ed_glezin (ed_glezin) wrote,
ed_glezin
ed_glezin

Categories:

1 декабря 1988 года бандиты захватили автобус со школьниками в Орджоникидзе.

30 лет назад, 1 декабря 1988 года, четверо бандитов захватили автобус со школьниками в осетинском городе Орджоникидзе (ныне — Владикавказ). Четвероклассники и их учительница сутки ждали спасения, а преступники требовали за их жизни частный самолет, вылет за границу и мешки с миллионами долларов. Таких преступлений в отношении детей Советский Союз еще не знал. Самолет с преступниками отправился в Израиль. В то время у СССР не было дипломатических отношений с этим государством. Тем не менее израильская сторона выдала преступников советским властям.



«Они просто взорвут автобус и убьют всех»

О том, что случилось 30 лет назад, в пострадавших семьях помнят так, будто это было вчера. Помнят именно семьи — родителям школьников пришлось ничуть не легче, чем их детям. Целые сутки они не знали ничего о судьбе сыновей и дочерей, новости доносились обрывками. «Они [бандиты] сказали: если не получат выкуп, будут отрезать детям головы… Каждые двадцать минут задержки — одна детская голова. Если что-то пойдет не так — они просто взорвут автобус и убьют всех». Такие ходили слухи.

...Это был обычный декабрьский день — в 1988 году зима в Осетии выдалась морозной, снежной. Ребят из четвертого класса школы №42 повезли на экскурсию в типографию. Им показали, как печатают школьные учебники, и подарили яркие, пахнущие свежей краской плакаты с изображением популярного тогда Высоцкого. Школьники в сопровождении учительницы Натальи Ефимовой вышли на улицу, где их уже ждал автобус ЛАЗ-687.

Водитель сказал учительнице, что приехал по поручению шефов, и показал путевой лист с номером школы. Ребята принялись радостно забираться в автобус и занимать места. Но когда весь класс и учительница оказались в салоне, стало понятно: везти их в школу никто не собирается — они стали заложниками бандитов-наркоманов.

Проехав несколько метров, главарь банды Павел Якшиянц встал из-за руля и объявил: «Вы все — наши заложники. Сейчас мы поедем к обкому партии, потребуем за вас выкуп в иностранной валюте и грузовой самолет, в который заедем прямо автобусом, а потом полетим за границу». Ребята закричали, девочки заплакали, учительница вскочила с места, но бандит толкнул ее обратно со словами: «Будете реветь — сгорим и погибнем».

Как оказалось, захватчики приготовили банки с бензином и расставили их по всему автобусу. Они угрожали детям, что могут бросить на пол спичку — и произойдет взрыв. Всех, кто ослушается бандитов, было велено расстреливать. Кроме детей и террористов в салоне находились жена главаря банды Тамара Фотаки и их ребенок. Бандиты повезли заложников на центральную площадь города Орджоникидзе, к обкому КПСС.

«Передай это ментам»

Остановившись у входа в гостиницу, бандиты потребовали, чтобы учительница Ефимова написала на плакате текст ультиматума: три миллиона долларов и самолет за границу. На том же плакате Фотаки приписала: «Умоляем, спасите!». С этим плакатом Якшиянц вышел на улицу. Он заметил ехавшую впереди «четверку», попытался остановить ее, но водитель не обратил на него внимания. Тогда бандит вскинул руку с обрезом и через стекло выстрелил в голову водителю. Машина затормозила, и захватчик бросил ультиматум в разбитую форточку: «Передай это ментам»…

Через несколько минут к автобусу прибыли сотрудники милиции Ленинского райотдела, а затем замминистра внутренних дел республики полковник Таймураз Батагов. В разговоре с ним через рацию бандиты потребовали оружие, крупную сумму денег в иностранной валюте, грузовой самолет с беспрепятственным вылетом в страну, не имеющую дипломатических отношений с СССР, а также освобождения из тюрьмы их товарища. На размышления властям захватчики дали 40 минут, в противном случае угрожая каждые полчаса убивать по одному ребенку.

Бандитов было четверо: Якшиянц и его подельники Владимир Муравлев, Герман Вишняков и Владимир Анастасов. В оперативном штабе быстро нашли информацию о каждом из них. Якшиянц, по национальности армянин, уроженец Узбекистана, работал в Орджоникидзе водителем, был трижды судим — за разбой, грабеж и воровство. Он был дважды женат, имел троих детей и пристрастие к наркотикам. Его сообщник Владимир Муравлев работал на заводе и был дважды судим; Герман Вишняков был водителем, а Роберт Анастасов — бетонщиком. Все они также употребляли наркотики.

Как выяснилось, идея захватить заложников и получить за них выкуп пришла Якшиянцу после просмотра боевика. Бандиты три месяца разрабатывали план, искали оружие и между делом решили, что лучше всего выбрать жертвами детей — с ними легче справиться. Автобус, на котором они увезли маленьких пленников, они угнали заранее.

Для обсуждения требований террористов срочно был создан штаб операции во главе с первым секретарем Северо-Осетинского обкома КПСС. Сразу стало понятно, что брать автобус штурмом не получится: бандиты предупредили, что при любом неверном движении устроят расправу над детьми. Требования захватчиков оказались трудновыполнимыми: в аэропорту Орджоникидзе не нашлось взлетной полосы, способной принять тяжелый лайнер, поэтому захватчики приняли решение ехать в Минеральные Воды. Вслед за ними двинулась вереница милицейских машин, кареты скорой помощи и машины родственников, десятками подъезжающие к автобусу…

Надо сказать, что по пути в Ставропольский край бандиты проезжали изолятор временного содержания, где находился участник прежней банды Якшиянца Виктор Кривоносов. Якшиянц потребовал освободить его, взамен согласившись отдать одного из детей. Так местным властям и милиции удалось выбить у бандитов Ивелину Чебакаури, самую маленькую и худенькую. А вышедший на свободу Кривоносов, несмотря на уговоры главаря банды, отказался участвовать в его авантюре, пожалев остальных детей.

«Было чувство, что случилось что-то страшное»

— В тот день мы вешали шторы в детском саду, я тогда была там заведующей. И тут прямо почувствовала, что мне срочно надо домой. Мне не объяснить — было такое чувство, что случилось что-то страшное, — вспоминает в беседе с «Лентой.ру» Людмила Швыдко, мать одного из школьников тогдашнего четвертого «Г».

Она одна из немногих, кто соглашается общаться на эту тему с журналистами. Сын Дмитрий, по словам Людмилы, не любит вспоминать о том дне и даже с родителями об этом говорит неохотно, хотя сейчас он уже взрослый мужчина, отец двоих детей.

— Я взяла такси, хотя тогда это было не так распространено, и поехала, — рассказывает Швыдко. — Возле дома мне встретилась девочка, она рыдала и говорила, что ее брата захватили в заложники. Я поднялась в квартиру, услышала, как разрывается телефон, звонили из обкома партии: «Вы только не переживайте…» Потом позвонил муж, сказал, что в заложниках и наш сын. Я спросила, что известно, как он. А муж ответил: «Пока жив».

Ее супруг Леонид Швыдко тогда занимал высокий пост — был секретарем райкома партии. Он одним из первых узнал о случившемся и догадался, что в салоне автобуса может быть его Димка.

— В тот день приезжал на обед, и сын говорил, что едет на экскурсию, потому не успевает поесть, — говорит Леонид Швыдко. — Я ему сказал: нет, ты пообедаешь, голодным никуда не пойдешь. И я сразу понял, что он там, в том экскурсионном автобусе. Проехал через весь город, прошел через три закрытых кордона, и лишь тогда в темноте показался автобус. Рядом стояли люди, замминистра МВД вел переговоры. Я поднялся в обком, второй секретарь был руководителем штаба по спасению. Да, говорит, твой сын там, фамилия в списке.

Швыдко попросил предложить террористам обменять его на сына. Но оказалось, что те уже в курсе, чьего сына взяли в заложники, и в обмене отказали. Объяснили: удерживать детей гораздо проще, чем взрослых.

— Когда захватчики поехали в Минводы, мы двинулись следом за ними со скоростью 40-60 километров в час, по морозу… Колонной светящихся фар, — вспоминает собеседник «Ленты.ру». — Ехали и надеялись: может, увидим кого, выглянет какой ребенок, но окна были наглухо зашторены. Никто точно не знал, там ли дети, живы ли они.

Через несколько десятков километров машины родственников заставили развернуться. Дальше ехали только власти и спецслужбы. Родителям пришлось возвращаться домой и ждать. Новостей ждали и в школе: казалось, жизнь в ней остановилась — в коридорах было тихо, никто не бегал и не смеялся, все словно замерло.

— Никто ничего не знал, СМИ молчали, только в кабинете директора был мужчина с рацией, через которую мы слушали, что происходит у автобуса, — рассказывает завуч школы №42 Татьяна Ларина. — Я помню: вела урок, дети молчали, слушали, а потом кто-то не выдержал и попросил: «Сходите, узнайте, что там с ними». И я ходила, узнавала, рассказывала. Мы ведь в те годы и слов-то таких не знали — заложники...

«Держитесь изо всех сил»

Дальнейшие события описал в своей книге «"Альфа" — моя судьба» генерал-майор Геннадий Зайцев. Когда автобус с детьми выехал из Орджоникидзе, первый зампредседателя КГБ Филипп Бобков дал указание первому замначальника седьмого управления генерал-майору Колобашкину направить в Минводы сотрудников Группы «А», будущей «Альфы».

Бойцы приехали на место раньше террористов. Автобус въехал на летное поле только около четырех утра, на взлетной полосе бандитов уже поджидал транспортный самолет Ил-76Т. На платформе возле здания аэропорта разместился оперативный штаб, автобус с заложниками поставили в ста метрах от него.

Начались переговоры. Окна автобуса был завешены наглухо, бандиты говорили только по рации и, услышав вопрос о состоянии детей, отдали переговорное устройство учительнице Ефимовой.

Зайцев: Наталья Владимировна, я обращаюсь к вам как к главной защитнице детей. Как они чувствуют себя?

Ефимова: Дети сейчас спят. Конечно, все хотят домой. Проснутся — опять начнут плакать.

Зайцев: Нужно ли кому то из детей оказать медицинскую помощь? Или иную помощь, по вашему мнению?

Ефимова: Нет. Они чувствуют себя хорошо. Помощи медицинской не надо. Только есть хотят, и домой бы поскорей.

Зайцев: Я очень прошу вас: держитесь изо всех сил. Что бы ни произошло, знайте — все о вас беспокоятся. Подчеркиваю, вашей жизни, если все пойдет нормально, ничто не угрожает.
Миллион «русским золотом»

В пять утра детям удалось передать еду, но никто к ней даже не притронулся. Дело в том, что целый день и ночь маленьких пленников не выпускали в туалет — бандиты организовали его прямо в салоне, возле задней двери. Как потом рассказывали ребята, они стеснялись идти туда на глазах у всех, да и просто боялись вставать с места, потому что в конце автобуса сидела большая овчарка. Потому «туалетом» пользовались только сами захватчики.

Тем временем террористы продолжали переговоры с генерал-майором Зайцевым. Выбирая иностранное государство, которое их не выдаст, бандиты остановились на Израиле. Кроме того, они потребовали миллион рублей «русским золотом», миллион долларов и миллион фунтов стерлингов. Но найти за одно утро мешок золота не представлялось возможным, потому с бандитами удалось договориться на два миллиона долларов.

Пока шли торги, сотрудники четвертого управления КГБ буквально опустошали сейфы Внешторгбанка СССР, забирая всю имевшуюся наличность. Как только нужная сумма была собрана и написана расписка, доллары расфасовали по мешкам и в сопровождении трех сотрудников Группы «А» самолетом направили в Минводы.

«Детей оставляй — и лети!»

...Договорившись о выкупе с оперативным штабом, бандиты вдруг вспомнили о гарантиях безопасности. Якшиянц потребовал, чтобы к нему прилетела Раиса Горбачева: «Знаю, с ней меня и за два миллиона никто не уничтожит». Жену генсека ЦК КПСС ему не привезли, как и его собственную супругу, которую он просил доставить вместе с ребенком.

Тамара Фотаки изначально находилась среди заложников, но в какой-то момент захватчик отпустил ее, испугавшись, что ребенка могут убить при штурме автобуса. Штурма не было, дети оставались на своих местах, и главарь банды потребовал вернуть семью в салон. Но Фотаки отказалась — она очень боялась мужа.

Все, что она смогла сделать, — попытаться убедить мужа отказаться от оружия. Якшиянц требовал принести ему бронежилеты и семь автоматов.

— Павлуша, родной, послушай, — умоляла Тамара. — Я только что разговаривала с заместителем председателя КГБ Советского Союза. Гарантии полные. Детей оставляй — и лети! Там же дети, чьи-то дети. Ты представляешь, если бы это твои дети были? Кошмар! Сколько это длится? Сутки! Вдумайся. Вам все дадут. Уже мешки денег стоят наготове. Забирайте, езжайте. Зачем вам оружие? Вас же с ним не пустят никуда.

Но образумить мужа-наркомана ей не удалось. К тому времени, как разговоры зашли в тупик, Москва разрешила выдать террористам четыре пистолета Макарова в обмен на детей. Захватчики потребовали еще и автомат Калашникова, чтобы прикрываться им на входе в самолет.
«Они получили оружие, но отдавать детей им не хотелось»

Выменивать оружие на школьников по очереди ходили начальник четвертого отдела УКГБ по Ставропольскому краю подполковник Евгений Шереметьев и бывший сотрудник Группы «А» Валерий Бочков. Первыми выпустили девочек, испуганно столпившихся у входа. Их вел Бочков, обнимая обеими руками и требуя, что бы ни случилось, идти спокойно и не бежать — даже когда за спиной раздался выстрел: это бандиты, проверяя оружие, стреляли в люк автобуса.

Таким образом сотрудники КГБ вызволили из рук захватчиков 20 школьников. Еще четверых выменяли на наркотики и наручники для членов экипажа самолета и даже пилота, хотя тот утверждал, что при всем желании не сможет управлять самолетом в таком положении.

«Они получили вожделенное оружие, но отдавать детей им явно не хотелось. Они, видимо, интуитивно чувствовали, что только живой щит позволит им избежать возможных неприятностей», — писал генерал-майор Зайцев.

Якшиянц не сдержал слова: он все-таки завел на борт самолета 11 детей и учительницу, потребовав привести вместо них полковника Шереметьева, который предложил им оставить себя в качестве заложника.

Пока он стоял под прицелом пистолетов, учительница Наталья Ефимова и Тамара Фотаки стали выводить из самолета обессиленных школьников. Среди последних заложников был тот самый Дима Швыдко. Спустившись с трапа, он на несколько секунд задержался и метнулся назад — ждал учительницу, которая шла последней…

Самолет с бандитами вылетел в Израиль, где преступники, по просьбе советской стороны, были задержаны. Они пытались подкупить израильтян, предложив миллион долларов, но получили отказ. Впоследствии из тюрьмы Абу-Кабир их передали советским властям при условии, что к ним не будет применена высшая мера наказания в виде расстрела — законодательство Израиля смертной казни не предусматривало.
Шрамы на жизнях

Освобожденных детей отправили во Владикавказ, где в аэропорту их дожидались родители, а на улице — кажется, половина города. Людмила Швыдко вспоминает: услышала, что самолет идет на посадку, и упала в обморок.

— Мы повезли Димку домой, там родственники уже накрыли стол, все выбежали встречать его, — рассказывает она «Ленте.ру». — А сын, едва дойдя до кровати, упал и уснул. Прямо в куртке и сапогах. Замученный и уставший.

Позже Дима рассказывал родителям о случившемся — правда, очень неохотно. Вспоминал, как их пугали канистрами с бензином, как они не спали всю ночь и придумали способ выбраться: задние двери были завязаны проволокой, и, бегая «в туалет», ее можно было развязать. Но не стали рисковать, подумав, что если они сбегут, могут пострадать другие… А еще дети совершили поступок, который по советским временам можно назвать геройским.

— Бандиты сказали им снять пионерские галстуки и сжечь — и тогда их отпустят, — говорит Людмила Швыдко. — А мой Димка снял его и положил в сапог, так и сохранил… И другие последовали его примеру — никто не сжег галстук, все спрятали, кто куда.

Запуганные захватчиками школьники как могли заботились друг о друге. Они сами просили выпустить первой маленькую Ивелину, у которой были больные почки. А мальчишки предложили отпустить первыми девочек.

— Дети вернулись оттуда другими, это было видно, — говорит завуч Татьяна Ларина. — С поврежденной психикой. Кто-то закрылся, кто-то, наоборот, стал более активным, мы старались поддержать их, отвлечь, как могли. Их возили на экскурсию в Москву, возили в «Артек». Они не любили говорить о случившемся, редко что-то проскальзывало. Уже потом, повзрослев, многие уехали из Владикавказа. А те, кто остался, уже обзавелись семьями и приводят в школу своих детей.

Учительница Наталья Ефимова стала первым кавалером ордена «За личное мужество». Дмитрий Швыдко — последний ребенок, покинувший самолет, много лет спустя отправился на войну в Чечне. В одном из боев он спас товарищей и был тяжело ранен.

Так или иначе, сутки, проведенные в заложниках, не прошли для ребят бесследно. У многих начались проблемы со здоровьем: почками, мочевым пузырем, сердцем. Двоих из тех, кого детьми захватили бандиты, сейчас уже нет в живых.
***

Террористы, захватившие детей в заложники, уже вышли на свободу. В марте 1989 года Верховный суд приговорил их к тюремным срокам от 3 до 15 лет.

Наибольший срок получил Якшиянц. Отбывая наказание в Златоусте Челябинской области, он удвоил свой срок, попытавшись организовать с сокамерниками побег. Следуя его плану, заключенные записались к тюремному врачу и постарались захватить в заложницы двух женщин-контролеров. Но попытка не удалась, осетинский террорист вновь предстал перед судом и получил еще 15 лет лишения свободы.

В 2005 году его освободили по УДО.

Источник: https://m-lenta-ru.cdn.ampproject.org/v/s/m.lenta.ru/articles/2018/12/01/bus/amp/?usqp=mq331AQECAFYAQ%3D%3D&_js_v=0.1#ampshare=https%3A%2F%2Flenta.ru%2Farticles%2F2018%2F12%2F01%2Fbus%2F

Спасите детей. Следствие вели.

https://www.youtube.com/watch?v=lHg-qxtbCns














=====================

Владимир Машатин:

1 декабря 1988 года в городе Орджоникидзе (ныне Владикавказ) внезапно повалил снег.
Классный руководитель 4 «Г» класса 42-й школы Наталья Ефимова подумала, что не отменять же из-за этой непогоды школьную экскурсию в городскую типографию… А тут как на зло автобус, обещанный шефами, так и не подъехал к школьному двору. Добирались на троллейбусах через весь город и очень устали и замёрзли, вспоминала позже Наташа.
Павел Якшиянц – бандит и рецидивист с 14-летним стажем отсидки – снега и метели не боялся. В первый календарный день зимы он с тремя дружками из автобусного парка решил осуществить свой давний план. План мгновенного перехода от серых советских будней к безбедной заграничной жизни. Нужно было лишь захватить в заложники детей, получить за них миллионный выкуп в валюте и самолет для пересечения границ. В поисках школьников Паша с подельниками мотался весь день 1 декабря по городу на автобусе, заранее захваченном вместе с водителем. Один из бандитов вспомнил, что около городской типографии видел днём целый класс учеников. Компания рванула туда, чтобы успеть перехватить детей, выходивших из Дома печати. Бандиты, к сожалению, успели…
Предложение неожиданных «шефов» занять уютные места в теплом автобусе замерзшими детьми было встречено на ура. Наталья Ефимова и опомниться не успела, как ее четвероклассники оказались в пассажирском «ЛАЗе». Так 24-летняя учительница и 31 десятилетний ребенок стали заложниками четырех бандитов.
В первый день зимы 1988 года я, фоторепортер журнала «Советский Союз», находился в теплом Узбекистане, в гостевой резиденции Хорезмского обкома КПСС города Ургенча. Снимал единственную женщину в стране – первого секретаря обкома, ел виноград, спелые дыни и смотрел программу «Время» по телевизору. Новость из Орджоникидзе меня просто ошарашила – поразила наглость террористов, захвативших в заложники целый школьный класс и учительницу. А требование преступников предоставить им самолет для вылета в Израиль настроило на печальные мысли. Борт, конечно, дадут, думал я, но рано или поздно наши доблестные спецслужбы начнут его штурм, так как террористов из советской страны добровольно никто и никогда не выпускал. В СССР такие самолетные «освобождения» всегда заканчивались большой кровью. Была свежа еще в памяти трагедия 8 марта того же, 1988 года, когда группа захвата, перепутав заложников с террористами, расстреляла пассажиров самолета, взятых в заложники семьей Овечкиных.
К счастью, операция «Гром» по освобождению заложников-школьников развивалась совсем по другому сценарию. Все дальнейшие действия силовиков были грамотными и профессиональными. На ультиматум террористов, написанный Наташей Ефимовой в 17.30 под диктовку главаря банды, власти спокойно ответили согласием выполнять все их требования и передали рацию для переговоров. В ответ бандиты приказали ускорить выполнение остальных пунктов ультиматума, пообещав в противном случае расстреливать по одному ребенку каждые 20 минут. Вылет за рубеж транспортного самолета с автобусом на борту, как того хотели преступники, был возможен только из аэропорта Минеральных Вод. Так начался многочасовой путь из Орджоникидзе автобуса с заложниками, милицейских автомобилей сопровождения и кавалькады из 60 машин родителей и родственников захваченных детей.
Уже через час после ЧП судьбой заложников вплотную занялась Москва. В Минводы срочно вылетели антитеррористическая группа «А» (впоследствии «Альфа»), представители прокуратуры, МВД и зампредседателя КГБ СССР Виталий Пономарев. Кризисный штаб назвал операцию «Гром» и решил массу других проблем – с Госбанком по доставке инвалютных миллионов, с МИДом, ПВО и пограничниками по вылету и маршруту самолета.
К 3.00 2 декабря все работы в аэропорту по встрече «гостей» были закончены. С появлением автобуса с заложниками на взлетной полосе в 3.55 начался второй этап операции – 12 часов непрерывных переговоров с террористами. Аппетиты бандитов постоянно росли. Преступники потребовали в обмен на детей новых заложников – «молодого» члена Политбюро ЦК КПСС Михаила Горбачева или его супругу. Штаб операции «Гром» принял решение направить к преступникам для разведки и дальнейших переговоров «вживую» начальника Ставропольского отдела КГБ Евгения Шереметьева и «альфовца» Валерия Бочкова. В течение шести часов офицеры по очереди ходили к бандитам (каждый сделал по четыре ходки), выменивая детей на бронежилеты, оружие и три мешка с валютой.
В 16.00 2 декабря транспортный самолет Ил-76 взял курс на Тель-Авив. А через сутки, вечером 3 декабря, спецслужбы Израиля мирно передали на руки бойцам «Альфы» всех террористов. Банду Якшиянца немедленно доставили в следственный изолятор «Лефортово». 17 марта 1989 года Валерий Мухин, председательствующий на процессе по делу вооруженной банды террористов, где главными героями и свидетелями опять оставались школьники из 4 «Г», зачитал приговор Верховного суда РСФСР. Павлу Якшиянцу – 15 лет тюрьмы, остальным – по 14 лет тюрьмы и колонии строго режима.
В этой операции, которой практически руководил командир сверхсекретной группы «А» Геннадий Зайцев, было все «ноу-хау». Наверное, люди и власть к тому времени немного поумнели, а горбачевское «новое мышление» начало давать свои результаты.
Впервые в Стране Советов милиция и чекисты вели диалог с преступниками в течение 22 часов с момента захвата детей, выполняя все требования террористов. В обмен на каждого отпущенного ребенка банда Якшиянца получала упаковки эфедрина и уксус для приготовления наркотиков, пистолеты Макарова и автомат Калашникова, боеприпасы, бронежилеты и 2 млн. в иностранной валюте.
Впервые террористам был предоставлен самолет с экипажем и разрешен вылет в страну, которую они сами выбрали.
Впервые с Израилем, страной, куда направились бандиты и с которой СССР не имел дипломатических отношений, в ночь на 2 декабря по линии МИДов обоих государств были срочно установлены рабочие контакты для ареста и выдачи преступников.
Впервые советская Фемида подчинилась требованиям международной судебной системы и гарантировала неприменение высшей меры наказания к депортированным террористам!

Конечно, моя узбекская командировка была прервана на следующее утро звонком из редакции «Советского Союза». В Орджоникидзе мне нужно было снять счастливую историю спасения 4 «Г» и классного руководителя Наташи Ефимовой.
Наталья Владимировна действительно была классным педагогом и любимицей своих учеников-героев. Но на своих уроках она категорически не приветствовала работу репортеров всевозможных изданий, слетевшихся в ее героический класс со всех уголков страны. Но для меня она почему-то сделала исключение.
Снимая всех героев этой фантастической операции «Гром», я запомнил слова Евгения Шереметьева – «настоящего полковника» КГБ и главного спасителя заложников. Евгений Григорьевич тогда сразу заявил, что мужество и педагогический профессионализм Наташи позволили ему, матёрому чекисту, выполнить свой долг уверенно, как на учениях. «Дети были как единый организм, очень испуганные, но спокойные – истерик практически не было». По его словам, героизм учительницы и детей заключался в том, что «они не мешали мне работать».
Евгений Григорьевич Шереметьев скромно умолчал о том, что героизм – это когда девчонка-учительница убеждает террористов поставить себе на колени открытые трёхлитровые банки с бензином, чтобы их случайно не пролили дети. Героизм – это когда испуганная девушка колет наркотики взбешенным бандитам на ходу трясущегося автобуса. Героизм – это когда надо убедить десятилетних растерянных мальчишек, что они по-прежнему мужчины-горцы и просто обязаны уступить одноклассницам свою очередь на освобождение. Героизм – это когда в течение 22 часов надо оставаться педагогом и человеком в выгребной яме на колесах.

Такие дела…

3 февраля 1989 года президент СССР Михаил Горбачев вместе с будущими гэкачепистами Владимиром Крючковым и Анатолием Лукьяновым вручил в Кремле школьной учительнице Наталье Владимировне Ефимовой орден «За личное мужество» под номером 1. На следующий день после награждения я показывал Наташе Москву. На Красной Пресне в то время было очень много уличных стендов со свежими номерами газет под стеклом. Отовсюду с первых полос изданий смотрела на меня учительница с орденом – Наташа Ефимова. Зрелище – незабываемое! Жалко, что не снял, увлёкся…

Но у меня есть журналистская удача! Я нашёл единственную семью, где орден «За личное мужество» на груди и у жены, и у мужа!
С тех пор эта (наша) семья помнит 1 декабря и отмечает его, почему-то, как день свадьбы!

https://www.facebook.com/mashatin/posts/2233123653424989









==============================================

Чистосердечное признание. Заложники из 4"Г"

https://www.youtube.com/watch?v=7AtfpLYW29o



=========================

«Взбесившийся автобус» — художественный фильм 1990 года, снятый на основе захвата автобуса с детьми в Орджоникидзе (теперь Владикавказ) в 1988 году.

https://vk.com/video416947350_456239566



О трагедии "взбесившегося автобуса" вспоминают актеры одноименного фильма, основанного на этих событиях:
https://www.mk.ru/culture/2018/11/30/strashnyy-yubiley-30-let-teraktu-s-zakhvatom-detey-v-ordzhonikidze.html



========================================

Приглашаю всех в группы «ПЕРЕСТРОЙКА - эпоха перемен»

«Фейсбук»:
https://www.facebook.com/groups/152590274823249/

«В контакте»:
http://vk.com/club3433647

==========================================================



Tags: ! - История Перестройки, 1988, террор
Subscribe

Posts from This Journal “! - История Перестройки” Tag

  • Как Михаил Горбачёв узаконил многопартийность.

    30 лет назад - 9 октября 1990 года - президент СССР Михаил Горбачёв подписал закон « Об общественных объединениях» (соответствующий российский закон…

  • Как был создан Белорусский народный фронт.

    32 года назад - 19 октября 1988 года - в здании «Дома Кино» (сейчас это Красный Костел на площади Независимости в Минске был создан оргкомитет…

  • Как СССР начал ликвидировать химическое оружие.

    С 3 по 4 октября 1987 года впервые в советской истории секретный военный объект на полигоне в Шиханах посетил целый десант зарубежных дипломатов и…

  • Как Литва узаконила национальную символику.

    32 года назад - 7 октября 1988 года - впервые в истории советской Литвы, состоялась официальная церемония водружения национального триколора на башне…

  • Убийство Игоря Талькова.

    6 октября 1991 года был убит певец, музыкант, поэт и киноактер Игорь Тальков Тальков был застрелен в Санкт-Петербурге во время концерта во Дворце…

  • 35 лет назад Николай Рыжков возглавил советское правительство.

    35 лет назад - 27 сентября 1985 года - Председателем Совета Министров СССР вместо Николая Александровича Тихонова стал Николай Иванович Рыжков. Он…

  • Как СССР вступил в Интерпол.

    27 сентября 1990 г. на 59-й сессии Генеральной ассамблей Интерпола (Оттава, Канада) СССР был принят в члены Интерпола. Это стало очередным элементом…

  • Уход Громыко

    30 сентября 1988 года подал в отставку председатель Президиума Верховного Совета СССР Андрей Андреевич Громыко, один из последних "китов" старого…

  • Дизайн за мир.

    С 16 по 22 сентября 1987 года в Москве прошла неделя американских дизайнеров одежды. Модельеры СССР и США совместно разработали 800 моделей. Язык…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments