ed_glezin (ed_glezin) wrote,
ed_glezin
ed_glezin

Categories:

Как в 1989 году прошли предвыборные дебаты между Борисом Ельциным и Евгением Браковым.

30 лет назад - 12 марта 1989 года - Борис Ельцин в первый и последний раз снизошел до участия в теледебатах со своим политическим конкурентом (во время проведения президентских предвыборных компаний 1991 и 1996 годов Ельцин игнорировал дебаты).

Лично я хоть и ждал этих дебатов, но грешным делом заснул перед телеэкраном, не досмотрев и до середины передачи, проходившей в прямом эфире московского телеканала. Мой папа мирно похрапывал рядом.

А у вас какие впечатления остались от этого зрелища?







========================

Материал с сайта Наталии Ростовой
"Рождение российских СМИ. Эпоха Горбачева (1985 - 1991)".
http://gorbymedia.com/ :

Дебаты кандидатов в народные депутаты СССР проходят в эфире московской телепрограммы. В них участвуют зампредседателя Госстроя Борис Ельцин (уже оппозиционер!) и директор ЗИЛ Евгений Браков. Оба кандидата выдвигаются по Московскому городскому национально-территориальному округу № 1 РСФСР.

Это первые свободные выборы в стране, при все еще, впрочем, управлении единой партии. Как выразит это в мемуарах переводчик Михаила Горбачева Павел Палажченко, «факт того, что у нас появился выбор, безусловно одобрялся [народом], но я чувствовал, что реальные проблемы не обсуждались. Да и как они могли обсуждаться, если у нас все еще была одна-единственная партия, со своей выборной платформой, но при этом, парадоксально, не предлагала свой список кандидатов?» (Перевод — Н.Р.) Что касается предвыборной кампании Ельцина, то, замечает Палажченко, тот был чрезвычайно популярным среди народа политиком, люди сочувствовали ему как независимому кандидату, как аутсайдеру системы и как человеку, который выражал их собственное недовольство. «Он призывал покончить с привилегиями партийных аппаратчиков и нападал на непопулярных членов Политбюро, таких, как Егор Лигачев, — пишет Палажченко. — А когда партийная пресса критиковала Ельцина, то его рейтинг взлетал еще выше».

В ходе выборов некоторые кандидаты испытывают проблемы с доступом к СМИ. Для Ельцина, например, это первый эфир после снятия с поста первого секретаря Московского городского комитета партии в ноябре 87-го года. В своих мемуарах он так вспоминает это время: «Официальная пресса обо мне молчала, интервью со мной можно было услышать только по западным радиостанциям. Каждый новый шаг, предпринятый против меня, все больше и больше возмущал москвичей».

Дебаты кажутся прорывом к демократии. Политический обозреватель «Московских новостей» Виталий Третьяков оценивает их как очередное достижение гласности: «<…> телепередача создала равные условия для выступлений кандидатов».

Кандидатам дается на высказывание позиции по 10 минут, далее следуют вопросы зрителей – как выяснится позже, не всегда существующих.

Однако многолетний соратник Ельцина Михаил Полторанин вспоминает о первых дебатах как о большом разочаровании: «Это не были теледебаты в прямом смысле слова. Ведущий программы «Добрый вечер, Москва!» сел между Ельциным и Браковым, стал вскрывать конверты и зачитывать кандидатам вопросы по очереди, называя фамилии и адреса авторов. Бракову шли вопросы в одном ключе, примерно такого характера: «Как вам удается добиваться больших успехов?» или «Как вам удается совмещать в себе качества хорошего руководителя и хорошего семьянина?» <…> Ельцину вопросы били под дых, ниже пояса. В них были перепевы выступлений участников Московского пленума горкома. После четвертого или пятого наскока Борис Николаевич набычился и стал похож на боксера, пропустившего сильный удар. Отмахивался несложными фразами, иногда невпопад. Обидно было смотреть, как он проигрывает аппарату, и крепнуть в убеждении, что Ельцин в словесных дуэлях мастак не большой. Сторонники его были разочарованы. Хотя и понимали, что кроется за всем этим какая-то подлость».

В «Исповеди…» Ельцина говорится, что на следующий день телевизионщики ее обнаружили — по указанным адресам нашли тех, кто вопросов не присылал, но от чьего имени они задавались. В итоге Полторанин и журналистка Валентина Ланцева записали людей, которые либо «в камеру высказали свое возмущение» тем, что их имена использовали, либо «тоже не знали, что они задавали пакостные вопросы».

Записями Полторанин поделился с журналистами «Взгляда». Один из ведущих программы, Сергей Ломакин, рассказывал годы спустя, что Полторанин показал ему документы, которые доказывали: среди адресов, указанных в вопросах зрителей, «не было ни одного реального – все сплошь прачечные, булочные, химчистки». Полторанина вместе с записями Ланцевой пригласили в программу (о появлении программы «Взгляд» см. 2 октября 1987).

В условиях, когда все еще существует официальная цензура, обойти ее — особая технология. «Сперва, днем в пятницу, шел прямой эфир на Дальний Восток (в Москве это было обеденное время, а там – полночь), – объясняет Ломакин (цитата — по Додолеву). – Потом «чукотский» вариант эфирили в других часовых поясах (на Сибирь и Урал). А вечером все снова собирались в студии и делали московский выпуск, как правило, ударный. Так вот, на «Орбиту» мы мирно поговорили с Полтораниным про демократию, бла-бла-бла, а вот на Москву отыграли всю историю с подставными звонками в полный рост. В субботу утром на парковке «Останкино» было зарегистрировано рекордное число «членовозов», черных бронированных лимузинов, возивших членов ЦК КПСС. Члены Политбюро слетелись на спецпросмотр нашего выпуска в кабинете ТВ-руководства, а возглавляли тогда «Останкино» Председатель Государственного комитета СССР по телевидению и радиовещанию Александр Аксенов <…> и его первый зам Владимир Попов. Приехали в тот день Лев Зайков, Николай Слюньков и Вадим Медведев (как секретарь по идеологии). И программа, которую мы вели тогда с Артемом Боровиком, была названа антисоветской: «Ярко выраженная антисоветская программа, сделанная в провокационном стиле». Тогда казалось, что это финал карьеры. По итогам разборок созвали «останкинское» партбюро. Со свойственной ему самоиронией наш шеф Анатолий Григорьевич Лысенко, отправляясь туда, сказал: «Ну что ж, пи…ц жиденку… меня, наверное, выгонят…». Но как-то обошлось. Хотя свой первый инсульт он тогда и заработал».

Ломакина от эфира, впрочем, на время отстранили.

21 марта «Московская правда» публикует предвыборные платформы Бракова и Ельцина. Они во многом сходятся — оба кандидата говорят о межнациональных отношениях, социальных гарантиях для неимущих, необходимости начать проводить по-настоящему демократические выборы, а внесение законопроектов сделать гласным, авторским. Оба призывают к усилению полномочий парламента. Браков предлагает создать в Верховном Совете СССР комиссии депутатов по военным делам, государственной безопасности, охране общественного порядка, запретить использовать Вооруженные силы без согласия парламента, усилить защиту граждан от административного произвола. Ельцин более радикален в желании возвысить парламент: «Высший законодательный орган страны должен выражать волю народа в решении всех принципиальных вопросов и препятствовать принятию ненужных, а порой и вредных решений и постановлений. Ему должны быть законодательно подотчетны все без исключения правительственные, политические и общественные организации, в том числе партия». Упоминает Ельцин и о своем коронном пункте — борьбе с бюрократией: «Необходимо бороться против существующего элитарного бюрократического слоя посредством передачи власти выборным органам и децентрализации политической, экономической и культурной жизни».

В своей статье, со ссылкой на множество читательских звонков в редакцию, журналист Виталий Третьяков указывает на грязные технологии: в райкомах партии читают вслух или раздают 11-страничную антиельцинскую брошюру. «Но тем, кто этими приемами пользуется, нужно хотя бы уметь прогнозировать последствия своих действий, – комментирует нечестную игру Третьяков. – Чаще всего они дают эффект совершенно обратный — помимо прочего, он в интересах тех, кто хотел бы во что бы то ни стало гипертрофировать фигуру вопреки ее номинальной значимости».

И правда: скандалы только способствуют росту популярности Ельцина. В марте в поддержку опального секретаря МГК КПСС, отмечает историк Елена Струкова, стихийно возникают инициативные группы и небольшие СМИ, такие как бюллетень Московского городского комитета избирателей «Хроника», например. «Собственно, это даже листовка, 1 страница, формата А4, отпечатанная на пишущей машинке, – описывает она. – В конце листовки сообщалось, что редакция «приносит свои извинения читателям за допущенные опечатки, за некоторую небрежность, вызванные неукомплектованностью штата квалифицированными машинистками, редакторами, а также необходимостью немедленного доведения информации до избирателей». Что же нужно было оперативно донести до избирателей? Сообщения о препятствиях, чинимых инициативным группам: «На участке таком-то Мария Михайловна — фамилию отказалась назвать – запретила вывешивать агитплакаты кандидата Ельцина и сорвала вывешенные после ухода представителей МГК избирателей».

Ельцин выиграл выборы с разгромным счетом, набрав 90% голосов.

Источник: http://gorbymedia.com/post/03-12-1989

================

Приглашаю всех в группы «ПЕРЕСТРОЙКА - эпоха перемен»

«Фейсбук»:
https://www.facebook.com/groups/152590274823249/

«В контакте»:
http://vk.com/club3433647

================





































Tags: ! - Гласность, Браков, Ельцин, выборы 1989
Subscribe

Posts from This Journal “Ельцин” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments