ed_glezin (ed_glezin) wrote,
ed_glezin
ed_glezin

Categories:

Закрытие «Берёзки»

28 января 1988 года в СССР было объявлено о ликвидации чеков Внешпосылторга и магазинов «Березка».

Из-за того, что советская экономика имела «замкнутую» модель, для связи с «внешним миром» в ней существовало несколько «промежуточных» валют. Помимо основного рубля, который не был конвертируемым и в народе назывался «деревянным», с 1964-го года были введены так называемые «чеки Внешпосылторга». Они выпускались только в виде банкнот (бумажные чеки были даже на 1 копейку).

Чеками Внешпосылторга (ВПТ) платили зарплату советским гражданам за границей: преимущественно инженерам, работавшим по строительным контрактам, а также специалистам (например, преподавателям, врачам и военным советникам), работавшим по контрактам с заграничными государственными и частными учреждениями (госпитали, университеты и т. д.), морякам (но эти получали чеки Внешторгбанка (ВТБ)), рядовым работникам посольств и прочим лицам внутри СССР, получавшим гонорары или переводы в валюте.
С Сфера применения

Основной целью введения сертификатов (а позднее чеков ВПТ) было стремление Советского государства максимально сохранить драгоценную валюту в казне — таким образом, валюта за работу сотрудника шла государству, а сам загрансотрудник получал чеки. Ведь если бы служащие, работающие за границей, получали валюту на руки, то тратили бы её на месте. Кроме того, купленные ими за границей вещи, они ввозили бы в СССР, что неизбежно приводило бы к неконтролируемой спекуляции.

В результате, во время пребывания за границей часть зарплаты загранработников в валюте добровольно (но не более 60 %) переводилась на счёт во Внешэкономбанке, с которого можно было на месте (обычно через советника по экономическим вопросам при Посольстве СССР) или по возвращении в СССР получить заранее заказанную сумму в виде сертификатов (позже — чеков). Впрочем, дипломаты могли ввозить в СССР и ограниченное количество инвалюты, которую они были обязаны конвертировать в сертификаты (чеки) не позже установленного срока, иначе наличие у них валюты тоже считалось незаконным.

Также в 1964-м году были введены чеки ВТБ (или «боны» на сленге) для моряков загранплаванья.

На третьем этаже ГУМа и в ЦУМе существовала система «закрытых спецотделов», где загранработникам или их родственникам выдавались заказанные заранее по каталогам вещи. Система была крайне громоздкой и практически не позволяла реализовывать мелкий ширпотреб (например, обменять ботинки на подходящий размер было невозможно).

В результате была внедрена более гибкая система сертификатов Внешпосылторга. Они существовали трёх типов: «сертификаты с синей полосой» — выплачивались гражданам, работавшим в странах СЭВ (коэффициент зачисления на счёт 1:1); «сертификаты с жёлтой полосой» — выплачивались загранработникам, работавшим в странах с неконвертируемой валютой, то есть в третьем мире, например, Индии, странах Африки и т. д. (коэффициент 4,6:1) и «бесполосые сертификаты» — выплачивались работавшим в странах с СКВ (коэффициент 4,6:1). таким образом «жёлтополосые» и «бесполосые» сертификаты негласно были физическим аналогом условно-счётного инвалютного «золотого» рубля, исполняя функцию «советских червонцев», но, в отличие от предшественников, официального хождения в широком обороте не имели и в руках лиц, не могущих подтвердить документально законный источник происхождения, приравнивались к иностранной валюте, владение которой для советских граждан было уголовно наказуемо.
« «Берёзка»

Сертификаты и боны (позже чеки) можно было законно отоваривать исключительно в сети специальных магазинов — «Берёзках», кроме того, их можно было внести в качестве взноса в жилищный кооператив, но лишь по коэффициенту 1:1 к обычному рублю, что также было дополнительной статьёй дохода государства.

Суть системы сертификатов состояла в том, что загранработники в разных странах при формально сравнимых величинах окладов (близких к средним по Союзу), реально получали значительно различающиеся по покупательной способности зарплаты. Например, оклад советского переводчика в Индии, составлявший условно 200 рублей, фактически в «жёлтополосых сертификатах» составлял 920 рублей, при этом оклад переводчика, например, в Венгрии, равный 400 рублей в «синеполосых сертификатах» составлял те же 400 руб. Соответственно, в «Берёзке» за сине- и жёлтополосые сертификаты продавали не только одежду, ковры, хрусталь и прочий ширпотреб производства СЭВ, но также и автомобили.

За «бесполосые сертификаты» реализовывался также качественный импортный ширпотреб, включая западную аудио- и видеотехнику и дефицитные продукты питания. Особенно наглядной была разница в покупательной способности сертификатов на примере легковых автомобилей:

«Волга» ГАЗ-21 стоила 5500 руб., в «синеполосых» и только 1200 в «бесполосых» и «жёлтополосых»;
«Москвич-408», соответственно 4500 и около 900 рублей;
«Запорожец» — 3500 и 700 руб.

Такое явное неравенство приводило к накоплению недовольства среди рядовых загранработников и создавало поле для «спекулятивных операций», то есть разменов сертификатов разных типов «между своими», а также «чёрный рынок», действовавший несмотря на строгий запрет на подобные операции (срок до 8 лет по ст. 88 УК РСФСР).

Чтобы изобилие «Берёзок» не смущало простых советских граждан, не имевших доступа к «оазису», окна в них, как правило, были плотно занавешены.
В Валютные магазины

Курс сертификатов к советскому рублю составлял в начале 70-х 1:1,5-2 за «синеполосые», 1:6-7 за «жёлтополосые» и 1:8-9 за «бесполосые». Кстати, для высших дипломатических работников (от уровня советника и выше) существовали отдельные чеки серии «Д», принимавшиеся к оплате наравне с наличной валютой от иностранцев в параллельной системе валютных магазинов — «Берёзках».

Таким образом, в СССР существовали две полностью раздельные (чековая и валютная) торговые системы магазинов (в РСФСР — «Берёзка», в УССР — «Каштан», в Латвийской ССР — «Дзинтарс», а в Азербайджанской ССР — «Чинар»). В валютных магазинах могли законно отовариваться только иностранцы, дипломаты и высшая партийная номенклатура. Рядовые загранработники должны были пользоваться только чековыми «Берёзками», в свою очередь закрытыми для остальных советских граждан, располагавших только советскими рублями.

Большинство рядовых советских загранработников исправно переводили значительную часть своих зарплат за границей на счета Внешэкономба́нка, чему способствовали и строгие таможенные ограничения на ввоз в СССР частными лицами товаров длительного пользования, а также продажа исключительно за чеки таких престижных и дефицитных товаров, как автомобили «Волга». Со значительным расширением в 70-х числа выезжающих за рубеж на работу граждан и для упрощения работы системы «Берёзка», в 1974 году сертификаты всех типов были заменены «чеками Внешторгба́нка» единого образца.

При получении денежных переводов из-за рубежа они обязательно проходили через Внешторгбанк и внутри СССР также выдавались чеками, а не в исходной валюте.

Официально чеки Внешпосылторга на обычные советские рубли не обменивались (могли только засчитываться по курсу 1:1 при взносах за ЖСК или гараж), что, впрочем, не помешало данному виду «теневого бизнеса» в Москве и Ленинграде к середине 80-х расшириться до массового общественно-экономического явления
Л Ликвидация «Берёзок»

Эти негативные явления стали известны широкой общественности только в эпоху Гласности, вызвав массовую «волну возмущения», не столько фактом существования «Берёзок», сколько разностью в фактической величине оплаты труда «простых бурильщиков в Каракумах и Сахаре. В результате система торговли за наличные чеки в магазинах «Берёзка» была признана руководством СССР социально несправедливой, и в начале 1988 года ликвидирована.

Ликвидация была вызвана не столько заботой номенклатуры о всеобщем равенстве, сколько желанием отвести общественное внимание от спецраспределителей партийного и комсомольского аппарата, о которых тогда тоже заговорили в открытую.

Накануне закрытия, в «Берёзки» выстроились километровые очереди.

С прилавков сметались все товары (часто с переплатой работникам магазинов). Очереди занимались ещё ночью. Отсутствие внятных разъяснений со стороны советского руководства вызвало слух об отмене (обнулении) чековых вкладов вообще.

Но «Берёзки» не закрылись. Они лишь перешли на безналичный расчёт (к слову, гораздо менее удобный). Оплату за выписанный в магазине товар необходимо было производить непосредственно в банке путём безналичного перевода стоимости товара с личного счёта на счёт магазина, то есть фактически была возрождена система «спецотделов», действовавшая до 1964 года). Валютных магазинов «Берёзка» данные изменения не коснулись.
Н Начало рынка

Весной 1991 года в СССР был введён «рыночный курс» рубля и одновременно смягчён режим хождения наличной валюты (хотя действие 88 ст. формально и не было отменено), появились первые официальные пункты обмена валюты, а в 1993 году чековые счета загранработников во Внешэкономбанке были конвертированы в СКВ.

Источник: https://vk.com/@ussr80x-zakrytie-berezki

==================================

Приглашаю всех в группы «ПЕРЕСТРОЙКА - эпоха перемен»

«Фейсбук»:
https://www.facebook.com/groups/152590274823249/

«В контакте»:
http://vk.com/club3433647

==========================================================















Tags: ! - История Перестройки, 1988, Березки
Subscribe

Posts from This Journal “! - История Перестройки” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments