?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Next Entry
Как Арбат стал пешеходным.
Перестройка
ed_glezin
Арбат, старинная улица с долгой историей, получила вторую жизнь во время освободительной Перестройки Горбачева, когда ее полностью реконструировали и сделали пешеходной. Разработка и реализация проекта заняли несколько лет, и вот наконец в 1986 году Арбат предстал в новом обличье: вместо асфальта брусчатое покрытие, посредине улицы вазоны с цветами и рядом скамеечки для отдыха, фонари в стиле ретро… Московские остроумцы тут же выдали: «Арбат офонарел» (выражение приписывают Булату Окуджаве).

Арбат стал витриной перестроечного Советского Союза и центром новой демократической культуры: прямо тут под открытым небом проходили концерты, выступали уличные актеры, поэты читали стихи, художники выставляли свои картины и рисовали портреты прохожих, самодеятельные певцы и профессиональные музыканты выстраивались в нескольких метрах друг от друга. Многие популярные ныне артисты вышли в звезды, начав с первых выступлений на Арбате.

Сам проект превращения Арбата в пешеходную зону был разработан и реализован в 1974—1986 годах коллективом архитекторов НИиПИ генплана г. Москвы и Моспроекта-2 (архитекторы М. В. Посохин, А. Э. Гутнов, З. В. Харитонова, Т. В. Малявкина, О. А. Баевский, В. А. Филатов, инженеры Ю. К. Болбот, Т. В. Чувелева и другие). Как вспоминает З. Харитонова, архитекторы «сделали внимательный анализ цветового решения фасадов, ведь до этого их просто красили из пульверизатора ровным жёлтым цветом. С каждым домом мы работали отдельно, нашли природные цвета и оттенки, в нашей коллекции вообще отсутствовал белый цвет. Первые этажи были окрашены более интенсивно, верхние — более расслабленно, а детали — более светлые. Вся улица стала переливаться будто перламутровая. Мы использовали московскую керамзитовую штукатурку, это уникальная технология, секреты которой знали лишь старые маляры. Их мы и привлекли к работе, они работали кисточками, которые я сама покупала».

Технико-экономическое обоснование проекта было готово к 1978 году. Проект не ограничивался просто запретом на автомобильное движение по улице, в него входили также работы по благоустройству улицы, реконструкции и реставрации фасадов зданий. В 1979 году проект был одобрен. Практические работы начались в 1982 году. Был изменён маршрут троллейбуса 39, до этого проходивший по Арбату — именно ему посвящена песня Булата Окуджавы «Последний троллейбус». Арбат представлял собой обычную московскую улицу с двухсторонним автомобильным движением; люди передвигались по узким тротуарам. Во время реконструкции движение было полностью перекрыто; за несколько лет улица была перекопана: заменили всю систему канализации и подземных коммуникаций. Первая стадия реконструкции Арбата была завершена к 1985 году. «Плиточки толщиной 10 сантиметров на заводе делали специально для Арбата, — вспоминает архитектор, автор проекта пешеходного Арбата Зоя Харитонова. — 25 тысяч квадратных метров такого камня мы ровняли особыми резиновыми молоточками. Причем все это клали без цемента!».

Наконец в 1986 году Арбат предстал в новом обличье: вместо асфальта брусчатое покрытие, посредине улицы вазоны с цветами и рядом скамеечки для отдыха прогуливающихся, фонари в стиле ретро, уличные кафе.

Первым официальным мероприятием на отреставрированном Арбате стало празднование Дня смеха 1 апреля 1986 года. За несколько дней до события началась постройка сцен, эстрад, помостов для выступлений артистов, заборов и ширм для кукловодов. Готовились настоящие ярмарочные представления и карнавальное шествие.

В середине дня 1 апреля началось веселье. По словам очевидцев, уже очень скоро народу набралось столько, что пришлось срочно перекрывать улицу, чтобы избежать давки. В результате в празднике сумели принять участие лишь жители улицы и те, кто приехал заранее. Больше подобных мероприятий на Арбате не проводилось, но самодеятельные концерты продолжались.

По примеру московской улицы пешеходные участки улиц в других городах страны неофициально стали называться «Арбатами».



Раиса Максимовна Горбачева с иностранной делегацией на Арбате, 1986 год.

==================

Архитектор пешеходного Арбата вспомнила, как его спасали.

Зоя Харитонова: "Начальник кричал, что надо снести всю эту ветошь"

- Как вообще появилась идея создать в Москве пешеходную улицу — ведь до этого в практике СССР такого не было?

— Идею делать пешеходные улицы предложил наш коллектив — я, Алексей Гутнов и еще коллеги. После постройки Нового Арбата старая улица оказалась ненужной для транзита. Мы доказали это самым простым способом: два человека встали в начале и конце Арбата и переписывали в блокнот номера машин, въезжавших на улицу и выезжавших с нее. Потом сверили списки — оказалось, что считаные единицы авто едут по Арбату от Смоленской площади до Арбатских ворот (и наоборот).

— А зачем?

— Как зачем? Для людей! Нашей идеей было создать из цепочки закрытых пространств — разных контор, банков, министерств — пространство открытое.

Городским властям эту идею надо было долго доказывать. Я как-то пришла к одному чиновнику — он вообще был в ужасе: как это можно закрывать движение? Я ему рассказываю, какие переулки сошлись на Арбате. «Да я ж родился в Староконюшенном!» — говорит он. И всё, и было решено делать пешеходной. Этот чиновник сдался.

Архитектурную мастерскую №2 «Моспроекта-1» тогда возглавлял архитектор старой школы Иосиф Ловейко. Встретил он нас очень сурово. Кричал: все снести, всю эту ветошь, надо все новое строить. А я стала ему рассказывать, какая историческая, культурная ценность в каждом доме. Вот, например, «Арбатский подвальчик» есть такой — там было поэтическое кафе, где встречались Маяковский, Пастернак, Есенин, Каменский...

Этот адрес попал в самое «яблочко». «Когда мне было 15 лет, — просветлел лицом Ловейко, — я был в этом «Арбатском подвальчике», и при мне там дрались Маяковский и Пастернак... Давайте, делайте свою пешеходную улицу!»

— А каким исследовательским аппаратом вы пользовались — ведь тогда в России не было переводных работ по урбанистике, не было общедоступных компьютеров для обсчета моделей, да и социология была в загоне?

— Исследовательский аппарат, конечно, у нас, как у архитекторов, был. В первые годы после революции русская градостроительная школа была в числе первых в мире. Продвинули все градостроительство, социологию. Все делали.

Компьютеров и, соответственно, систем обработки данных — их действительно не было. У нас была только рихтеровская готовальня — старинная, ценившаяся на вес золота, которую каждый из нас имел и к которой относился как к святому. Мы инструментами XIX века проектировали жилье века XXI.

Вот видите, какая потертая папка? Здесь все наши подготовительные работы. Вот транспортная схема, расчет потоков людей. Схема движения автотранспорта. По переулкам между Старым и Новым Арбатом предполагалось открыть движение вдоль магистральных улиц.

Культурное наполнение Арбата разрабатывали при поддержке тогдашнего главного смотрителя библиотеки МГУ, известного краеведа Виктора Сорокина. Он с ходу назвал нам имена 500 замечательных людей, жизнь которых была связана с Арбатом.

Плановый поток пешеходов на Арбате мы определили в 60 тысяч человек в час. А автомобильный трафик брали на себя переулки, прежде всего Сивцев Вражек. Методик работы по такой теме в готовом виде не было — импровизировали. Тогда же по образцу Арбата мы сделали расчет возможных пешеходных зон по всему центру Москвы.

— Здесь в основном те же улицы, которые стали пешеходными и сейчас, — Столешников переулок, Кузнецкий Мост, Никольская... По сути, сорок лет спустя ваша программа воплотилась в жизнь?

— Вот только характер улиц за это время изменился, и с Никольской, и со Столешникова исчезли те «народные» места притяжения, которые там существовали тогда. И сейчас многие из сделанных пешеходных зон потеряли смысл. Опорными параметрами для нас тогда были: наличие мест притяжения, жилой застройки и транспортная доступность. Грубо говоря, на улице, чтобы она была успешной пешеходной зоной, должны жить люди, в начале и конце улицы нужно иметь станции метро, а еще на ней должны быть точки массового притяжения: магазины, кафе, театры. Сейчас на той же Никольской полностью исчезла жилая застройка, а в Столешниковом — хоть сколько-нибудь демократичные магазины и кафе.

— Между проектированием пешеходного Арбата и воплощением этой идеи прошло почти десять лет. С чем была связана такая задержка?

— Не было денег, вот и все. Бюджет нашелся только после Олимпиады-80. Тогда уже можно было подумать о реализации замысла. Например, о мощении — фирменном розовом, которое отличается от всех остальных улиц Москвы.

— Вот, кстати, почему цветное мощение?

— Как почему? Потому что я как архитектор так решила. Зачем улице быть серой? Мы и так сколько уже живем на сером асфальте.

А вот откуда взялся этот розовый «кирпич»: как-то раз я шла пешком по Хорошевскому шоссе, увидела завод железобетонных изделий №17. Я свернула: двор был весь заставлен громадными фундаментными бетонными блоками. Нашла директора и стала ему говорить: а что если мы с вами начнем делать такие вот пескобетонные кирпичики? Он быстро сообразил, что это очень выгодно, интересно. Закупили пресс и начали делать. Цвет утверждала я. У нас цвета были красный, серый, розовый и белый. И все это смешали, мне показали, я расписалась на каждом кирпичике. И так начали делать тротуарную плитку — первую в Москве.

Интересно, что укладывать плитку в Москве тогда не умели. На мощение «пилотных» 100 метров у театра Вахтангова — там, где все делали «на коленке», вплоть до фонарей из водопроводных труб, — прислали бригаду «Мосасфальтстроя»: чтобы они понимали в укладке плитки! Эти парни пришли и не понимают, как им работать. Тогда я встала на коленки и выложила лично первый ряд, меандр из плиточек, и сказала: «Так и начинайте!» И ничего, пошло дело!

А через неделю, представьте, пришли старички и старушки, которые всю жизнь мостили Москву. Бригада целая. Кто-то их нашел — кажется, Ресин. Он тогда был начальником «Главмосинжстроя». И эти старички принесли какие-то свои молоточки резиновые, наколенники — и показали, как нужно делать это мощение. У них и перенимали науку молодые.

В процессе работы пешеходным Арбатом «заболели» первые лица Москвы — первый секретарь горкома КПСС Виктор Гришин и глава Мосгорисполкома Владимир Промыслов. Утверждали рисунок мощения, согласились с нашими идеями очистить улицу от лишних проводов (кстати, тоже впервые в СССР). Вы не представляете — вывезли несколько самосвалов старых проводов, растяжек и прочего металлолома.

Потом я сказала: улицу надо углубить на 30 сантиметров, потому что все старые дома вросли в землю. В некоторые дома надо было входить, спускаясь вниз на две ступеньки. И сделали это: сняли слой, и у всех домов проявились цоколи! Я сказала: цоколи надо менять! А там они были такие, облицованные коричневой керамикой-«кабанчиком». Сказала: к этому дому гранитный цоколь, к этому — песчаный, к этому — белокаменный, к этому — пиленый, к этому — рубленый... И всё сделали, на всем километре улицы заново сделали цоколи!

Интересно вышло с покраской фасадов. Приехали малярши, начали «задувать» все стандартным желтым цветом. Э, нет, говорю. На каждый дом есть колористический паспорт, каждый фасад будет своего отдельного цвета. Они мне прямо говорят: за 6 копеек этим заниматься не будем, и все! Тогда я побежала в Комитет по охране памятников и быстро «проштамповала» все дома как памятники архитектуры. А на них тариф уже вполне солидный.

И тогда началась такая работа! Эти малярши вообще не спускались, работали без перерыва — в такой энтузиазм вошли. Я им только успевала кисточки приносить для тонкой прорисовки деталей. Сидели на лесах, питались батонами хлеба и молоком!

— Технология укладки пресловутой тротуарной плитки та же самая, что используется сейчас?

— Мощение Арбата лежит без капитального ремонта уже 30 лет — потому что, прежде чем укладывать плитку, на совесть сделали подложку. Сняли грунт, сантиметров 50, насыпали щебень, а поверх щебня была сделана бетонная плита в 20 сантиметров, армированная. От стены до стены, вся насквозь. Причем заложили такие желобки — там всё в желобках, — для того чтобы была дренажная система. Потом затянуто все нетканым материалом, затем каленый черный песок, а потом прямо на песок клали брусчатку. И никакой цементной стяжки, все всухую. Так все и лежит.

— Улица — это все-таки не только архитектура, но и те заведения, которые на ней находятся. Определять, где что будет, — это тоже работа градостроителя?

— Безусловно. Это важная составная часть любого проекта пешеходной зоны. Я полагаю, что архитектору должно принадлежать право согласовывать арендаторов нежилых помещений: иначе улица может быстро стать скучной и «завять».

У меня сохранился функциональный анализ Арбата 1850-х годов, затем 1900 года. По этим документам и схемам прекрасно видно: Арбат ожил только тогда, когда отменили крепостное право и люди поехали в город работать. Для нашего проекта мы продумали каждый абсолютно магазин, каждое кафе. Например, там было раньше кафе «Ленинградское» — такая обычная столовка в доме 38. Мы узнали, что там раньше была какая-то дореволюционная гостиница с французским названием типа «Бристоль». Так давайте там сделаем кафе «Бисквит»! Закупили специальные печи бисквитные, сделали чудесный европейский интерьер и начали печь бисквиты и продавать их. Только бисквиты и кофе, больше ничего. Запах шел фантастический, этот бисквит все ели.

Читать полностью:

https://www.mk.ru/moscow/2018/11/22/akhitektor-peshekhodnogo-arbata-vspomnila-kak-ego-spasali.html







































===========================

Свобода приходит на Арбат. Экскурсия 30 июня 2019 года

https://youtu.be/-mz5gxLNUD0



==========================


Отрывок из фильма "Страховой агент" с Александром Абдуловым в главной роли, 1985 г. Абдулов наблюдает за работой спецтехники, которая блоками укладывает брусчатку для пешеходной зоне на Старом Арбате.

https://youtu.be/qwJYtnm1pcQ



=======================

Приглашаю всех в группы «ПЕРЕСТРОЙКА - эпоха перемен»

«Фейсбук»:
https://www.facebook.com/groups/152590274823249/

«В контакте»:
http://vk.com/club3433647

=============================































Историческое выступление группы "Бон Джови" на Арбате 11 августа 1989 года.












Рональд Рейган на старом Арбате во время своего визита в СССР в 1988 году.







Карнавальное шестви на День смеха по только что открытому для пешеходов Арбату. 1 апреля 1986 года.



7 марта 1986 года.
На снимке в центре: кандидат в члены Политбюро ЦК КПСС Борис Ельцин и Первый секретарь ЦК Компартии Кубы, гость 27 съезда КПСС, Фидель Кастро во время прогулки по Арбату. Фото Николая Малышева и Александра Сенцова /Фотохроника ТАСС/.











==========

Газетные публикации об открытии пешеходной зоны на Арбате.

Собрал Роман Синельников.



«Известия» (московский выпуск) от 2 декабря 1984 года, страница 6




«Известия» (московский вечерний выпуск) от 30 января 1984 года, страница 6



«Известия» (московский выпуск) от 28 октября 1984 года, страница 6



«Известия» (московский вечерний выпуск) от 14 сентября 1985 года, страница 6



«Правда» от 22 декабря 1985 года, страница 6



«Известия» (московский вечерний выпуск) от 19 февраля 1986 года, страница 6



«Правда» от 19 февраля 1986 года, страница 6



«Известия» (московский выпуск) от 16 марта 1986 года, страница 6



«Правда» от 2 апреля 1986 года, страница 6.

====================




Posts from This Journal by “! - История Перестройки” Tag