ed_glezin (ed_glezin) wrote,
ed_glezin
ed_glezin

Categories:

Битва за "Англетер"

В 6 утра, в понедельник, 16 марта 1987 года, несколько членов Группы спасения вместе с дружинниками молодежного объединения «Форпост» собрались у забора, окружавшего питерскую гостиницу «Англетер» чтобы организовать «живую цепь» вокруг здания и не пустить на стройплощадку технику. За несколько часов к горстке активистов стихийно присоединились сотни людей. Начался беспрерывный трехсуточный митинг — первая несанкционированная общегородская акция протеста.

Через площадь за эти дни прошли тысячи людей, для многих из которых это стало первым шагом в общественно-политической деятельности. Многие из них создали новые организации в защиту культурного наследия. В англетеровские дни в университетской среде возникло общество «Петербург», вчерашние сайгонские тусовщики и неформалы превратились в грамотных пикетчиков и акционеров под именем группы «Англетер».

В "Англетер" останавливались Александр Куприн, Андрей Белый и Ссип Мандельштам, в начале 1920-х в нем поселилась Айседора Дункан, приехавшая в Россию, чтобы открыть собственную танцевальную школу. В 1925 году именно здесь трагически оборвалась жизнь Сергея Есенина.

«Англетер» пал — гласность победила


"Вечерний Петербург"
№186 (25455) от 12.10.2015
Алла Репина


В марте 1987 года, на Исаакиевской площади прошло первое открытое выступление ленинградцев против действий власти. Снос гостиницы, в которой погиб поэт Сергей Есенин, стал импульсом для развития гражданского общества.

Очарование и дух старины
В туристической рекламе пятизвездная гостиница «Англетер» позиционируется как замечательный островок древности (своего рода Англия!), со всех сторон окруженный достопримечательностями. Гостям города «Англетер» подается в качестве полностью отреставрированного памятника архитектуры XIX века, сохранившего дух и очарование старины.
Баталии, гремевшие четверть века назад вокруг этого островка, находятся за рамками продвижения туристического продукта под названием «Санкт-Петербург».

Третьеразрядное общежитие
При советской власти «Англетер» был частью гостиницы «Астория», возведенной в 1913 году. Постройка на углу Гоголя (ныне Малая Морская) в XIX веке не раз перестраивалась, обретя знакомый нам облик после капремонта 1912 года. После событий 1925 года, связанных с гибелью Сергея Есенина, гостиница трижды реконструировалась, а номер, в котором поэта нашли повешенным, не сохранился.
В середине 1970-х годов город решил реконструировать комплекс интуристовской гостиницы «Астория» — «Англетер» при этом полностью перестроить.
— «Англетер» — это по сути малоприспособленное для нормальной жизни общежитие, узкий корпус которого во всех случаях не позволял построить удобную по планировке гостиницу, — приводил аргументы за снос Сергей Соколов, главный архитектор города в 1986 — 1992 годах.
— Третьеразрядная гостиница, невзрачный отель, — вторила ему пресса города.
Проект разрабатывали 12 лет, затем реконструкция была отдана строительной компании под финским названием. К 1 июня 1987 года город должен был передать застройщику свободную стройплощадку.

Искра от дома Дельвига
За год до того, в 1986 году, в Ленинграде возникло то, что сегодня именуют градозащитным движением. Горожане отстояли дом Дельвига на Загородном проспекте — его собирался снести «Метрострой»: как мешающий сооружению станции метро «Достоевская». Вахту у дома, в котором жил лицейский друг Пушкина, несли молодежь, представители творческой и научной интеллигенции. Не пускать под нож бульдозера дом Дельвига призывал академик Дмитрий Сергеевич Лихачев. Подействовало: скромный особнячок на Загородном был спасен.
«Спасение» — так и назвали свою группу защитники дома Дельвига, целью провозгласив защиту памятников Северной столицы. Подобные объединения тогда имели официальное определение «неформальные». Несмотря на новый курс КПСС на перестройку и гласность, в Смольном к ним относились неважно. Презумпция виновности была обязательной в любом выступлении официальной прессы в их адрес (а иной прессы не существовало).

А читали ли они Есенина?
Защищать от сноса дом, в котором погиб Есенин, группа «Спасение» вышла 16 марта. Без мобильной связи и без социальных сетей в Интернете (коего еще не было) на следующий же день группка активистов выросла до внушительной толпы на Исаакиевской площади.
Кто эти люди, совершившие кавалерийский наскок на забор у гостиницы «Астория», недоумевали городские газеты. «Просвещенные? Нет, люди, не ознакомленные даже с проектом будущей реконструкции зданий, а порой и не знающие творчества Есенина. При всей серьезности и важности задач, поставленных группой «Спасение», им необходимо пересмотреть формы и методы своей деятельности», — пеняла пресса. Тиражи газет были стотысячные — народ узнал, что город обижают, а горожан считают темной серой массой без права голоса, и пошел на площадь.
«Почему газеты не дают резкую оценку поведению молодежи на площади?» — вопрошали в прессе некие инженер В. Козлов и рабочий Б. Сидоров. «Вольная ассоциация дилетантов», «некий почти фантастический сверхорган, претендующий на всеобщий городской контроль и управление», «играют в демократию, пользуются трескучими фразами, жонглируют проблемами, скатываются к говорильне и к демагогии», «действуют по написанному извне сценарию» — таков был арсенал обвинений от официальной пропаганды.

Переговоры
18 марта Мариинский дворец пошел на переговоры с митингующими. В Ленгорисполкоме лидеров группы «Спасение» приняли заместители председателя (в их числе зампредисполкома по культуре Валентина Матвиенко), руководство инспекции по охране памятников, были представители горкома комсомола, главный архитектор города, главный редактор газеты «Смена». Защитников убеждали в необратимой аварийности здания.
Выйдя из Мариинского дворца, переговорщики увидели, что войска выстраиваются колонной напротив «Англетера», вскоре они оттеснили митингующих от забора.

— Формально — разгона не было, только лишь заставили перебраться народ на новое место — к Исаакиевскому собору. Оттуда, со ступенек, было хорошо видно, как рабочие лебедками натянули привязанные к остаткам нижних простенков тросы и подрубленный лицевой фасад здания медленно пополз вниз, утонув в клубах известкового дыма, — так рассказывают они о финале.
Формально власти лишь распорядились обычным жилым домом по своему усмотрению. Митингующие формально были лишь нарушителями общественного порядка, вышедшими на площадь без согласования с властями. Они потерпели поражение — власти выиграли. А резонанс от сноса «Англетера» получился обратным. Слово «Англетер» стало синонимом прекрасных порывов души.

Пришли те, кто любит свой город, — не предполагая, что станут в истории Петербурга первыми, кого разогнали войска.

Всесоюзный резонанс
— Это был первый случай в советской истории, когда произошло открытое выступление против действующей власти, — оценивает сегодня события вокруг «Англетера» Анатолий Ежелев, в то время представлявший в Ленинграде газету «Известия», а затем депутат I съезда народных депутатов СССР. — Все остальные, до того, были в подполье, диссидентские. Даже противостояние у дома Дельвига — все же оно происходило не прямо перед Мариинским дворцом, перед органом власти.

Статьи во всесоюзной газете в защиту прекрасной ленинградской молодежи, вышедшей отстаивать свой город, образумили Смольный и заставили пресечь репрессии к «смутьянам».

— Это же прекрасно, что молодежь так любит свой город, любит Есенина, любит Дельвига, любит свою историю, и с этим надо считаться, — процитировал Ежелев слова академика Лихачева.

После этого: власти обязались привести фасады «Англетера» в соответствие с архивными авторскими чертежами и установить на фасаде мемориальную доску в память Есенина. А главное — сделать правилом систематическое обсуждение важнейших градостроительных задач и широкие дискуссии с привлечением общественности. Исполком Ленсовета обязался учиться работать в условиях гласности. В Доме архитектора решили открыть постоянно действующую выставку, представляющую проекты реконструкции зданий центра. Обо всех новых решениях, касающихся реконструкции зданий старой застройки, — заблаговременно сообщать на страницах ленинградских газет, по радио и телевидению.

— События вокруг «Англетера» стали импульсом для развития гражданского движения в городе, — убежден сегодня Сергей Васильев, один из организаторов «Спасения». — Если бы удалось защитить «Англетер», спасти его — не было бы такого резонанса.

А далее действие стало равно противодействию, и Ленинград плавно вступил в эпоху митингов, акций протеста и перемен. Но и став Петербургом, он порой устраивает дежавю на Исаакиевской площади, веря в существование написанных извне сценариев...

http://www.vppress.ru/stories/Angleter-pal--glasnost-pobedila-13408

Еще статьи по теме:

Группа спасения. Как это начиналось.
https://protect812.com/2017/03/04/gruppa-spasenija-kak-jeto-nachinalos/

Татьяна Лиханова. Дневник Англетера
http://era.inter-it.org/case14lihanova/

Защита "Англетера" в 1987 году и современная ситуация в Петербурге.

Беседа с Алексеем Ковалевым. В 1985 году окончил кафедру археологии Ленинградского государственного университета. В 1986 году совместно с Сергеем Васильевым создал первую независимую легальную общественную организацию в СССР – Группу спасения историко-культурных памятников Ленинграда. В 1990 году избран депутатом Ленсовета. С 1994 года – депутат Законодательного собрания Санкт-Петербурга, заместитель председателя Комиссии по образованию и культуре.

https://www.svoboda.org/a/391633.html

http://www.save-spb.ru/page/spasenie/nevostrebovannye.html?section=spasenie

Англетер — повторение пройденного
http://novayagazeta.spb.ru/articles/4889/

Гостиница «Англетер» и перестройка, 1987 год
Татьяна Лиханова, Дмитрий Лихачев, Александр Городницкий
https://www.e-reading.by/chapter.php/1032001/150/Fedotova_-_Sankt-Peterburg._Avtobiografiya.html

Беседуют организаторы акции протеста 16-18 марта 1987 г. - депутат Законодательного Собрания Санкт-Петербурга, заместитель председателя Комиссии по образованию и культуре Алексей Анатольевич Ковалев, журналист Сергей Георгиевич Васильев, основатели Группы Спасения, и участник тех событий - художник Александр Кириллович Гущин
http://www.spbumag.nw.ru/OLD/Spbum06-97/7.html

=============


Англетер (репортаж с места события 20 марта 1987 г.)
20 марта 1987 г. Англетер (1).

Шум и грохот ясным днём, мартовским, весенним,
Иностранные туристы: «Любопытно, сэр!
Что ломают?» – «Это там, где поэт, Есенин,
В пятом нумере того… В общем, Англетер».

Плюс и минус – два конца, вечные начала.
Хронология событий развивалась так:
Две толпы. Одна толпа: «Не дадим!» - кричала
И бросалась под бульдозер, словно бы под танк.

Ей милиция: «Назад! Ни к чему волнения!
Здесь не жил он никогда, правду говорим.
Что? Где жил? А вот пройдёмте прямо в отделение,
Там составим протокол и сразу объясним».

Ей в поддержку голоса: «Мало ль, что сломали!
Кто у власти, им видней, как тут поступить.
Слишком много вольности дали, не пора ли
К тем, кто власть не уважает, власть употребить?

Налицо подрыв устоев, это видно сразу.
Высший попирается интерес страны.
Митингуют – притащили с запада заразу,
Из Европ да из Америк, с ихней стороны!»

-Что за шум, а драки нет?
-Без десятки нолик.
Кто-то умер, говорят, разошёлся слух…
-Говорят, что был поэт…
-Значит, алкоголик!
И, наверно, пил с утра. А можно только с двух (2).

-Жил бы тихо - помер с миром, благочинно, в общем.
Ну, а этот в петлю влез – непристойно, всё ж.
- И жена американка…
- Стало быть, фарцовщик.
- И прописки не имел…
- Так, выходит, бомж! (3).

Вроде бы, со всех сторон аргументы веские,
Только с этой болтовни толку - ничего.
Но поскольку власть у нас всё ещё советская,
Вот – ответственный товарищ, спросим у него.

И «ответственный» в ответ: «Вы, конечно, правы, но,
Мы бы тоже не хотели, может быть, ломать…
Только это фирмой нам условие поставлено.
Фирма иностранная. Надо понимать!»(4).

Что б не вещали там, на заморском проводе,
Хоть порой наговорят, прямо скажем, всласть,
Объясните популярно, кто хозяин в городе:
Финская ли фирма, советская ли власть?

- Власть хозяин. Флаг висит.
- Флаг-то наш, не спорим.
- А раз так, то и не суйся не в свои дела.
Что поломано, потом заново отстроим
Из бетона, так сказать, а также из стекла.

-Да, отстроим. Опыт есть. Стройка нам по духу.
Если вспомнить, например, прежнюю войну,
Как из пепла и руин, праха и разрухи,
Из развалин поднимали целую страну.

Как работали тогда, так бы строить ныне.
Только маленький вопрос надо обсудить.
Там война была, а тут времена иные,
Нет войны, фашистов нету, так кого винить?

-Как винить, зачем и в чём?
- Ну а в том, хотя бы,
Что вытаскиваем клюв – увязает хвост.
Где та свалка, на которой Пересвет с Ослябей (5).
Почему бурьян густой у солдатских звёзд?

-О солдатах соглашусь. Только не для прессы.
А Ослябя с Пересветом – стоит ли о них?
Да, герои. Но монахи! Значит – мракобесы,
И не зря их почитает церковь как святых.

И поехал, и понёс, без стыда, не каясь…
Вновь гуляют по Руси шабаш, бред, бедлам.
Всё, что прежде берегли, кровью умываясь,
Топчем и громим теперь как ненужный хлам.

Только за море глядим – где там Чудо-Юдо?
Непрестижно похвалить в небе журавля.
Так живём и забываем, кто мы, и откуда,
И откуда «есть пошла» русская земля.

Всё порушим, сохранив только бутафорию,
Задохнёмся до смерти фемиамом грёз,
Слепо веря приказавшим вымарать историю,
Чтобы было, как послаще, и ни капли слёз.

Но подкрашенная явь – дуракам отрада,
Как бумажные цветы – жизни нету в ней.
Мне удобной копии Родины не надо,
Дайте мне оригинал Родины моей!.
(1987).

https://www.chitalnya.ru/work/1276352/

БИБЛИОГРАФИЯ ПУБЛИКАЦИЙ ПО ЗАЩИТЕ "АНГЛЕТЕРА":

Хренков Д. Мальчики с Исаакиевской // Вечерний Ленинград, № 66 (18156). СПб., 1987, марта 20, стр. 3.
Кириллов Ю. Противостояние // Ленинградская правда. СПб., марта 21.
Кокосов В. Закон претензий не имеет // Смена, № 67. СПб., 1987, марта 21.
Чулаки М. Ещё раз о пользе гласности // Литературная газета, № 13 (5131). Москва, 1987, марта 25.
Ежелев А. Кому урок? // Известия. Москва, 1987, марта 27.
Шевчук С. Камо грядеши? Размышления после "учредительной конференции" Совета по экологии культуры // Вечерний Ленинград, № 74 (18164). СПб., 1987, марта 30, стр. 3.
Петриченко О. "Англетер": эмоции и факты // Огонёк. Москва, 1987.
За ширмой полуправды: Исполком Ленсовета пытается спрятать истину о противозаконном сносе "Англетера" // Известия. Москва, 1987, июля 4.
После "Англетера" // Вечерний Ленинград, № 157 (18247). СПб., 1987, июля 9, стр. 2.
Ежелев А. В одной лодке: О том, как утверждается новое мышление на словах и на деле // Известия, № 213 (22020). Москва, 1987, августа 1, стр. 3.
Особый случай // Вечерний Ленинград. СПб., 1987, августа 3.
Гронский В. "Астория" под крышей // Ленинградская правда, № 276 (22418). СПб., 1988, декабря 1, стр. 4.
Богословская Е. Они разрушили "Англетер". Мы построили демократическое общество // Час пик, № 4. СПб., 1990, марта 19, стр. 8.
В. К. Один "Англетер" тому назад // Невский курьер, № 3 (32). СПб., 1992, март, стр. 2.
Ковалёв А. "Мы легализовали общественную борьбу": Десять лет назад в Ленинграде был снесён памятник истории и культуры - гостиница "Англетер" // Независимая газета. Москва, 1997, марта 21.




==================================

Приглашаю всех в группы «ПЕРЕСТРОЙКА - эпоха перемен»

«Фейсбук»:
https://www.facebook.com/groups/152590274823249/

«В контакте»:
http://vk.com/club3433647

==========================================================




































Tags: ! - История Перестройки, 1987, Англетер, Есенин, митинги
Subscribe

Posts from This Journal “! - История Перестройки” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments