ed_glezin (ed_glezin) wrote,
ed_glezin
ed_glezin

Categories:

Фильм Соломона Шустера «Канувшее время» (1989).

Экранизация романа Александра Бека "Новое назначение"

50-е годы. Руководитель сталелитейной промышленности снят с должности и назначен послом в одну из северных стран Европы. Времени у него оказалось достаточно, чтобы осмыслить свою жизнь и понять истинную причину отстранения.

========================

Из отзывов зрителей:

Надик (Витебск) 28.08.2011 - 22:30
Посмотрела ' Канувшее время' по роману А. Бека 'Новое значение'. Но в фильме все таки главное не новое назначение в 1957 г. Александра Леонтьевича, а время - время канувшее, но не отпускающее Онисимова. Постановка Соломона Шустера. Фильм сложный. Но Соломону Шустеру удалось показать ту эпоху, эпоху страха, удалось дать почувствовать нам , зрителям, этот страх, в котором жили люди эпохи сталинизма. Удалось показать, как система ломает людей,даже не применяя физических пыток.
Я вначале подумала, что зря так долго показывают Сталина, ожидающего, пока закончатся овации. Но нет, режиссер специально так заострил внимание на этих документальных кадрах, что
бы мы зрители, люди этого времени, почувствовали то давление, гнетущее давление того , давно канувшего времени. И первые документальные кадры со Сталиным, когда все хлопают и сам Сталин хлопает , так по царски, вальяжно и представители руководящего состава и эти выкрики- да здраствует Сталин и овации продолжаются, ведь никто первым не прекратит хлопать, ибо могут
обьявить врагом народа. Как анекдот - если бы Сталин не начал говорить, то овации продолжались бы до сего времени. Но вот эти документальные кадры напомнили стихотворению Мандельштама:
Мы живем, под собою не чуя страны,
Наши речи за десять шагов не слышны,
А где хватит на полразговорца,
Там припомнят кремлёвского горца.
Его толстые пальцы, как черви, жирны,
А слова, как пудовые гири, верны,
Тараканьи смеются усища,
И сияют его голенища.
А вокруг него сброд тонкошеих вождей,
Он играет услугами полулюдей.
Кто свистит, кто мяучит, кто хнычет,
Он один лишь бабачит и тычет,
Как подкову, кует за указом указ:
Кому в пах, кому в лоб, кому в бровь, кому в глаз.
Что ни казнь у него - то малина
И широкая грудь осетина.
Ноябрь 1933
Роль Онисимова сложная. Но как всегда ,мой люБимый Актер одним взглядом,движением показывает душевное состояние Онисимова, что все понятно без слов. Александр пишет письмо Сталину, т.к. считает своим долгом,долгом чести сказать, что он не верит в то, что Тимофеевский,Крылов, Тищенко могут быть врагами народа. Он пишет письмо и отсылает его, но боится, страх в глазах, страх везде. Он и не отослал бы это письмо, но совесть потом бы замучила. И это ожидание ареста, а Сталин играет с Онисимовым, как кошка с мышкой. Вызывает к себе и не принимает, звонит домой поздно
вечером, а до звонка - черные воронки у подьезда дома... Страх. Звонок. И как голодной собаке бросают кость пренебрежительно, Онисимову бросают - живи...И на мгновение - облегчение на лице и как благодарность за жизнь - кается за брата. Как Станислав Любшин показал(не хочу говорить сыграл - потому что здесь не просто игра), прожил этот кусочек жизни Онисимова, процесс ломки его характера. И мы не можем его ни осудить, ни обвинить - кто знает как поведет человек в данной ситуации. Онисимов наверняка
предполагал, что выдержит испытание, письмо то он отправил. Но вот это ожидание разговора со Сталиным, игра Сталина с Александром - тонкая, долгая игра , пытка не физичкская, моральная. Вся жизнь Александра зависела теперь от того, как будет он отвечать - отвечал голосом сломленного человека. Сталин это почувствовал и оставил его на свободе.
И Русланова хорошо сыграла - сыграла женщину, которая уже не боится, а застыла в равнодушном ожидании того, что может случится. Как четко и привычно она сжигала письма и фотографии
людей, которых уже арестовали. Сразу видно, что делает она это не в первый раз. Но Лена то понимает - если кому то надо будет, то никто не спасет, ничто не поможет. Скажут на нее, на Онисимова - враги народа, не поможет ничье заступничество. Поэтому она все так и воспринимала, кажется равнодушно, нет - обреченно. Фильм - шедевр, постановка Соломона Шустера - превосходная. Никакой фальши, все к месту. Тревожная музыка, стихи Бориса
Слуцкого,игра актеров - на высшем уровне.
О чем сожалеет Онисимов? О том что умер Сталин, мощный кулак, держащий всех в постоянном страхе или все таки сожалеет о том, что не оказался в цепочке бредущих заключенных, но зато остался бы самими собой?

========================

Критика:

Был человек, любил Сталина
«Сталин умер. Некого стало любить. И человек заболел. Раком. Нет, так нельзя. Все же «Канувшее время» — большой фильм, две серии. И такая панорамность, смена времен и мест: Москва, заграница, тридцатые, сороковые, пятидесятые... Архивная кинохроника, старые пластинки. Прекрасные стихи Слуцкого за кадром. Серо-черные колонны бредущих ЗК. Снова заграница — в красках. А какие актеры — Любшин, Евстигнеев,— они же не умеют плохо играть! И через весь фильм — музыка, тоже масштабная, симфоническая, эпохальная.
А роман что? Очень короткий. И — беззвучный. Это беззвучие, разреженный воздух, которым трудно дышать,— стиль Александра Бека: точный, ровный, без украшений. Абсолютное соответствие портрету, прорисованному до деталей не в ущерб цельности.
Но Любшин, какой он есть, и не мог воссоздать вот такого несгибаемо-железного Онисимова! Никто и не хотел, надо полагать, воспроизводить роман. Хотели сделать нечто новое, свое. Другое название. Другое звучание темы. И как можно меньше общего с первоосновой!
Вспоминаю необычную — «экономическую» — рецензию Гавриила Попова на эту книгу. Взгляд в суть и взгляд вширь. И при этом — правилам вопреки — постоянный прямой пересказ! Но ведь нет аргумента вернее...
Тоже не могу удержаться.
Итак, в книге:
ключевая сцена. Вызов к Сталину в 38-м, оттуда — либо в тюрьму, либо... Ток высочайшего напряжения. «Мышцы грудной клетки Онисимова окаменели, даже дыхание причиняло боль». Но — выдержка, четкие, компетентные ответы, полная мобилизованность. ..
В фильме:
неврастенический телефонный разговор, судорожные возгласы: «Да, т...рищ Сталин», «Нет. т...рищ Сталин».
Для чего же понадобился товарищу Сталину сей насмерть перепуганный?
В книге — для дела. И поворотный момент, с которого начался душевный разлад монолитного Онисимова, преданного не только Сталину, но и своему делу,— когда по воле первого пришлось действовать в ущерб второму. И пошел в гору изобретатель-недоучка Лесных, аналог незабвенного академика Лысенко.
Фанатик дела уступает фанатику веры — и все внутри одной неделимой личности. Именно отсюда — ростки неизлечимом болезни Онисимова. В книге, которая первоначально называлась «Сшибка».
В фильме на упоминание о Лесных герой небрежно машет: «Да ну его к черту!»
Ну и правильно. То есть логично. Дела-то как такового в фильме нет! Так, упомянуто конспективно... Оттого-то совсем нечего делать и Евстигнееву в роли академика Челышева, и он вяло пеняет Онисимову на фоне зарубежных красот, что тот, мол, женщин не любит. «Ваша жизнь скудна, игемон...»
А что тогда в фильме есть?
Да вот то и есть. Был человек. Любил Сталина, и не он один (долгие хроникальные кадры всенародной любви к вождю прилагаются). Сталин умер (хроника похорон прилагается). Некого стало любить (запись речи Хрущева прилагается). И человек заболел (и не он один, так же конспективно сообщает Челышев: у Лесных инфаркт, писатель — пулю в сердце). А что спасло самого Челышева — любовь к женщинам?.. «Канувшее время» — называется фильм. Время и, как в Лету, канувшие люди?
Вот еще одна актриса, не умеющая играть плохо, — Русланова. В начале — мечущаяся по квартире (звонок Сталина) жена героя. Не знает, чем помочь. В середине — партийка с поджатыми губами смотрит на вернувшегося из лагерей старого товарища. В конце — глуповатая суетная бабенка. Не слишком ли в лоб — такая эволюция? Роль составлена, склеена из трех фрагментов. Увы, как и вся картина.
В книге — сшибка. В фильме — извините, склейка. Механическое соединение, чередование планов. Сидишь, смотришь: хроника прошла... ретро было... заграница... сейчас пойдет колонна ЗК. И верно — идет. Зачем-то оглядываясь на камеру.
Хочется и мне присоединить сюда фрагмент, выпадающий по стилю из фильма. На экране Алексей Герман. В эпизодической роли того самого Лесных. Живые глаза, раскованность жестов и фраз, динамика, рисунок личности. Актерская ипостась режиссера, которому удавалось воссоздать достоверно ушедшее время, не повредить литературный источник, создать при этом свое. Глоток подлинности.

Ольга Блинова

«Советский экран» № 16, 1990 год

==============================

"Бог"
Борис Слуцкий


Мы все ходили под богом.
У бога под самым боком.
Он жил не в небесной дали,
Его иногда видали
Живого. На мавзолее.
Он был умнее и злее
Того — иного, другого,
По имени Иегова,
Которого он низринул,
Извел, пережег на уголь,
А после из бездны вынул
И дал ему стол и угол.

Мы все ходили под богом.
У бога под самым боком.
Однажды я шел Арбатом.
Бог ехал в пяти машинах.
От страха почти горбата,
В своих пальтишках мышиных
Рядом дрожала охрана.
Было поздно и рано.
Серело. Брезжило утро.
Он глянул жестоко, мудро
Своим всевидящим оком,
Всепроницающим взглядом.

Мы все ходили под богом.
С богом почти что рядом.

1955

=============================================

Фильм можно посмотреть тут:
https://www.youtube.com/watch?v=r7mSeedCOOw

==============================================

Приглашаю всех в группы «ПЕРЕСТРОЙКА - эпоха перемен»

«Фейсбук»:
https://www.facebook.com/groups/152590274823249/

«В контакте»:
http://vk.com/club3433647

==========================================================























Tags: ! - Кино Перестройки, Бек, фильмы 1989 года
Subscribe

Posts from This Journal “! - Кино Перестройки” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments