что ситуация показывает, что народ очень накален и терпение его на исходе. (Это показали не только события в Закавказье, но и забастовки, прошедшие по всей стране).

Психологический климат таков, что одно неосторожное действие, одно необдуманное слово могут послужить сигналом к событиям, способным принять необратимый, катастрофически стихийный характер. Поэтому при всем желании действовать решительно, при всем желании радикализировать происходящие в стране процессы всегда надо думать о той колоссальной ответственности, которая лежит на всех нас.

Я недавно вернулся из Рима, где проходил Федеральный совет радикальной партии, и мне пришлось поспорить там с С. Григорьянцем, обронившим - может быть, неумышленно - фразу, что события в нашей стране могут и, к сожалению, как он выразился, должны развиваться к худшему.
Я согласен с тем, что они могут развиваться к худшему. К сожалению, об этом свидетельствует действительно очень многое.
Но что должны - я ни умом, ни сердцем не могу этого принять.
В конце концов мы людьми-то останемся до тех пор, пока будем прилагать все силы к тому, чтобы события не развивались к худшему!

Гарантия этому - включение в процесс демократизации всех живых сил советского общества. В целом нужно усвоить, что дальше перестройка так развиваться не может, несмотря на то, что Михаилу Сергеевичу хочется быть и автором сценария, и главным режиссером-постановщиком, и главным действующим лицом этой перестройки. Может быть, с этим и согласились бы, если бы перестройка все же началась. Но она - в смысле перезаложения оснований нашего жизнеустройства - не начинается, а люди не хотят и не могут так жить дальше, поэтому они все активнее включаются в демократические процессы.
Пора, видимо, Горбачеву осознать, что он уже не единоличный лидер перестройки, не ее единственный автор, что автором демократических преобразований в нашей стране становится все общество.
Это естественный процесс, и только он может обеспечить необратимость перестройки.

Ю.Афанасьев

Источник: http://www.agitclub.ru/front/frontdoc/sevzap34.htm

==========================

Приглашаю всех в группы «ПЕРЕСТРОЙКА - эпоха перемен»

«Фейсбук»:
https://www.facebook.com/groups/152590274823249/

«В контакте»:
http://vk.com/club3433647

=============================



«Правда», 17 сентября 1989 года, с. 2



Tags: 1989, Афанасьев, МАДО, неформалы
Subscribe

Posts from This Journal “неформалы” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments