ed_glezin (ed_glezin) wrote,
ed_glezin
ed_glezin

Categories:

Тридцать лет назад в стране прошли честные выборы.

Как сделать демократию

Борис Вишневский
обозреватель, депутат ЗакСа Петербурга.
"Новая газета" 25 марта 2019 года.

Тридцать лет назад, 26 марта 1989 года в Советском Союзе началась политическая реформа. Она была задумана для обновления и укрепления политической системы — с ее монополией на власть, информацию, финансы, идеологию. Один-единственный винтик оказалось достаточно вытащить из этой, казалось бы прочной конструкции, чтобы она стала рушиться. И винтик этот назывался выборы без конкуренции. Сегодняшняя политическая конструкция — тоже кажущаяся весьма прочной — во многом держится на таком же винтике.

Напомним, что все началось с ХIХ партийной конференции КПСС, где генеральный секретарь ЦК КПСС Михаил Горбачев заявил о предстоящей реформе политической власти.

Речь Горбачева на этой конференции и сегодня достаточно интересна.

Он говорил о том, что реформы уперлись «в политическую систему, в командно-приказные методы руководства обществом».
Что «краеугольный камень демократизации — возрождение Советов как полнокровных органов народовластия, которые формировались бы на принципах новой избирательной системы и обеспечивали как можно более полное выражение многообразных интересов, существующих в нашем обществе».
Что «Советы должны в результате реформы получить полную власть в регионе — районе, городе, области, республике».
Что сейчас «Советы, как органы, состоящие из представителей народа, низведены в подручные своих исполкомов».
Что «Советы как представительные органы оказались на второстепенных, даже на третьестепенных позициях».
Что надо решительно менять ситуацию: «Совет должен формировать исполком, подбирать через комиссии, предварительно обсудив, руководителей управлений».

Конечно, целью этой реформы было отнюдь не уменьшение роли КПСС — планировалось «авторитетом партии подкрепить полновластие Советов». И для этого предлагалось совместить посты секретаря партийного комитета и председателя соответствующего Совета.

Так, первый секретарь горкома КПСС должен был возглавить городской Совет, первый секретарь обкома — областной, а председателем Верховного Совета СССР должен был стать генеральный секретарь ЦК КПСС. Однако формального совмещения не закреплялось — было сказано, что партийный секретарь должен сперва пройти через выборы, стать депутатом, получить мандат народного доверия — и только тогда его можно рекомендовать на должность председателя Совета. А если он не изберется депутатом или не станет председателем Совета — тогда, говорил Горбачев, «пусть партийный комитет разбирается, кто же его возглавляет».

Наконец, и это главное, было заявлено, что выборы депутатов Советов всех уровней должны проходить на альтернативной основе, и что все желающие должны иметь возможность выдвинуться.

Именно это — отказ от «выборов без выбора», когда десятилетиями граждане голосовали бюллетенями, где значился только один кандидат (заранее отобранный партийными органами) на одно место, предоставление возможности выбирать и стало началом конца Системы.

Апробация этой системы должна была пройти на выборах народных депутатов СССР, первый тур которых и прошел 26 марта 1989 года. При этом парламент — Верховный Совет СССР, который раньше избирался гражданами напрямую, теперь должен был избираться новым органом — Съездом народных депутатов СССР.

Съезд, состоящий из 2250 депутатов, должен был на две трети избираться населением (на прямых выборах по территориальным и национально-территориальным одномандатным округам), а оставшаяся треть (750 депутатов) выбиралась по квотам — общественными организациями, каждая из которых делегировала разное число депутатов. Наибольшую квоту закрепили за КПСС, объединением профсоюзов и кооперативными организациями — по 100 депутатов, по 75 депутатов выбирали от комсомола, ветеранов войны и труда и женских советов, и так далее.

Что касается прямых выборов депутатов, то кандидаты в депутаты должны были выдвигаться на собраниях трудовых коллективов или на собраниях избирателей по месту жительства, где предписывалось «создавать условия для выдвижения неограниченного числа кандидатур».

Каждый участник собрания имел право «вносить предложения о кандидатах в депутаты, участвовать в их обсуждении, поддерживать предлагаемые кандидатуры либо вносить предложения об их отводе», и в том числе имел право предлагать для обсуждения в качестве кандидата в депутаты свою кандидатуру.

А дальше стоял барьер: для того, чтобы попасть в избирательный бюллетень, кандидаты должны были пройти сито так называемых «окружных собраний», игравших роль, в чем-то подобную нынешнему «муниципальному фильтру».

Участники «окружных собраний» делегировались трудовыми коллективами, общественными организациями и собраниями избирателей — по нормам, установленным окружной избирательной комиссией. И, как правило, от «трудовых коллективов» делегировалось начальство — директор, секретарь парткома, секретарь комсомольской организации и председатель профсоюзного комитета. Это, по замыслу организаторов, должно было обеспечить такой состав кандидатов, чтобы выиграли те, кто заранее был отобран в партийных структурах.

Однако «фильтр» не сработал или сработал совершенно не так, как было задумано.

Во-первых, только в 399 округах из 1500 выборы были безальтернативными: в остальных было, как минимум, два кандидата. А во-вторых, в крупных городах во многих округах, где кандидаты от партийно-советской номенклатуры оказались в бюллетене вместе с совершенно ранее неизвестными конкурентами, они этим конкурентам с треском проиграли. Сперва выяснилось, что на «окружных собраниях» их участники далеко не так управляемы со стороны властей, как властям казалось, — на их настроение и их голосование могли серьезно повлиять выступления кандидатов в депутаты.

Впервые за много десятилетий советской власти — с ее официальным единомыслием и единственно верной точкой зрения — граждане увидели публичные дискуссии по самым острым вопросам, ответов на которые они требовали от кандидатов. И они увидели, что в этих дискуссиях заранее назначенные властями победители выборов очень часто уступают своим «незапланированным» соперникам. Что им или нечего сказать, или их ответы крайне неубедительны.

Эта неконкурентоспособность партийных секретарей и исполкомовских чиновников, знатных слесарей и председателей колхозов на фоне научных сотрудников и инженеров, преподавателей вузов и журналистов, была вопиюще наглядной — и это не могло не привести к тому, что в бюллетене оказалось множество совершенно «незапланированных» кандидатов.
Фото: Лизунов Юрий, Чумичев Александр/Фотохроника ТАСС

Ну, а потом выяснилось, что во многих округах, — особенно в Ленинграде, Москве и других крупных городах — уровень доверия к власти (на фоне ее многолетнего вранья и нараставшего экономического кризиса) резко упал. И избиратели, отчаянно хотевшие перемен, логично связали эти перемены со сменой надоевшей власти. С поражением ее кандидатов на выборах.

Поэтому они были готовы голосовать по принципу «кто угодно, только не кандидат от обкома или горкома КПСС». За любого соперника «номенклатурного» кандидата — даже почти ничего о нем не зная.

Достаточно было того, что ему противостоял очередной первый или второй секретарь или другой большой начальник. Через почти три десятилетия очень похожий эффект (и примерно по тем же причинам) проявится на губернаторских выборах в ряде российских регионов, где граждане так же будут выбирать «от противного».

Это настроение избирателей, судя по всему, было совершенно не просчитано властями, которые были абсолютно уверены в победе «своих» кандидатов и не организовывали (за редкими исключениями) ни «черный пиар», ни «административное давление» на управляемые группы избирателей. И практически не пытались «вбрасывать» бюллетени. Ну, а о том, чтобы переписать протоколы голосования, тогда никто и подумать не мог — как и представить себе, что через два десятка лет все описанное станет если не правилом, то уж точно не исключением.

Впрочем, надо сказать, что уверены в предопределенности исхода выборов были не только власти, но и очень многие избиратели.

В Ленинграде выборы проиграли шесть из семи членов бюро обкома КПСС — практически, вся высшая номенклатура. Депутатами стали отставной каперанг, а на тот момент грузчик Александр Щелканов, инженер Юрий Болдырев, профессора Анатолий Собчак и Анатолий Денисов, доцент Анатолий Демидов и начальник отдела НИИ Валерий Петропавловский, следователь Николай Иванов и многие другие, совершенно «незапланированные» кандидаты. В Москве по округам были избраны профессор Юрий Афанасьев, олимпийский чемпион и писатель Юрий Власов, следователь Тельман Гдлян, научный сотрудник Илья Заславский, писатель Рой Медведев, академик Юрий Рыжов, историк Сергей Станкевич, писатель Юрий Черниченко. И, конечно, опальный Борис Ельцин.

Когда Горбачев говорил о необходимости альтернативных выборов и политической конкуренции, он имел в виду лишь «косметический ремонт» партийно-советской системы, а вовсе не ее разрушение и не смену власти.

Но оказалось, что введение конкуренции стало той «дырочкой в плотине», которая неминуемо привела к ее разрушению и краху прежней системы.

После этого нам был дан шанс на построение принципиально другой, конкурентной, демократической системы — который, увы, был упущен.

Во многом теперь надо начинать сначала.

Источник: https://www.novayagazeta.ru/articles/2019/03/25/79990-kak-sdelat-demokratiyu

=============

Сергей Кара-Мурза:

26 марта 1989 года в СССР прошли первые (и последние) альтернативные общесоюзные выборы. Назвать их демократическими можно было с большой натяжкой. Из 2250 народных депутатов 750 отбирались от КПСС и лояльных «общественных организаций», от Комитета советских женщин до Всесоюзного общества филателистов. Еще в 399 округах «выборы» проходили по недоброй советской традиции: один кандидат на одно место.

Формально конкурентными были выборы в 1101 территориальном и национально-территориальном округе. «Формально» – ключевое слово. Перед тем, как попасть в бюллетень, кандидатам предстояло пройти предварительный фильтр (тогда говорили «сито») в виде окружных предвыборных собраний, сформированных из лояльных партийному начальству «трудовых коллективов».

Официально в задачу собраний входило «обсуждение выдвинутых по избирательному округу кандидатов в народные депутаты СССР». Фактически – отсев неугодных власти претендентов. Иногда система давала сбой, как это случилось в Москве, где неожиданный самоотвод космонавта Георгия Гречко позволил Борису Ельцину оказаться в избирательном бюллетене. На выборах 26 марта Ельцин победил директора ЗИЛа Евгения Бракова с результатом 89,4% против 6,9%. Но во многих случаях фильтр работал как часы. В числе кандидатов, заблокированных окружными собраниями, были, к примеру, будущие звезды российского парламента Петр Филиппов и Сергей Бабурин.

В Нижегородском избирательном округе № 158 (г. Горький) в народные депутаты СССР выдвинулись восемь кандидатов, в том числе старший научный сотрудник Научно-исследовательского радиофизического института Борис Немцов. Несмотря на свои 27, Немцов был хорошо известен в городе: за год до этого принимал активное участие в кампании против строительства атомной теплостанции, заручившись поддержкой академика Сахарова.

Окружное предвыборное собрание проходило 17 февраля в Большом зале Горьковского горисполкома. «Первым, по воле того же жребия, залу был представлен старший научный сотрудник НИРФИ Б. Е. Немцов, – писала городская партийная газета «Горьковский рабочий». – Его можно было бы назвать возмутителем спокойствия в зале». «Он выступал без пиджака, в какой-то странной кофточке, джемперочке. Вообще, как я потом узнал, у него не было даже пиджака, у Бори. Его это не заботило совершенно, – вспоминает активист горьковского демдвижения Виктор Лысов, присутствовавший на собрании. – Он держался совершенно естественно и говорил страшные вещи тогда перед коммунистами. О частной собственности говорил. Говорил о многопартийности. О необходимости убрать 6-ю статью Конституции».

До выборов Немцова не допустили: по решению окружного собрания в бюллетень были включены только два кандидата (оба ректоры горьковских вузов). Год спустя, на выборах народных депутатов РСФСР, которые проходили уже без фильтров, Немцов обошел соперников-коммунистов, победив во втором туре с результатом 57% голосов. Эта победа дала старт 13-летней работе в высших законодательных органах страны.

По итогам выборов народных депутатов СССР демократы оказались в подавляющем меньшинстве: численный состав Межрегиональной депутатской группы не превышал 12% от общего состава съезда. Но, как писал когда-то Сахаров о советских диссидентах, «дело тут не в арифметике, а в качественном факте прорыва психологического барьера молчания». Впервые в Советском Союзе с высокой трибуны, с телеэкранов и из радиоприемников зазвучали слова правды – слова, произносимые громко, ярко, логично, убедительно. Именно тот съезд, несмотря на его «агрессивно-послушное большинство», отменил 6-ю статью Конституции, денонсировал секретный протокол к пакту Молотова-Риббентропа, высказал «моральное и политическое осуждение» советскому вторжению в Афганистан.

Те выборы 30 лет назад преподали важный урок. Какой бы прочной ни казалась система, какими бы непроходимыми ни были фильтры, правда в конечном итоге все равно берет верх. Как писал Андрей Сахаров, «дело тут не в арифметике».

Источник:

«Дело тут не в арифметике». 30 лет выборам народных депутатов СССР https://echo.msk.ru/blog/karamurza/2395897-echo/

=======

О том, как проходили первые свободные выборы 26 марта 1989 года можно прочитать тут:
https://ed-glezin.livejournal.com/825317.html

======================

Приглашаю всех в группы «ПЕРЕСТРОЙКА - эпоха перемен»

«Фейсбук»:
https://www.facebook.com/groups/152590274823249/

«В контакте»:
http://vk.com/club3433647

========================




Ещё по теме:

30 лет первым свободным выборам. Николай Рыбаков – о том, как не надо строить демократию
https://www.yabloko.ru/publikatsii/2019/03/25

Наш Российский Исход из рабства советского начался ровно тридцать лет назад – 26 марта 1989 года выборами народных депутатов СССР, избираемых на альтернативной основе.
https://bclass.ru/vlast/vlast_i_obshchestvo/rossiyskiy-iskhod/

Рождение демократии: как 30 лет назад на Алтае проходили первые альтернативные выборы https://altapress.ru/politika/story/tak-rozhdalas-demokratiya-kak-let-nazad-prohodili-na-altae-pervie-alternativnie-vibori-239269?utm_source=yxnews&utm_medium=desktop

«Кинохроники Красноярья»: первые настоящие выборы в Красноярске
https://tvk6.ru/publications/news/39993/

https://youtu.be/Dk0T3R-L9Lo

О своем участии в выборах говорят члены Межрегиональной депутатской группы Юрий Андреев и Владимир Вобликов.
http://www.svoboda.org/content/transcript/25310364.html

Как Геннадия Бурбулиса избрали народным депутатом СССР.

Киножурнал СОВЕТСКИЙ УРАЛ 1989 № 11 "УЧИМСЯ ВЫБИРАТЬ"

https://www.youtube.com/watch?v=R96hTwg6Joo

Геннадий БУРБУЛИС, избранный в 1989 году народным депутатом СССР по Ленинскому избирательному округу города Свердловска:

- Я убеждён, что 26 марта 1989 года началась историческая эпоха глубинной трансформации советской империи в новое демократическое государство. В этот день впервые состоялось первое подлинно добровольное и свободное волеизъявление граждан. Я благодарен моему соратнику по городской дискуссионной трибуне Арно Яковлевичу Эппу, с которым наши фамилии были внесены в один бюллетень по одному избирательному округу. Избирательную кампанию мы вели в дружеском диалоге. С особым трепетом вспоминаю нашу совместную с ним встречу с избирателями в Горном институте, когда уже в конце встречи один пожилой гражданин раздражённо сказал: «Я пришёл сюда, чтобы мне помогли определиться, за кого голосовать. А вы не даёте ответа на этот вопрос». Мы не нашлись, что ответить, и тогда в разговор вступил другой избиратель: «Эпп возглавляет крупный проектный строительный институт и всю жизнь занимается строительством, а Бурбулис — учёный-философ и обществовед. Если хочешь жильё хорошее иметь, голосуй за Эппа, а если хочешь быть свободным — голосуй за Бурбулиса». Арно Яковлевич рассказывал избирателям о том, как можно решить жилищную проблему в стране, а я — о необходимости введения многопартийности, свободных выборов, освобождения от произвола бюрократии. В итоге большинство голосов избиратели отдали мне. Но если бы победил Арно, я бы тоже был очень рад этому.

Источник: https://www.oblgazeta.ru/politics/41965/?utm_source=yxnews&utm_medium=desktop

Ералаш №76 "Выборы"
https://www.youtube.com/watch?v=RWu6A1sVSFs

Сюжет №1 Выборы в Верховный Совет СССР
https://www.net-film.ru/film-26780/

26 марта 1989 года, возможно, стало пиком перестройки и надежд, связанных с ней. Журналист Виктор Лошак — о том, как свобода меняла страну.
https://www.kommersant.ru/doc/3923979?utm_source=yxnews&utm_medium=desktop

Путевка Ардзинба в политику: историк о первых альтернативных выборах в ВС СССР

Читать далее: https://sputnik-abkhazia.ru/Abkhazia/20190326/1026957626/Putevka-Ardzinba-v-politiku-istorik-o-pervykh-alternativnykh-vyborakh-v-VS-SSSR.html

https://sputnik-abkhazia.ru/radio/20190326/1026958030/Avidzba-rasskazal-o-znachenii-dlya-Abkhazii-pervykh-v-SSSR-svobodnykh-vyborov.html?utm_source=yxnews&utm_medium=desktop


=======================================


«Никто не знал, где будет сидеть, — в Кремле или в лагере»

Бывший член Верховного Совета СССР Сергей Цыпляев — о том, как в стране рождается политика.


— Как получилось, что вы решили баллотироваться в народные депутаты в 1989 году?

— Я был председателем Ленинградского областного совета молодых ученых и специалистов и членом Всесоюзного совета молодых ученых и специалистов. Всесоюзный совет решил, что надо выдвинуть своих кандидатов от комсомола. Перед заседанием президиума совета ко мне подошли два самых молодых и активных члена президиума и сказали, что меня будут выдвигать. Я сказал: «Ребята, может, не надо? Какой смысл?» Мне ответили: «Ты такой активный и боевой, попробуй только отказаться».

От совета выдвинули нескольких человек, мы прошли через огромную мясорубку выборов по линии комсомола (из 2250 депутатов 750 избирались от общественных организаций): кандидатов было около 10 тысяч, а депутатами стали 75 человек. Из всех, кого выдвинул Всесоюзный совет молодых ученых, я был единственным, кто дошел до финала.


Я тогда сказал своему приятелю, молодому ученому из Латвии: «Если нас с тобой, двух ученых в очках, изберут, значит, что-то в системе пошло не так». Нас избрали, а система пошла под откос.

— У вас были надежды, связанные со Съездом народных депутатов как демократическим органом нового типа?

— В тот момент все понимали, что так дальше жить нельзя, — это то, что сегодня начинает постепенно проклевываться. Но как жить дальше, мало кто представлял. Зато была четкая уверенность: сейчас соберется съезд, и все будет по-другому. В обществе были сверхвысокие ожидания.

Каждый день шла трансляция I Съезда народных депутатов по телевизору и по радио, и я видел людей в трамвае, которые прислоняли к уху приемник, чтобы не пропустить ни одного слова с заседания.

Сейчас невозможно представить, чтобы люди каждый день в прямом эфире смотрели, как заседает Государственная дума. Трудно вообразить общественную энергетику того времени.

— Те выборы можно назвать по-настоящему честными и конкурентными? Ведь 750 депутатов из 2250 не избирались, а назначались. Почти 2 тысячи избранных депутатов оказались либо членами КПСС, либо кандидатами на вступление в партию.


— Неверно говорить, что 750 депутатов назначались, а остальные избирались. Выборы в общественных организациях были очень жестокими и очень конкурентными. Мало где была такая борьба, как там.


https://www.novayagazeta.ru/articles/2019/03/26/79995-nikto-ne-znal-gde-budet-sidet-v-kremle-ili-v-lagere?utm_source=yxnews&utm_medium=desktop

=========================



Александр Минжуренко:

30 лет назад 26 марта 1989 года состоялись первые в истории СССР свободные демократические выборы. В этот пиковый день и у меня случился пик нервной и физической переутомленности. Я нисколько не волновался. Всё притупилось. Сходил сам проголосовал и впал в прострацию. Было уже как-то всё равно. Все силы были отданы предвыборной борьбе, и они –эти силы - закончились.
Поздно вечером начался подсчет голосов, и наблюдатели из моей команды стали мне по телефону докладывать предварительные результаты по отдельным участкам. Я принимал эту информацию очень спокойно и даже безучастно. На всех участках был обозначен кратный перевес тех, кто проголосовал за меня. Но я почему-то не радовался – все батарейки сели, и нервной энергии недоставало. Попозже мне очень захотелось спать.
И вдруг, я спокойно выдернул телефон из розетки и улегся в постель. И это при том, что подсчет закончился пока еще где-то в 15% участков. Очень странно для меня – такого нервного и переживательного. Любой фильм я всегда досматривал до конца, валясь от усталости – ведь было интересно, чем там всё закончится.
И спал я спокойно, глубоко и долго.
Затем встал и опять же очень спокойно, не торопясь, включил телефон. Моментально – звонок. Поднимаю трубку, звонит секретарь горкома партии Моренко Игорь Васильевич. Мы с ним были старыми знакомыми и коллегами – он тоже историк. «Ну что ж, Александр Васильевич, поздравляю с победой. Очень убедительной. У вас где-то 64%, у обоих соперников – по 14%.» А голос такой немножко грустный: он же партийный работник, а против меня был выдвинут обкомом КПСС член бюро обкома партии, дважды кавалер ордена Ленина, Генеральный директор НПО Микрокриогенмаша. Тяжелая так сказать артиллерия.
И опять. Нет, я не подпрыгнул, не закричал ура. Странно. Довольно вяло поблагодарил Игоря.
Более того, стало страшновато. Только сейчас ощутил, что с прежней устоявшейся жизнью покончено. Теперь начиналась новая жизнь – совершенно неведомая.
Потом я так и стал называть себя - «унесенные ветром».




























Tags: Вишневский, выборы 1989
Subscribe

Posts from This Journal “выборы 1989” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments