ed_glezin (ed_glezin) wrote,
ed_glezin
ed_glezin

Categories:

Как благодаря Горбачеву в "Московских новостях" был опубликован некролог Виктору Некрасову.

Знаковый для политики Гласности некролог «Умер Виктор Некрасов» был опубликован в газете «Московские новости» № 37 (375), 13 сентября 1987 года.

Надежда Фадеева (внучка Николая Бухарина):

Некролог Виктору Некрасову был опубликован только тогда, когда дал свое согласие Горбачев.

Владимир Шевелев (который с 1989 года входил в редколлегию газеты "Московские новости"), с которым я дружила позвонил мне и сообщил о смерти писателя - эмигранта Виктора Некрасова. Он сказал, что Егор Яковлев (главный редактор газеты "Московские новости") позвонил Александру Николаевичу Яковлеву и просил разрешения опубликовать некролог. И тот ответил, что должен связаться с Михаилом Сергеевичем и перезвонит.

После одобрения Горбачева некролог был напечатан в еженедельнике "Московские новости".



==========================

Из интервью Виктора Лошака:

Когда МН напечатали некролог писателю-эмигранту Виктору Некрасову в 1987 году, секретариат ЦК КПСС голосовал по вопросу о снятии Егора Яковлева с поста главного редактора. Тогда это была обычная практика - секретарям ЦК рассылался проект постановления, который они подписывали или не подписывали. "За" были Лигачев, Зайков, Воротников - в общем, большинство. Уже готовое постановление, видимо, отказались завизировать члены Политбюро Александр Яковлев и Эдуард Шеварднадзе. Не появилось на нем и никаких резолюций генсека. В итоге постановление так и не было принято.

Источник: https://ria.ru/20101001/281234682.html

=============================

Писатель-эмигрант Виктор Некрасов скончался в Париже 3 сентября. Газета Егора Яковлева публикует некролог, подписанный Григорием Баклановым, Булатом Окуджавой, Вячеславом Кондратьевым и Владимиром Лакшиным. Интеллигенция воспринимает статью как глоток свежего воздуха. Это была его идея, рассказал в интервью для этого проекта Валентин Фалин, тогда — глава АПН (издатель «МН»). После публикации, говорит он, «были немалые сложности».

Этот текст – снятие табу с запрещенного прежде в печати имени. На следующий день после выхода газеты главные редакторы главных изданий Москвы были вызваны в ЦК КПСС партийным идеологом Егором Лигачевым. Встреча была неожиданной, утверждает в своей книге Леонид Кравченко, тогда — зампредседателя Гостелерадио: «Собрались словно по тревоге. Все возбуждены, озадачены, у каждого в глазах немой вопрос: «Что случилось?». По всему чувствовалось, что и Лигачев нервничал».

Как вспоминает Кравченко, «Егор Кузьмич особо подчеркнул, что встречу он проводит от имени Политбюро ЦК партии».

Один из подписавших некролог — главный редактор журнала «Знамя», писатель Григорий Бакланов, присутствовавший там, вспоминал позже: «<…> Лигачев только что не орал на редактора, Егора Яковлева: как, мол, посмел вообще печатать некролог! В седую его голову и мысль такая не вступала, что лишись он завтра своей должности, и кто он? Старец никому не нужный, мало ли уже сменилось таких временщиков, некогда всесильных: Лигачев? Кто такой Лигачев? А книга Виктора Некрасова «В окопах Сталинграда» уже осталась в литературе, в истории нашей культуры».

«Начал издалека, – вспоминает в свою очередь Леонид Кравченко. – Рассказал о сложной идеологической обстановке в стране, о том, как много появляется в нашей печати непроверенных фактов, сведений и откровенной дезинформации. Подчеркнул, насколько ответственны должны быть перед народом все мы, журналисты, когда сообщаем о том или ином событии или когда даем свои оценки, трактовки тех или иных явлений. Ну а когда речь идет о людях, тогда тем более мы должны быть точны, щепетильны. Необходимо все время помнить, подчеркивал тогда Лигачев, о чувстве патриотизма, чувстве высокой ответственности перед народом. И здесь он неожиданно сослался на свежий номер «Московских новостей», который, как выяснилось, и стал непосредственным поводом для проведения совещания».

Лигачев тоже пишет об этом эпизоде в своей книге, говоря, что “публикация вызвала в ЦК большое неудовольствие”, так как “новые подходы к оценке наших соотечественников, по разным причинам выехавших за рубеж, еще не утвердились”. (Об открытом письме десяти других известных эмигрантов «Пусть Горбачев предоставит нам доказательства» см. 29 марта 1987.) “Михаил Сергеевич, – вспоминает Лигачев, – будучи в отпуске в Крыму, позвонил, поручил мне на очередном совещании главных редакторов газет и журналов сообщить о занятой нами позиции. Кроме того, на совещании была оглашена справка заместителя заведующего сектором газет С.С. Слободенюка, из которой явствовало следующее. Оказывается, Слободенюку позвонил тогдашний заведующий отделом культуры ЦК Ю. П. Воронов и сказал, что «Литгазета» и «Московские новости» намереваются печатать некролог в связи со смертью Некрасова. Слободенюк проинформировал об этом секретаря ЦК [Александра] Яковлева, а затем передал [Юрию] Воронову, что указание секретаря ЦК таково: некролог не печатать. Об этом же Слободенюк сообщил в газету «Московские новости». Однако главный редактор «МН» Е. Яковлев указание секретаря ЦК А. Яковлева не выполнил».

На встрече редакторов в ЦК, пишет Лигачев, Егор Яковлев «утверждал, что никаких указаний из ЦК он не получал, а это прямо противоречило справке Слободенюка», поэтому, мол, и «разгорелся сыр-бор». Свидетель перепалки, Леонид Кравченко, подтверждает: Лигачев был возмущен именно тем, что «заметка появилась, несмотря на то, что редактор газеты Егор Яковлев был предупрежден о нецелесообразности такой публикации». Но главный редактор “Московских новостей”, по словам Кравченко, начал спорить с этой претензией: «Он заявил, что действительно был звонок от работников идеологического отдела ЦК с предупреждением о нецелесообразности публикации, но после этого он, главный редактор, связался с Александром Николаевичем Яковлевым, тоже членом Политбюро, и публикация заметки была разрешена». Лигачев возмущен тем, что Яковлевы сговорились за его спиной: накануне, на заседании Политбюро, вспоминает Кравченко слова Лигачева, «было принято единодушное решение «отмолчаться» по этому поводу, и [Александр] Яковлев не высказал там иной точки зрения».

Перепалка в ЦК закончилась тем, что Егор Яковлев «под честное слово снова подтвердил участие [Александра] Яковлева в согласовании публикации. На это Лигачев в довольно жесткой форме заявил: «Ну что ж, тогда это личное дело товарища Яковлева. А я вам делаю замечание и предупреждение от имени Политбюро. Другие члены Политбюро имеют такую же, как у меня, точку зрения».

В свою очередь, Александр Яковлев подтвердит в мемуарах: он действительно давал добро на эту публикацию Егору Яковлеву, а Лигачев, через отдел пропаганды, действительно ее запрещал.

Лигачев утверждает также, что после совещания Егор Яковлев написал на него жалобу в ЦК, «которую на журналистском жаргоне правильнее всего было бы назвать “телегой”». «Почему в мой адрес? Только потому, что я проводил совещание? – не понимает Лигачев. – Но ведь я высказал позицию не только свою, но и Горбачева. Вдобавок, запрещал-то публикацию некролога вовсе не я, а секретарь ЦК Яковлев. Горбачев поступил с “телегой” весьма своеобразно: он разослал ее для ознакомления всем членам Политбюро. Никто, ни сам Михаил Сергеевич, никто другой, не высказал мне в связи с письмом главного редактора «МН» каких-то замечаний. Но то, как использовали жалобу, поневоле наводило на размышления: тут, с одной стороны, отчетливо прочитывалась поддержка Е. Яковлева, а с другой — легкий «щелчок» в мой адрес».

Публикация рассматривается на заседании Политбюро, и там достается обоим Яковлевым, только редактору “Московских новостей” – заочно, а партийному идеологу претензии были высказаны в глаза. “Редактор совсем распустился, потерял всякую меру, – так он вспоминал суть претензий своих коллег. – Пора снимать его с работы. <…> Ты знаешь, что Некрасов занимал откровенно антисоветские позиции? Меня упрекали за слабое руководство печатью, за то, что печать «распустилась»”.

Это столкновение по линии Лигачев–Яковлев стало первым зримым для руководителей СМИ. «Нам, может быть впервые, тогда стало ясно, что между двумя лидерами перестройки, Лигачевым и Яковлевым, возникли, нарастали, обострялись противоречия, которые рано или поздно могли привести к полному разрыву отношений, – вспоминает Кравченко. – И если Александр Яковлев позволил себе занять такую откровенную, обнаженную позицию, значит, он мог это сделать, только рассчитывая на поддержку Горбачева. Противостояние нарастало. Порой доходило до абсурда. На одном совещании слышишь одно, на другом — другое. Иногда на одном совещании, если там выступали оба — Лигачев и Яковлев, приходилось выслушивать полярно противоположные точки зрения на одну и ту же проблему. Журналисты в редакциях стали делиться по признаку ориентированности на тот или иной курс. Это был очень сложный период для нашей журналистики».

Сам Егор Яковлев вспоминал об этой встрече так: «Мы единственные в Москве, кто отозвался на смерть Виктора Некрасова: опубликовали десятистрочную заметку. [Ответственный за идеологию Егор] Лигачев собирает главных редакторов ведущих газет и устраивает мне публичную экзекуцию».

Согласно воспоминаниям «архитектора гласности» Александра Яковлева, главный редактор газеты эту публикацию согласовал с ним, но Лигачев запретил ее через отдел пропаганды. То есть текст вышел, несмотря на его запрет. «Практически это было первое публичное столкновение двух членов Политбюро, причем в острой форме», – объясняет Александр Яковлев.

Однако происходящее в СССР коллеги-эмигранты оценивают иначе. Об ощущениях тех дней говорил в эфире “Свободы” Владимир Войнович: «И вроде бы все честь по чести. И уголок в газете отвели приличный, и фотографию, где покойный изображен молодым, темноволосым, с обаятельной улыбкой, а не грустным, морщинистым стариком, каким он на самом деле ушел из этого мира. В некрологе вроде и сказано достаточно много: автор повести “В окопах Сталинграда”, офицер саперного батальона, он стоял у истоков правдивого и честного слова в нашей литературе о войне. Но тут же и ложка дегтя, словно в песню Окуджавы вставили куплет из Долматовского: “Его отъезд за границу и некоторые выступления там в первые годы его эмиграции отдалили его от нас”».

Источники:
http://gorbymedia.com/post/09-13-1987
http://gorbymedia.com/post/09-14-1987
http://gorbymedia.com/interviews/falin
https://archive.svoboda.org/50/Files/1987.html#1987-6

=======================

В Москве взорвалась идеологическая бомба — «Московские новости» опубликовали некролог о Некрасове, подписанный Григорием Баклановым, Булатом Окуджавой, Вячеславом Кондратьевым, Владимиром Лакшиным. В осторожнейшей форме, но это было как бы извинение перед тем, кого советская власть изгнала за пределы страны.

http://nekrassov-viktor.com/Funeral.aspx

==================

Приглашаю всех в группы «ПЕРЕСТРОЙКА - эпоха перемен»

«Фейсбук»:
https://www.facebook.com/groups/152590274823249/

«В контакте»:
http://vk.com/club3433647

================





Tags: ! - Гласность, ! - История Перестройки, 1986, Некрасов
Subscribe

Posts from This Journal “! - История Перестройки” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments