ed_glezin (ed_glezin) wrote,
ed_glezin
ed_glezin

Categories:

Читательские письма в журнал "Огонек" после публикации стихов Николая Гумилева.

В нашей стране реакция на публикацию к 100-летию Н.С.Гумилёва была своеобразной. Когда я появился после выхода номера в редакции, мой сосед по кабинету, чудесный человек, талантливый журналист и прозаик, автор не только «Ошибки резидента», но и скрупулезного исследования о пушкинском «Тазите», Олег Шмелев сказал: «С утра звонила какая-то учительница по поводу Гумилёва. Ругалась, что не разобрали стихи этого «декадента». Хотя стихи и хорошие — она говорит о них ученикам». Вскоре пришло первое письмо-отзыв. Характерно (и это говорит о том, в какой стране все это происходило), что этот один из немногих положительных откликов не имеет обратного адреса и фамилии автора — страх поселился в наших согражданах от рождения. А все письма, обличающие эту «антисоветскую» публикацию, подписаны полностью, с подробным указанием должностей и регалий их авторов.

«22 апреля

Уважаемый тов. Владимир Енишерлов!

Я хочу поблагодарить вас за ваши теплые слова о Н.С.Гумилёве, которые вы сказали в жур. Огонек.

Я вообще была потрясена, что кто-то вообще заговорил о Гумилёве. Ранее я кое-что читала о нем, но статьи о нем были очень недоброжелательные. Но это было сказано лично о нем, а стихи его не считали плохими. И вот я получила большое удовольствие, читая и перечитывая его стихи. Очень понравился «Орел».

Я впервые вижу его портрет и нахожу Н.С. красивым человеком. Но хотелось бы больше узнать о нем — как он погиб. Мне рассказывали, что он был расстрелян, но где узнать правду? О многих известных людях, об их жизни и смерти не пишут правды.

Поэтому посвященные вами слова известному поэту буду считать правдивыми, хотя и недоговоренными.

Еще раз благодарю, думаю, что я не буду одинока в этом.

Анна Антоновна».

А далее началась вакханалия. Добропорядочные советские люди, которых возбудили стихи Гумилёва и небольшая статья о нем, стали писать обличительные послания прямо в ЦК КПСС. И ни то, что напечатаны прекрасные стихи, ни то, что был расстрелян великий поэт, корреспондентов ЦК не останавливало. Нас, конечно, выручило, что в отделах ЦК знали, что А.Н.Яковлев, посоветовавшись с М.С.Горбачевым, публикацию разрешил, и партийные аппаратчики, абсолютно согласные с авторами писем, требовавшими разобраться с теми, кто посмел напечатать эту «контрреволюцию», скрипя зубами, пересылали письма в редакцию, а там они попадали к автору этих строк. Некоторые из этих писем, в характерных голубых цековских конвертах, сохранились, и мы можем почитать их и понять, как был оболванен наш бедный народ. В них столько надуманного, безграмотного, злобы и жажды расправы, что они сами говорят за себя. Следует помнить, что авторов никто не заставлял их писать. Это был совершенно добровольный, сознательный акт советских людей, абсолютно уверенных в своей непогрешимости и праве судить и карать, даже за слово.

«Уважаемые товарищи, в журнале «Огонек» № 17 с.г., посвященном 116 годовщине со дня рождения В.И.Ленина, также напечатана подборка стихов Н.С.Гумилёва, вступительная заметка В.Енишерлова и большая фотография поэта, которого составитель этой подборки назвал «одним из лучших русских поэтов начала ХХ века». Эта подборка под названием «Стихи разных лет» опубликована по случаю 100-летия со дня рождения Гумилёва.

Н.С.Гумилёв был одним из организаторов кронштадтского мятежа белых в 1921 г., на подавление которого были брошены даже делегаты съезда, которые штурмовали Кронштадт и форты, идя по льду Финского залива, не имея возможности даже укрыться от огня контрреволюционеров. А посылал их туда Ленин.

«Жизнь Н.С.Гумилёва, — как пишет В.Енишерлов, — трагически оборвалась в августе 1921 г.» На самом деле, как злейший враг народа, он был расстрелян.

И вот теперь «Огонек» «помирил» вождя революции с одним из гнусных контрреволюционеров.

От такого «мира», устроенного редакцией «Огонька», несет духом контрреволюции и космополитизма. Не эти ли деятели травили честнейшего журналиста и патриота В.Чевелихина?!

Здесь не надо вопрошать: С кем вы мастера культуры? Эти деятели литературы, видимо, решения 27 съезда партии восприняли как нечто не касающееся их мировоззрений.

Нельзя ли от редакции «Огонька» получить разъяснение по этому поводу?

Лучин А.А. Член КПСС с 1954 г.».

Это письмо отослано из Москвы и получено в ЦК КПСС 26 апреля 1986 года.

А вот еще одно послание.

«В Центральный Комитет КПСС.

Копия: В редакцию журнала «Огонек».

В № 17 — 1986 г. журнала «Огонек» на стр. 26-28 напечатаны «Стихи разных лет» Н.Гумилёва. Публикация предварена Вступительной заметкой В.Енишерлова. А напечатаны стихи «к 100-летию со дня рождения Н.С.Гумилёва».

В заметке, между прочим, упомянуто: «Жизнь Н.С.Гумилёва трагически оборвалась в августе 1921 года».

В эти годы у многих выдающихся людей Советской России жизни обрывались трагически: Урицкий М.С., Шаумян С.Г., Фиолетов И.Т. — 1918 г.; Чапаев В.И., Щорс Н.А. — 1919 г.; Лазо С.Г., Арманд Е.Ф. — 1920 г.; Пархоменко А.Я. — 1921 г. И еще много-много. Не знающие биографию Гумилёва могут подумать, что и он тоже из этой плеяды славных. На самом же деле, Гумилёв расстрелян именем Революции как участник заговора контрреволюционной боевой организации, возглавлявшейся сенатором Таганцевым.

Не стану цитировать стихи этого «поэта», скажу лишь, что от них недвусмысленно попахивает махровой монархической ненавистью к Советской власти, которую автор наделяет именами «бездонная зияющая пасть», «бездонность» (стих. «Орел»), а ее защитников — «бешеными волками», «чудовищами» («Волшебная скрипка»). Любопытно и то, что публикация «к Дню рождения» помещена в ленинском номере «Огонька», в котором В.И.Ленину не написано ни слова. Помещена репродукция картины «Ленин в Смольном», да письмо М.Т.Елизарова на половине страницы. Тогда как Гумилёву посвящены две с половиной. Для контраста с этим Ѕ страницы отведено памяти В.П.Катаева.

Так «Огонек» отметил 100-летие Гумилёва. <…>

С уважением Кулаков Виктор Иванович, капитан 1 ранга в отставке, ветеран Вооруженных Сил, участник Великой Отечественной войны».

Как умудрился автор этого письма, кроме всего прочего, найти «ненависть к советской власти» в стихах, написанных за несколько лет до революции, было известно ему одному. Но таких посланий мы получили немало. А заместитель заведующего отделом пропаганды ЦК КПСС П.Слезко, вместо того чтобы снять с «виновных» голову переславший через силу письмо для ответа автору в «Огонек», что на аппаратном языке значило разрешение публикации секретариатом, а то и Политбюро ЦК, не удержался и на полях двумя восклицательными знаками, двойной линией подчеркнув, выделил в тексте строки: «На самом же деле, Гумилёв расстрелян именем Революции как участник заговора контрреволюционной боевой организации, возглавлявшейся сенатором Таганцевым». Не забудем, что это написано о Богом избранном поэте — «расстрелян именем Революции». Можно вспомнить, как тот же Гумилёв, встретив вместе с А.Ахматовой, на Царскосельском вокзале, Александра Блока, одетого в военную форму, сказал жене: «Неужели его пошлют на фронт? Это все равно что жарить соловьев». Некоторые наши советские сограждане шашлык из соловьев кушали бы с удовольствием.

Приходили письма и прямо на Бумажный проезд, где тогда находился журнал:

«Уважаемая редакция!

В № 17 (апрель 1986 г.) журнала «Огонек» с интересом прочитал подборку «Стихи разных лет» (к столетию со дня рождения Н.С.Гумилёва). Творчеством этого поэта интересовался и ранее. Но вот что меня удивило и, мягко сказать, озадачило. Подборке предпослана вступительная заметка составителя Владимира Енишерлова, нашего известного искусствоведа. Заметка интересная. Но вот читаю последний абзац: «Жизнь Н.С.Гумилёва трагически оборвалась в августе 1921 г.» Трагически оборвалась… Невольно вспоминаешь о трагической гибели А.С.Пушкина, М.Ю.Лермонтова, трагической жизни А.В.Кольцова, трагической кончине С.А.Есенина. Не оскорбителен ли для названных поэтов (и еще многих не названных — Шевченко, Полежаева и др.) этот оборот «трагически оборвалась жизнь» в статье В.Енишерлова о Н.С.Гумилёве. Почему?! Да потому, очевидно, что в статье о Н.С.Гумилёве в «Советском энциклопедическом словаре» (20-е изд., 1983 г., стр. 349) черным по белому напечатано: «расстрелян как участник контрреволюционного заговора». Почти через 4 года после Великой Октябрьской социалистической революции. Так что же — почти в одних выражениях о трагической гибели Пушкина и Лермонтова и расстреле участника контрреволюционного заговора?! Наверное, не следовало бы так. А каково мнение редакции?

С уважением С.Лизаев».

Итак, одни читатели стихов в «Огоньке» обижались на то, что «заговорщик-поэт» ставится в один ряд с «трагически погибшими» в те годы Чапаевым, Щорсом, Урицким, Инессой Арманд и т.д., другие защищали Пушкина, Лермонтова, Кольцова, Есенина, Шевченко, Полежаева и др. от недостойного соседства с Гумилёвым.

А следующий «сын старого большевика» в своем письме просто клеймит поэта определением «враг».

«7.05.86 г.

Уважаемая редакция!

Мне, коммунисту и сыну старого большевика, непонятна причина чествования Н.С.Гумилёва в № 17 вашего журнала за этот год. Насколько известно из Советской Энциклопедии, он не таинственно-трагически погиб в 1921 г., а был расстрелян по приговору Советского суда, как участник контрреволюционного заговора. Впоследствии нигде не было публичных оговорок, что он был реабилитирован Советской властью, против которой выступал.

Не думаю, что Гумилёв Н.С. был расстрелян в суматохе и некоторой неразберихе тех бурных дней по ошибке, как заблуждающийся, а не как враг.

К этой санкции к известному поэту прибегли, наверняка, только имея веские основания.

Спрашивается, зачем предоставлять страницы советского партийного журнала для воспоминаний, стихов и портрета активного антисоветчика?

Ведь так дело может дойти и до того, что к какому-то юбилею напечатают у нас и стихи Мережковского, который был «одного поля ягода» с Н.С.Гумилёвым, но, к сожалению, ускользнувшего от подобной справедливой кары пролетарской революции.

Мой совет: не надо делать никаких снисхождений, никаких реверансов тем, кто был против нас, будь то поэт, писатель, или кто другой. Это не «невольники чести», а враги.

Член КПСС с 1944 г., участник ВОВ

Огнев Александр Михайлович».

Читаем следующее послание, поражаясь, как же все было перепутано в несчастных головах наших соотечественников:

«В 17-м номере журнала «Огонек» напечатана статья о Гумилёве. Вступительная заметка и составление Влад.Енишерлова. Такую статью или заметку писать не следует. Кто такой Гумилёв? Контрреволюционер, в двадцатых годах два месяца укрывал у себя Бориса Савинкова. Вел активную борьбу против молодого Советского государства.

Погиб трагически? Читатели, не знающие или мало знающие Гумилёва, будут думать, что погиб в борьбе за Советское государство или просто попал под автомобиль или как еще? А Вы, конечно, знаете, что Гумилёв был расстрелян за контрреволюционную деятельность.

И вот теперь мы должны его вспоминать, горевать — трагически погиб.

Гумилёв забыт и воскрешать его не следует.

Мало того, что вспомнили о нем, но поместили статью в ленинский номер. Таких вещей допускать нельзя. На таких статьях молодежь не воспитывают.

Когда у меня небольшая часть молодежи спросила: «Кто такой Гумилёв и от чего погиб?», я рассказала, так как знала, а мне в ответ: «А зачем о нем написали?»

Жду ответа. При неполучении ответа буду дальше выяснять взгляды моих современников на такие вопросы.

6 мая 1986 г. Кандидова Е.В.».

И вновь письмо в ЦК КПСС — категоричное, с требованием расправы.

По таким доносам и расстреливали Гумилёва, губили Мандельштама, высылали Солженицына:

«Уважаемые товарищи!

Как объяснить появление в ж-ле «Огонек» (№ 17, 1986 г.) публикации, прославляющей Н.Гумилёва, контрреволюционера, врага советской власти, расстрелянного в 1921 году. Ответственный секретарь редколлегии Д.К.Иванов сказал мне по телефону, что на эту публикацию было дано согласие А.Яковлева, заведующего Отделом пропаганды и агитации ЦК КПСС.

Возможно ли, чтобы работник ЦК КПСС поддерживал идеологическую диверсию, пропаганду безыдейности, бесклассового, то есть антиленинского, антипартийного принципа в оценке явлений культуры?

Кто повинен в этой явно враждебной вылазке? Понесут ли эти деятели партийную ответственность?

Е.Афонина, чл. КПСС с 1947 г.».

А вот жившей в Пскове товарищ К.Ю.Розенталь не понравился и портрет поэта.

«Уважаемый тов. редактор!

Открыв 17 № «Огонька» (я, его многолетняя подписчица), с изумлением… гм, гм. прочла в нем материал «к 100-летию со дня рождения Н.Гумилёва» и даже узрела его портрет. Такой чести не заслужили в «Огоньке» весьма многие художники и поэты (напр., никогда не помещали портрет Пластова). Что побудило Вас поместить этот материал, да еще со словами «жизнь его трагически оборвалась»?

Гумилёв теперь уже мало известен широкому кругу читателей. Акмеизм, к которому Гумилёв принадлежал, был течением кратковременным и не столь уж заметным. Ни у Ленина, ни у Сталина — не знаю, как насчет Луначарского — о нем никогда не упоминалось. А кого, собственно, воспевал Гумилёв? Сильного европейца, завоевателя, властелина («Конквистадор», «Старый бродяга» и пр. и пр.). Не сродни ли эти «герои» тем, кто сейчас насаждает в Африке апартеид?

Гумилёв не трагически погиб. Он был расстрелян. Надо вспомнить, как билась наша страна в 1921 г. с голодом, разрухой, многочисленными заговорами, весьма опасными. А Гумилёв участвовал в заговоре, как тогда говорили, Таганцева. Уж вряд ли Дзержинский допустил бы обвинение невиновного: он был — Дзержинский!

Словом, смею выразить свое мнение, этакая пропаганда поэзии и личности Гумилёва в наше время необычайно обостренной идеологической борьбы некстати. И неужели не нашлось иного литературного материала для «Огонька»? Сомневаюсь. Думаю, что среди поэтов прошлого и настоящего нашлись бы имена с ярко выраженной общественной тенденцией.

С уважением,

Ксения Юльевна Розенталь

(Персональная пенсионерка республ. знач.)».

И уж совершенно запутался учитель литературы А.Г.Чижов из г. Ряжска Рязанской области.

«Уважаемый товарищ редактор!

Был очень удивлен (как и многие мои коллеги по работе) «представлением» Николая Гумилёва в Вашем журнале, № 17 — апрель 1986 года — к 100-летию со дня рождения поэта.

Здесь и подборка его стихов, и фотография поэта, и вступительная заметка Владимира Енишерлова. Какая реклама! Почему удивлен? Позвольте привести сравнения:

1) «Первая мировая война сломала привычный ритм жизни. Николай Гумилёв добровольцем пошел на фронт. Его храбрость и презрение к смерти были легендарны. Редкие для прапорщика награды — два солдатских «Георгия» — служат лучшим подтверждением его боевых подвигов. Темы войны нашли отражение в сборнике «Колчан».

(Из аннотации В.Енишерлова.)

1) А я, преподаватель литературы, знаю и читаю до сих пор учащимся из методических пособий нечто другое в этой области:

«До Маяковского поэты-декаденты (Сологуб, Гумилёв, Северянин) защищали империалистическую войну, они были певцами войны:

И поистине светло и свято
Дело величавое войны:
Серафимы, ясны и крылаты,
За плечами воинов видны.
Расцветает дух, как роза мая,
Как огонь, он разрывает тьму.
Тело, ничего не понимая,
Слепо повинуется ему.
Сквозь леса глухие и окопы,
Цепью славы связывая нас,
Он идет по пажитям Европы,
Как жених к невесте в дивный час

(Н.Гумилёв)

Рецензент Венгеров возмущался: «Война, ведь там люди умирают. А у Гумилёва «идиллия». Это выше всякой меры!»

И правда! Не проповедь ли это войны?! Как это противоречит ленинскому лозунгу о превращении войны империалистической в войну гражданскую!

Я уж не говорю о реакционности этих «милитаристских» Гумилёвских строк в наше тревожное и сложное время!

2) «Октябрьская революция застала Гумилёва за границей. В мае 1918 года он вернулся в революционный Петроград. Его захватила тогдашняя напряженная литературная атмосфера».

(Из аннотации В.Енишерлова.)

2) Человек, не принявший Октябрьской революции, поэт, в стихах которого видим уход от современности, культ силы, восхваление волевого начала — таким я, преподаватель литературы, показываю Николая Гумилёва своим учащимся. Он стоит на другом, противоположном берегу революции, наряду с З.Гиппиус, Д.Мережковским… В таком случае, где же тот водораздел, который провел Великий Октябрь?!

3) «Жизнь Н.С.Гумилёва трагически оборвалась в августе 1921 года. Прекрасный художник, он оставил интересное и значительное литературное наследие…» и т.д.

(Из аннотации В.Енишерлова.)

3) Назовем вещи своими именами:

«Гумилёв Ник. Степ. Расстрелян как участник контрреволюционного заговора».

(«Советский энциклопедический словарь», изд. Москва — 1980 г., с.345).

Как же все это понять? (Пусть Гумилёв и прекрасный поэт.)

Может быть, поэт недавно реабилитирован?

Или же ныне искусство — одно, а политика — другое?

Или, наконец, просто происходит «переоценка ценностей»?

«Все смешалось в доме Облонских!»

Как и в журнале «Огонек»: здесь же — и 116-я годовщина со дня рождения В.И.Ленина, здесь же — и 100-летие со дня рождения погибшего в застенках Бухенвальда за идеи ленинизма Эрнста Тельмана, здесь же и 100-летний юбилей Николая Гумилёва — проповедника войны и противника революции!

Ничего не понимаю!!! Объясните, пожалуйста.

С уважением, Чижов Анатолий Георгиевич

12 мая 1986 года».

«В связи с публикацией материала о Н.Гумилеве и его стихов в “Огоньке” № 17, 1986 г., возникают вопросы:

— Как нужно понимать данную публикацию?

— Когда и на каком основании был реабилитирован Гумилев?

— Почему проходит такая переориентация в оценке деятельности российской контрреволюции (да еще после 27-го съезда партии…)?»

Из письма Е.М.Алексеева, «члена КПСС с 1946 г.», в ЦК КПСС от 11 мая 1986 года.

Характерно, что среди откликов на Гумилёвскую публикацию очень мало положительных. Интеллигенция, зачитывавшаяся стихами поэта на коммунальных кухнях, и не подумала поддержать тех, кто через 60 лет вывел Н.С.Гумилёва на свет Божий. Были, конечно, исключения. Так мне рассказывали, что в Союзе писателей чуть ли не два дня заседало некое собрание, то ли секция критики, то ли какой-то секретариат, куда автора статьи и составителя подборки стихов, конечно, не пригласили и где с пеной у рта почтенные советские «критики и литературоведы» и почему-то особенно «литературоведши» доказывали, что Н.С.Гумилёв не был прекрасным поэтом и не погиб трагически и что публикация его стихов и даже нейтральной статьи о нем в «Огоньке» тиражом в полтора миллиона экземпляров — более чем ошибка. Как мне говорили, единственным, кто защищал поэта, был специалист по творчеству Шолохова, профессор Литинститута Ф.Г.Бирюков. Достойный человек и литератор.

Источник: https://gumilev.ru/biography/43/

=======================================

Приглашаю всех в группы «ПЕРЕСТРОЙКА - эпоха перемен»

«Фейсбук»:
https://www.facebook.com/groups/152590274823249/

«В контакте»:
http://vk.com/club3433647

=========================================



Tags: ! - Гласность, 1986, Гумилев
Subscribe

Posts from This Journal “! - Гласность” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments