ed_glezin (ed_glezin) wrote,
ed_glezin
ed_glezin

Categories:

Как Михаил Горбачев позвонил Андрею Сахарову,чтобы сообщить о его освобождении из горьковской ссылки

32 года назад - 16 декабря 1986 года - Михаил Горбачев позвонил Андрею Сахарову, чтобы сообщить о его освобождении из горьковской ссылки. Соответствующее решение Политбюро ЦК КПСС было принято 1 декабря (диссидент Анатолий Марченко умер после прекращения им голодовки в Чистопольской тюрьме 8 декабря).


Из моей статьи 1996 года "Освобождение":


Горбачев решает сам объявить Сахарову о его освобождении. 15 декабря на квартире Андрея Дмитриевича устанавливают телефон. На следующий день состоялся разговор между Горбачевым и Сахаровым, в ходе которого Генеральный секретарь призвал главного диссидента "вернуться к своей патриотической деятельности".

Позднее Сахаров назовет этот поступок Горбачева "нетривиальным". И действительно, казалось, что нет никакой необходимости в прямом личном контакте главы государства и ссыльного ученого. Для многих известие об этом звонке было потрясением, сравнимым, быть может, с шоком от первой встречи Горбачева и Рейгана в ноябре 1985-го. Если тогда это воспринималось как встреча лидера СССР с "внешним врагом №1 ", то непосредственный контакт с Сахаровым - как заочная встреча с "внутренним врагом №1".

Так разрушались догмы и стереотипы эпохи «развитого социализма».

Вот как Александр Яковлев объясняет желание Михаила Горбачева позвонить Сахарову:

- Михаил Сергеевич наверное хотел показать, что это он настоял на его возвращении. И это на самом деле так. А почему, раз у него руки развязаны он и сделал этот искренний шаг. Хотя, может быть, тут присутствовал и политический момент. Но на самом деле, я хочу подтвердить, что он был сторонником его освобождения и прекращения вот этого дела.

На следующий день после исторического телефонного разговора - 17 декабря Президиум Верховного совета СССР издает соответствующие указы, официально подтверждающие освобождение Сахарова и Боннэр, 20 декабря к Андрею Дмитриевичу приезжает недавно избранный президентом АН СССР - Г.И. Марчук и обговаривает с ним детали его возвращения в Москву и полного восстановления на работе в ФИАНе.

Непосредственную же дату приезда Сахарова в столицу СССР определила... погода. Вот как об этом вспоминал его друг и коллега Е.Л. Файнберг: "Узнав его горьковский номер телефона, я, смеясь от счастья, позвонил Андрею Дмитриевичу. Спросил: "Когда же вы приедете?". Он ответил: "Елене Георгиевне нельзя выходить, если мороз ниже -10°. Вот обещают в понедельник потепление. Если так будет - поедем во вторник утром".

И вот во вторник, 23 декабря 1986 г., в 7.30 утра на Ярославский вокзал прибывает поезд "Горький-Москва" и на перрон из вагона СВ выходят А.Д. Сахаров и Е.Г. Боннэр. Прекращается почти семилетняя ссылка академика Сахарова и двухлетняя - Елены Боннэр.

====================

Михаил Горбачев: Сахаров был освобожден по тем же самым причинам, по которым я решил выводить нашу страну из несвободы к свободе. Это был важный пункт такого процесса. Ведь, считать, что мы движемся к демократии, в то время, когда в стране оставались политические заключенные и в ссылке находился выдающийся человек (представитель интеллигенции, демократ) это был бы просто нонсенс. Потому это было вполне обдуманное решение. Ну конечно для того, чтобы это сделать, надо было пройти какой-то период, какой-то этап. Не так все просто было. Каждый шаг был трудным.

Прочитать статью полностью можно тут:

Часть 1:
https://ed-glezin.livejournal.com/31297.html

Часть 2:
https://ed-glezin.livejournal.com/31127.html

=======================================

Приглашаю всех в группы «ПЕРЕСТРОЙКА - эпоха перемен»

«Фейсбук»:
https://www.facebook.com/groups/152590274823249/

«В контакте»:
http://vk.com/club3433647

==========================================================

М.С.Горбачев дал интервью для выходящего в издательстве РГГУ сборника статей, посвященного академику А.Д.Сахарову.

Вопрос: Как возникло решение позвонить Сахарову и лично сообщить ему о принятом решении?

М.С.Горбачев: Я считал, что так будет правильно. Но в ходе разговора на Политбюро обсуждались и другие варианты – например, поручить президенту Академии Наук сообщить об этом Андрею Дмитриевичу. Но когда я сказал, что будет правильнее мне самому позвонить ему в Горький, сообщить о решении, поговорить, то все поддержали. Кстати, потребовалось какое-то время, чтобы связисты КГБ установили связь, но разговор состоялся, и он мне запомнился.

Андрей Дмитриевич был очень взволнован, даже возбужден, его переполняло то, что он обязательно мне хотел сказать, и я должен был его сначала как-то успокоить, чтобы сказать главное: Политбюро приняло решение о том, что он может возвращаться в Москву. Я сказал: у вас есть квартира, работа, и я уверен, что вы сможете нормально работать, заниматься всеми делами. Сахаров выслушал и сразу же стал говорить о том, что не давало ему покоя: «Михаил Сергеевич, я прошу вас отпустить узников совести, которые находятся сейчас заключении». Он приводил факты, называл имена, торопился, и мне, откровенно говоря, было трудно продолжать разговор на таких эмоциях, хотя стремление Андрея Дмитриевича помочь конкретным людям не могло не вызвать уважения. Я сказал ему, что в этих делах мы будем безотлагательно разбираться, и у меня действительно было такое намерение: в стране, где происходят перемены, расширяется гласность, люди не должны сидеть в тюрьме за свои взгляды, за выражение своего мнения. А для Сахарова главное было, чтобы это дело не заволокитили, поэтому он так нажимал.

http://www.gorby.ru/presscenter/publication/show_28498/

=======================================

Илья Дадашидзе:


Вы были тем человеком, который вернул Сахарова из Горького. Как это было? Как вы позвонили, какой был разговор?

Михаил Горбачев:

Я сказал, чтобы меня соединили по телефону с Андреем Дмитриевичем. Он принял это так, что больше всего его беспокоила даже не собственная судьба - он сразу мне начал говорить: "Ну, вы должны изменить, столько людей сидит, совершенно невиновных". Я говорю: "Андрей Дмитриевич, я хочу, прежде всего, сказать, что мы приняли решение о том, чтобы вы вернулись из ссылки. И дальше мы уже продолжим и эти разговоры..."

https://www.svoboda.org/a/24226531.html

==============================================


Из интервью А.Д. Сахарова журналу "Континент", 1987. №52.


А. С. В половине одиннадцатого, вечером 15 декабря, раздался звонок в дверь, и вошли три человека. Двое были с телефонной станции, техники, а третий - гебист.

Н. Б. И они не дали никаких объяснений, почему они явились так поздно вечером?

А. С. Понимаете, мы же были там, как заключенные. Какие уж тут объяснения!

Н. Б. И они долго возились?

А . С. Да нет, все было сделано очень быстро. Все делалось временно, они даже провод не закрепляли. А перед уходом гебист сказал: «Завтра около десяти вам позвонят». Он сказал это под самый конец, видно, боялся, что мы станем возражать: мол, никаких звонков нам не надо.

Н. Б. Вы боялись, что будет новая попытка взять у вас интервью?

А. С. Не боялся, чего мне бояться. Я просто отказался бы давать интервью, и все. Но я сразу подумал, что будет звонить Горбачев.

Н. Б. А были другие звонки утром, до Горбачева?

А. С. Нет, только в 9 утра позвонили с телефонной станции, сказали нам наш номер. Рабочие-то ушли, номера не оставив. Но потом, после звонка Горбачева, снова позвонили с телефонной станции, сказали, что наш номер изменяется, и дали другой номер.

Н. Б. В котором часу позвонил Горбачев?

A C . Горбачев позвонил в три часа дня, когда я уже перестал ждать звонка, собрался идти за покупками, да и еще всякие дела были. Я уже решил, что ГБ передумало, а тут Горбачев и позвонил.

Н. Б. У вас не возникло мысли отказаться от разговора с Горбачевым?

А. С. Нет, такой мысли у меня не было. Вначале мне сказали: «Сейчас с вами будет говорить Михаил Сергеевич», и я сразу понял, что речь пойдет о моем освобождении.

H. Б. В этом разговоре вы говорили о судьбе политзаключенных, настаивали на их освобождении, говорили о трагедии Марченко.

E. Б. Он только об этом и говорил, о себе - ни слова.

А. С. Но я Горбачева поблагодарил, два раза - в начале разговора и в конце, поблагодарил за внимание. Получилось, однако, что разговор кончил я. Это даже как-то невежливо получилось. Я сказал «до свидания», и ему тоже ничего не оставалось, как попрощаться.

Н. Б. А о вашем будущем Горбачев ничего не говорил?

А. С. Он сказал: « У вас есть квартира, так что с жильем проблем не будет. Я подошлю к вам Марчука. Переезжайте в Москву и возвращайтесь к патриотическим делам».


https://philologist.livejournal.com/9589185.html

========================

Из книги воспоминаний Андрея Сахарова: "Горький, Москва, далее везде..."

15 декабря исполнилось 25 лет со дня смерти папы. Вечером мы с Люсей, как обычно, смотрели телевизор, сидя рядом в креслах, Люся что-то штопала. В 10 или в 10.30 неожиданный звонок в дверь. Для почты слишком поздно, а больше никто к нам не ходит. Может, обыск? Это были два монтера-электрика, с ними гебист. "Приказано поставить вам телефон". (У нас возникла мысль, что это какая-то провокация; может, надо отказаться? Но мы промолчали.) Монтеры сделали "перекидку". Перед уходом гебист сказал: "Завтра около 10 вам позвонят".
Мы с Люсей строили всякие предположения, что бы это могло быть. Может, попытка взять интервью для газеты? До этого было две попытки: в сентябре письмо из "Нового времени" и в начале ноября из "Литературной газеты" - предложение, переданное Гинзбургом в его письме. Я отказался, так как не хотел давать интервью в условиях, когда я никак не могу проконтролировать точность передачи моих слов, вообще не могу давать "интервью с петлей на шее" - это перефраз названия книги Фучика. В этот раз я также собирался отказаться.
До 3 часов дня 16 декабря мы сидели, ждали звонка. Я уже собирался уйти из дома за хлебом. Далее - на основе записи из моего дневника, с некоторыми комментариями.
В три часа позвонили. Я взял трубку. Женский голос: "С вами будет говорить Михаил Сергеевич". - "Я слушаю". (Люсе: "Это Горбачев". Она открыла дверь в коридор, где происходил обычный "клуб" около милиционера, и крикнула: "Тише, звонит Горбачев". В коридоре замолчали.) "Здравствуйте, это говорит Горбачев". - "Здравствуйте, я вас слушаю". - "Я получил ваше письмо, мы его рассмотрели, посоветовались". Я не помню точных слов Горбачева, с кем посоветовались, но не поименно, и без указаний, в какой инстанции. "Вы получите возможность вернуться в Москву, Указ Президиума Верховного Совета будет отменен. (Или он сказал - действие Указа будет прекращено. - А. С.). Принято также решение относительно Елены Боннэр". Я - резко: "Это моя жена!" Эта моя реплика была эмоциональной реакцией не столько на неправильное произношение фамилии Бонн/эр (с ударением на последнем слоге), сколько, главным образом, на почувствованный мной оттенок предвзятого отношения к моей жене. Я доволен своей репликой! Горбачев: "Вы сможете вместе вернуться в Москву. Квартира в Москве у вас есть. В ближайшее время к вам приедет Марчук. Возвращайтесь к патриотическим делам!". Я сказал: "Я благодарен вам! Но несколько дней назад в тюрьме убит мой друг Марченко. Он был первым в списке в письме, которое я вам послал. Это было письмо с просьбой об освобождении узников совести - людей, репрессированных за убеждения". Горбачев: "Да, я получил ваше письмо в начале года. Многих мы освободили, положение других облегчено. Но там очень разные люди". Я: "Все осужденные по этим статьям осуждены незаконно, несправедливо, они должны быть освобождены!" Горбачев: "Я не могу с вами согласиться". Я: "Я умоляю вас еще раз вернуться к рассмотрению вопроса об освобождении людей, осужденных за убеждения. Это - осуществление справедливости. Это - необычайно важно для всей нашей страны, для международного доверия к ней, для мира, для вас, для успеха всех ваших начинаний". Горбачев сказал что-то неопределенное, что именно - не помню. Я: "Я еще раз вас благодарю! До свидания!" (Получилось, что я, а не он, как следовало по этикету, прервал разговор. Видимо, я не выдержал напряжения разговора и боялся внутренне, что будет сказано что-то лишнее. Горбачеву не оставалось ничего другого, как тоже окончить разговор.) Горбачев: "До свидания".

https://profilib.org/chtenie/62413/andrey-sakharov-gorkiy-moskva-dalee-vezde-7.php

===================================

Александр Даниэль
К юбилею одного телефонного разговора.
http://polit.ru/article/2001/12/14/479366/

Музей-квартира Сахарова в Нижнем Новгороде.
https://ed-glezin.livejournal.com/380391.html

1986 – Сахаров в бумагах КГБ и Политбюро.
https://www.svoboda.org/a/158352.html
















Я разговариваю по тому самому телефону в музее-квартире А.Д. Сахарова в Нижнем Новгороде. Ещё фото из кратриры Сахарова тут: http://public.fotki.com/Ed-Glezin/i3ge3/2011-08-20/





Как Михаил Горбачев освободил Андрея Сахарова.
Фрагмент фильма Леонида Парфенова о М.С. Горбачеве "Он пришел дать нам волю",

https://www.youtube.com/watch?v=r8cPlMvC2v8



Леонид Парфенов о ссылке академика Сахарова в Горький (1980-1986)

https://www.youtube.com/watch?v=8YE11NTuyg8





Tags: ! - История Перестройки, 1986, Горький, Сахаров
Subscribe

Posts from This Journal “Сахаров” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments