ed_glezin (ed_glezin) wrote,
ed_glezin
ed_glezin

Categories:

Пресса о поездке Бориса Ельцина в США в 1989 году.

"Известия" 8.09.1989

Пресса о предстоящей поездке



Б. Н. Ельцин планирует посе­тить с «неофициальным» визи­том США.

Это будет первый визит Ель­цина в США, который будет проходить 9—23 сентября и в ходе которого он будет читать лекции по теме «Рубежи совет­ской демократии» в Нью-Йорке, Балтиморе, Вашингтоне, Чика­го, Филадельфии, Миннеаполи­се, Индианаполисе, Далласе и Майами.

Точная программа визита бу­дет объявлена позднее на этой неделе, сообщила представитель программы советско-американ­ских обменов, которая находит­ся в Сан-Франциско.


===============



================

"Аргументы и факты"
23-29.09.1989. По поводу одной публикации



В связи с освещением в нашей прессе поездки в США народного депутата СССР Б. Н. Ельцина в редакции раз­даются телефонные звонки, приходят письма, одно из которых предлагаем вашему вниманию.



ДОРОГАЯ РЕДАКЦИЯ! По­сле прочтения публика­ции «Репубблики» о визите Ель­цина в США у меня такое впе­чатление, что наступил во что- то гадкое. Сам тон статьи — оскорбительный и развязный— напоминает о недавних еще вре­менах в нашей стране, когда пресса по науськиванию свыше травила писателя Солженицы­на, академика Сахарова и тысячи других честных и порядочных людей. Видать, и за границей кому-то не по нутру наша перестройка и выдвинутые ею лидеры.

Автор статьи Дзуккона пря­мо упивается описанием «оргий» Ельцина: «Пол-литровые бутылки он выпивает в одиночестве за одну ночь...» — и не замеча­ет, что от чрезмерного усердия садится в калошу — ведь если действительно пьянство происхо­дит в одиночестве, то откуда это известно совершенно посто­роннему человеку?

Сопоставьте дальнейшее опи­сание: «За 5 дней и 5 ночей... он спал в среднем два часа в сутки и опорожнил две бутыл­ки водки, четыре бутылки вис­ки и несметное количество кок­тейлей...» — с тем количеством лекций, выступлений, встреч в течение каждого дня, которое было в расписании визита, чтобы понять всю нелепость усерд­ного «обличителя». Для челове­ка, который перенес недавно ин­фаркт, такие оргии и физически-то невозможны.

Однако автору этого мало, и он продолжает копаться в гряз­ном белье. Он перечисляет, сколько Ельцин купил видео­кассет, рубашек и пр. Потом глубокомысленно заявляет: «Ес­ли он будет продолжать и (деньги) тратить таким же обра­зом, то, когда он уедет из Аме­рики. от него останутся одни долги... Пусть больные СПИДом в России не обольщают себя надеждами».

Но, во-первых, Ельцин сам за­работал валюту и мог бы ее тратить на свои нужды, как ему вздумается. Во-вторых, иные на­ши высокопоставленные визите­ры тратили не заработанную ими валюту, и об этом наша пресса «ни гу-гу». В-третьих, я хорошо знаю Бориса Никола­евича, неприемлемость для него роскоши, излишеств, приви­легий. И он это доказал делом! И последнее — стало известно, что 100 тыс. долларов Ельци­ным уже перечислены на борь­бу со СПИДом. Вот вам, синь­ор Дзуккона, и долги! Уже об­народован документ, из кото­рого следует, что все доходы от визита Ельцина в США пред­назначаются исключительно для борьбы с распространением СПИДа в СССР...

Таких несуразиц, передер­жек и грубой лжи много в статье, но меня удивляет дру­гое. Почему оскорбительные для депутатов выпады появля­ются исключительно в опреде­ленные моменты: нынешняя — перед Пленумом ЦК КПСС и осенней сессией Верховного Со­вета СССР, прошлые — накану­не голосования и т. д.? Сегодня мы знаем — как появилась ста­тья «истинного пролетария» Тихомирнова, знаем цену и об­стоятельствам появления «нино-андреевской» публикации.

Я обращаюсь через ваш еже­недельник к членам нашего пар­ламента с призывом рассмот­реть все случаи нападок на де­путатов и дать принципиальную оценку тем редакторам, кото­рые «пускают» в свои газеты сфабрикованные фальшивки.

А. Кологривов, Москва



========================



Ленинградская молодежная газета «Смена» опублико­вала интервью своего корреспондента Г. Урушадзе с Б. Н. Ельциным, в котором он высказал свое отношение к статье в итальянской газете.



В начале беседы корреспон­дент «Смены» попросил Б.Н.Ельцина высказать мнение о нашумевшей публикации, заме­тив. что в традициях плюрализ­ма положено предоставить сло­во для ответа на критику и дру­гой стороне.

- Все это, — заявил Б. Н.Ельцин. — направлено против меня лично. Утверждаю: это гнусная ложь, предназначенная для того, чтобы опорочить на­родного депутата и тот огром­ный положительный резонанс, который имел мой визит.

У меня состоялись очень ин­тересные встречи, программа была до предела насыщенной, приходилось работать букваль­но в три смены — из-за необхо­димости быть в Москве на Пле­нуме ЦК КПСС программа бы­ла сокращена. Выступал я сме­ло и не отличал правду, кото­рую я говорю здесь, от правды, которую я говорил там, поэтому надо было чем-то мне отве­тить. Видел я и другие публи­кации, в которых правдиво рас­сказывалось об этой поездке.

Со стороны газеты, перепе­чатавшей итальянскую статью, это тоже оскорбительно. По-мо­ему, газета отражает те процес­сы. которые идут в партии, где окопались некоторые силы, на­правленные против перестрой­ки, тормозящие ее. Они не ду­мают о положении страны, на­ходящейся в кризисе. Вчера на площади Пушкина в Москве со­тни экземпляров публично унич­тожались.



- Борис Николаевич, пони­маю, вы говорили о кризисе в стране и в своих выступлениях в Америке. А о чем вы еще рас­сказывали американцам?

О кризисе в партии. Дав­ление справа на Горбачева все усиливается. а он не может принять решение о выводе из партии наиболее консервативных сил. Я считаю, что следует немедленно собрать XXVIII съезд партии, где необходимо поста­вить и вопрос о выходе из этого кризиса, помочь Горбачеву проявить решительность.

Еще говорил о том, что надо спасать перестройку, о том, что американцы могут принять уча­стие на взаимовыгодных усло­виях в реализации ряда программ и не дать захлебнуться нашей перестройке. Например, снять ограничения с объемов торговли и дать нашей стране режим наибольшего благо­приятствования, ввести ре­жим инвестиций, построить квартиры. Всего говорил о де­сяти пунктах — и президенту, и госсекретарю, и сенаторам, — нет смысла их сейчас повто­рять.

Скажу только, что эта поезд­ка частная, по приглашению пятнадцати политиков. И высту­пал я не от чьего-либо имени, а от себя лично.



- Много внимания уделяет­ся сейчас вашим гонорарам за выступления...

Мне полагается определенная сумма. Она подсчитыва­ется. но уже в аэропорту мы подписали соглашение о том. , что она полностью, до единого цента, будет направлена на закупку одноразовых шприцев и на оборудование для борьбы со СПИДом в нашей стране. Из этой суммы не брал ничего, кроме суточных.



— Хотелось бы знать «из пер­вых рук» ваши впечатления об Америке.

Главное впечатление — мне обидно за нашу страну. Если советских граждан прове­сти хотя бы через один супер­маркет, где выставлено около 30 тысяч видов продуктов пи­тания, то станет ясно, что раз­рыв между обеспечением наро­дов двух стран с каждым го­дом становится все больше.

У американского народа есть свои проблемы. Но в основной массе он живет хорошо. Я ви­дел оптимистичные, радостные лица. Поговорив с представи­телями всех слоев общества, я убедился, что это здоровая на­ция, хорошо относящаяся к нам. Они боятся военных конфликтов, потому что им действи­тельно есть что терять.

Впечатления превзошли все мои ожидания. Я убедился в до­брожелательности граждан этой страны к нашему народу и друг к другу и в том, что мы дейст­вительно потеряли многое. Я думаю, мы совершили преступ­ление перед своим народом, сде­лав его жизнь несоизмеримой с уровнем жизни американского.



— Вызовет ли публикация ответные шаги с вашей сторо­ны?

Сегодня я получил офици­альное письмо американского правительства с опровержени­ем. К тому же я считаю, что с моей стороны это будет несо­лидно и вызовет еще больший ажиотаж, тем более что я по­лучил массу телеграмм об отка­зе подписываться на «Правду» и считаю, что читатели сами разобрались

Еще раз заявляю: эта акция направлена на то, чтобы снизить авторитет народа, избравшего меня, и авторитет межрегио­нальной группы, составляющей меньшинство.

================

"Комсомольская правда" 27.09.1989.



Хроника одной поездки
и событий вокруг неё



Сама по себе эта поездка, в общем-то, необычная. Со­ветский политический дея­тель выехал в США не в официальном порядке, а как частное лицо. Основание? Приглашение ряда амери­канских университетов, круп­нейших благотворительных фондов, ведущих политиков и журналистов. Некоторые из нас использовали для это­го свой отпуск. В составе на­шей делегации самые разные люди: народный депутат СССР Виктор Ярошенко, по­мощник Ельцина Лев Суха­нов, председатель правления Фонда социальных изобрете­ний СССР Геннадий Алференко.

Что же произошло с Ельциным и с нашей делегацией в Америке? Как отно­ситься к «разоблачительным» сообщениям некоторых зару­бежных изданий, с удиви­тельной оперативностью по­павших на страницы наших газет? До поры воздержусь от собственных суждений по это­му поводу, ибо эмоциональ­ное восприятие происшедше­го еще не уступило место его трезвой и взвешенной оцен­ке. Поэтому расскажу сегодня лишь о бесспорных для меня фактах, отраженных в днев­нике нашего визита, который вел с первого до последнего его дня.

Итак, 9 сентября 1989 года народный депутат СССР, член Верховного Совета страны Б. Ельцин улетал в Нью Йорк. Мы стоим в общей очереди на регистрацию, отбивая атаки приехавших в аэропорт за­падных журналистов. К сча­стью, таможенники и погра­ничники, узнав Ельцина, по­старались по возможности ус­корить оформление наших до­кументов и багажа.

И все же весь полет до Нью- Йорка — сплошная пресс-конференция. К креслу Ель­цина постоянно подходят по­говорить пассажиры, стюар­дессы, пилоты корабля. Нако­нец, находится время и для разговора с членами делега­ции. Неожиданно он прини­мает довольно «крутой» обо­рот: кто сообщил радиостан­ции «Свобода» о каких-то го­норарах за выступления? «Никаких гонораров! Об этом надо сразу же заявить в аэро­порту». С трудом убеждаем отказаться от этого плана: платные выступления — обыч­ное для Америки дело. К то­му же это позволит делега­ции действовать на основе са­мофинансирования, а пото­му сохранить «экономическую независимость». «Хорошо. Но надо подумать, как и на что эти деньги можно употребить».

С обсуждения этого вопроса и начинается наш первый разговор с американскими партнерами в Нью Йорке. Ельцин настаивает на том, чтобы они взяли на себя до­полнительные обязательства: найти в Америке такую фир­му, которая смогла бы опера­тивно поставить в СССР до­вольно крупную партию од­норазовых шприцев. Естест­венно, обсуждается и финан­совая сторона визита. Прини­мается такая ее схема: каж­дое выступление, независимо от числа слушателей и стои­мости проданных билетов, оценивается в 25 тысяч дол­ларов — такова действующая в США норма оплаты. Одна­ко 30 процентов этой суммы забирают организаторы визи­та в уплату за свои посред­нические услуги. Это тоже обычная американская прак­тика. Из оставшейся суммы погашаются все расходы, свя­занные с пребыванием совет­ской делегации,— гостиннца, питание, транспорт, телефон­ные разговоры. И лишь остав­шейся суммой Ельцин вправе распоряжаться по своему усмотрению. Сразу же ска­жу: это было первое и послед­нее обсуждение финансовых условий визита. Больше к этому вопросу не возвраща­лись.



Не знаю, как Ельцин, а я вспоминаю первый день про­ведения в Нью-Йорке как сплошной кошмар. Мы едва успевали с одной встречи на следующую. Из-за такого гра­фика работы не было даже традиционной экскурсии по городу. Хорошо еще, Боб Шварц, один из руководите­лей института «Эсален», орга­низовавшего наши поездки по Америке, предложил осмот­реть его с вертолета. Полчаса полета, я мы опять спешим на очередную пресс-конферен­цию. В отель возвращаемся около часа ночи, а в семь пят­надцать следующего дня Ель­цин уже выступает в теле­программе «Доброе утро, Аме­рика!»

Возможно, для кого-то все, что я пишу, не выглядит до­статочно убедительным, а по­тому хочу обратиться к су­хим фактам и привести крат­ко программу нашего второго дня пребывания в Нью Йорке.

7:15 — Интервью телеком­пании Эй-би-си, транслиро­вавшееся на 84 страны мира.

9:00 — Деловая встреча с президентом Нью-Йоркской фондовой биржи, на которой обсуждался вопрос об участии американских финансистов в создании аналогичной биржи в СССР.

11:00 — Интервью телеком­пании Си би-эс.

12.15 — Встреча и лекция в совете по внешним сношени­ям США.

14:15 — Интервью для те­лепрограммы «Час новостей».

17:00 — Двухчасозая лек­ция перед преподавателями, студентами и аспирантами Колумбийского университета.

19.30 — Встреча с руково­дителями крупнейшего в США благотворительного Фонда братьев Рокфеллеров.

22.30 — Вылет в Балтимор.

Похожа ли такая жизнь хоть как-то на «праздник, сце­нические подмостки, бар длиной в пять тыс. км»? Призна­юсь, у меня не скоро возник­нет желание еще раз подоб­ным образом «порезвиться». Пусть даже и в Америке.



Однако вернемся в Балти­мор, в дом президента уни­верситета имени Джона Гопкинса, где, как следует из статьи итальянского журнали­ста Витторио Дзухконы, запил «советский популист» Борис Ельцин, наутро одарив слюнявым пьяным поцелу­ем» всю местную профессу­ру. Что же произошло на са­мом деле? Еще в самолете Ельцин признался, что не спит уже вторую ночь. «Если и се­годня не усну, то завтра при такой программе просто про­тяну ноги». Можно, конечно, принять таблетку снотворно­го, но с некоторых пор он де­лает это лишь при крайней необходимости — она на це­лый день выбивает его из ра­бочего состояния. В тот день именно это и произошло.

В шесть утра мы с трудом разбудили Ельцина. Чувство­валось, что действие таблетки еще не прошло, тем более, как оказалось, он выпил их сразу две. Из-за этого назначенная на семь утра встреча с мэ­ром Балтимора и ведущими учеными университета чуть было не сорвалась. Пришлось ее открыть В. Ярошенко, но уже через двадцать минут Ельцин вошел в зал и высту­пил с небольшой речью. А за­тем события развивались сле­дующим образом: выступле­ние с большой лекцией перед преподавателями и студента­ми университета, встреча с представителями местных бла­готворительных организаций, поездка в Вашингтон и встре­чи с президентом США, вице- президентом, государствен­ным секретарем, советником президента по национальной безопасности, большой груп­пой сенаторов. В четыре ча­са дня самолетом компании «Юнайтед» вылетаем в Чи­каго, где состоялась еще од­на двухчасовая лекция, про­читанная по просьбе местно­го совета по внешним сноше­ниям, на которой присутство­вало свыше трех тысяч чело­век. Этот день завершился почти в полночь пресс-кон­ференцией, данной Ельциным для представителей общена­циональных и местных средств массовой информа­ции. И все это после пригре­зившейся некоторым журна­листам всенощной попойки!

Наутро мне принесли све­жий номер газеты «Вашинг­тон пост». Открываю и глазам не верю: в разделе «Стиль., посвященном светской хрони­ке, опубликована статья о Ельцине под броским заголовком «Пьяный медведь об­нимает капитализм». В ней ироничный рассказ о том, как ночью, когда все уже спали, в бар проник советский сенатор Борис Ельцин и в оди­ночку выпил полторы бутыл­ки виски «Джек Дэниэлс» с черной этикеткой, в просторе­чии именуемым «Черным Джеком. Каждому, кто хоть немного знает газетное дело, понятно: такие публикации просто так не появляются. Что делать? К счастью, в это утро, когда мы еще спали, Ельцин улетел на лекцию в Филадельфию, и нам предсто­яло встретиться с ним лишь через четыре часа уже в Миннеаполисе. Собравшись на совет, все члены делегации пришли к такому решению: до возвращения домой ничего о случившемся ему не расска­зывать.



Потом была поездка в Мин­неаполис, Рочестер, где Ельцин встретился с Рональ­дом Рейганом, и, наконец, в Индианаполис. Все шло хоро­шо и мы уже стали думать, что статья в «Вашингтон пост» - нелепая выходка журналистов. Но вдруг одна из местных газет публикует заметку аналогичного содер­жания, но уже с новыми подробностями: оказывается, «пить. Ельцин начал еще в Нью-Йорке и «пьет, не пере­ставая уже четыре дня под­ряд, да не один, а со всей делегацией. Одним словом, коллективный запои.

Конечно, наше решение скрыть от Ельцина сам факт этих публикаций было ошиб­кой. Ясно, что кто-то стара­тельно раздувал подброшен­ный уголек, пытаясь превра­тить его в далеко заметный костер. К тому же на любой из многочисленных пресс-конференций Ельцину могли задать «лобовой, вопрос, и это застало бы его врасплох. Своим молчанием мы и так чуть было не поставили его в сложное положение. Во вре­мя посещения свинофермы в пригороде Индианаполиса ее хозяин Джим Хардин, приглаг шая зайти к себе в дом, без тени иронии заметил: «К со­жалению, у меня нет вашего любимого «Джека Дэниэл­са»!. Уже потом в машине Ельцин спросит у своего по­мощника: «Лев, я что-то не понял, про какого ато Джека он говорил?»

Из Индианаполиса в Дал­лас мы летели на частном реактивном самолете, предо­ставленном нам главой фир­мы по освоению территорий и строительству жилых комп­лексов. Виктор Ярошенко по­ложил перед Ельциным сде­ланный нами перевод злопо­лучной статьи. Весь полет ни­кто ке проронил ни слова. И только садясь в машину, Ель­цин сказал: «Все это — му­сор!»



Из Далласа наш путь ле­жал в Хьюстон, в Центр кос­мических исследований име­ни Джонсона. Вероятно, спе­циалистов он поражает техни­ческими достижениями, но меня удивил своей откры­тостью. Никакой проверки документов, экскурсии для всех желающих, практиче­ски не видно охраны. Как все это отличается от нашего не нанесенного ни на одну кар­ту Звездного городка, не говоря уже о самом Цент­ре управления полетом!

Но Хьюстон запомнился все же не этим. Здесь мы впер­вые за все время поездки пе­реступили порог магазина. Это был супермаркет «Рая- дэллс». Идея по пути в аэро­порт заехать в этот «продо­вольственный рай принадле­жала нам с Ярошенко. С пол­года назад мы уже были в Америке и помнили, какое сильное впечатление произ­вело это тогда на нас, при­выкших к полупустым продмагам и универсамам. Тридцать тысяч наименований то­варов на прилавках, сорок сортов мяса, около шестиде­сяти видов различных колбас и ветчины — разве это не достойно восхищения и за­висти? И если уж говорить о «шоке Ельцина», то он был после этой десятиминутной экскурсии.

Оставался еще один, по­следний день. И именно тогда произошло еще одно знамена­тельное событие. Пока Ель­цин выступал с последней лекцией, которая должна бы­ла закончиться за три часа до отлета, мы с Л. Сухановым бросились удовлетворять его «ненасытные потребитель­ские аппетиты». Все коман­дировочные деньги Ельцина всю поездку хранились у нас. Собственно, я мог бы напи­сать отдельный материал по этому поводу и озаглавить его «Как я истратил доллары Бориса Ельцина. Носиться по набитому товарами магазину, конечно же, нет никакой необходимости. Не пришлось нам и повторять «запиши на счет, запиши на счет, ибо стоимость всех наших покупок, сделанных лично для Б. Ельцина, составила чуть больше двадцати четырех долларов. Мы выбрали дет­ский пистолет для внука Бориса стоимостью в шесть долларов, а для двух его вну­чек купили два детских калькулятора по 9 долларов каж­дый. Никаких других подарков для жены, детей, близких и дальних родственников не приобретали. 24 доллара - это единственная сумма, истраченная за всю поездку лично на Ельцина, получившего еще в Нью-Йорке 900 долларов, как у нас говорят, на суточные расходы. Новая одежда и обувь, полные коробки белых рубашек, набо­ры видеокассет и две видео-системы — не более чем плод больного воображения.



Два события удивительно совместились: в то время, когда в Москве читали пере­печатку статьи Дзукконы, в. аэропорту Майами Б. Ельцин и главный организатор нашей поездки Джим Гаррисон на, глазах журналистов подписа­ли совместный меморандум из четырех пунктов:

1. Ельцин добровольно от­казывается от всех гонора­ров, общая сумма которых в конечном счете составила 100 тысяч долларов.

2. Весь гонорар передается в распоряжение американского института «Эсален», организовавшего поездку по Аме­рике.

3. На всю сумму гонорара американская сторона приоб­ретает шприцы одноразового пользования и направляет их в СССР.

4. Ельцин организует их распределение по детским больницам и поликлиникам Москвы.

Казалось бы, можно поста­вить точку. Но это еше не финал нашей истории. Пять дней, проведенных в Америке после отъезда Ельцина, при­несли свой результат: все американские газеты опубли­ковали опровержение собст­венных публикаций о пьянст­ве и безудержном потреби­тельстве советской делегации во главе с Ельциным. И первой это сделали «Вашингтон пост», со страниц которой от­правилась в полет «желтая утка». Выступил на пресс- конференции и итальянский журналист, ставший извест­ным в нашей строне. Он признался, что сам Ельцина ни­когда в глаза не видел. «Я по­верил рассказу человека, ко­торому до сих пор очень до­верял». Выяснились и другие любопытные факты. Так, в фирме «Эсален» за все время ее существования никогда не работал и ныне не работает бухгалтер по имени Алфред Росс. Вообще мистификаций этой истории предостаточно. Не удалось, к примеру, разы­скать и Дорит Гурфель, рус­скую эмигрантку, с которой Ельцин якобы работал на свердловской стройке. Ветречи с ней вообше никогда не было, как не было и «очереднго набега на прилавки» торгового центра в пригороде Вашингтона.



Не могу не рассказать и еше об одном любопытном событии. За день до отъезда в Москву в мой номер в отеле «Плаза» позвонил человек и представившись сотрудником одного из советских учреждений в Америке («Вы, конечно, догадываетесь, какого?»), сказал: «Товарищ Вощанов, у вас ведь в Москве семья, подумайте. как вы вернетесь к ней и сможете ли вообще вернуться?. Не хочу гадать, откуда исходила эта провокация. Пишу об этом лишь для того, чтобы читатель почувствовал ту атмосферу, в которой проходил наш американский «праздник», наши «сценическне подмостки».

Пять дней все мы с Джимом Гаррисоном разыскивали фирму, производящую одноразовые шприцы. Тайфун, пронесшийся по некоторым штатам Америки, очень ос­ложнил нашу задачу: американский Красный Крест закупил большую партию шприцев, спрос на них возрос, и цены поползли вверх. Но благодаря помощи известной благотворительной организа­ции «Юнайтед Вэй», дополни­тельно вложившей свои деньги, чтобы как-то покрыть это удорожание, задача была ре­шена — заключен контракт на покупку одного миллиона шприцев.

...Читатель, очевидно, обра­тил внимание на то, что я до сих пор ни слова не сказал о самих выступлениях Ельцина в Америке. О чем шла речь. Говорят, что опубликованные выдержки из его выступлений многих шокировали, хотя я не почерпнул в них для себя практически ничего нового. Говорил все то, что много раз слышал на многочислен­ных московских митингах. Так неужели гражданская позиция каждого из нас должна быть в двух исполнениях: для внутреннего потребления и на экспорт? Не думаю.

Мне довелось слышать все выступления Ельцина в Аме­рике. Что-то понравилось, а с чем-то не могу согласиться. Не во всем Ельцин смог меня убедить. Но я его все же слы­шал и потому могу опреде­лить собственное отношение. Так, может, это и есть самое главное: может, пора наконец дать людям право самим ра­зобраться, что хорошо, а что плохо, где поза, игра, а где стремление сделать людей хоть чуточку счастливее?



П. ВОЩАНОВ.



==========================

Верховный Совет СССР образовал комиссию в связи с освещением в советской печати поездки Б. Ельцина.



=================================

Приглашаю всех в группы «ПЕРЕСТРОЙКА - эпоха перемен»

«Фейсбук»:
https://www.facebook.com/groups/152590274823249/

«В контакте»:
http://vk.com/club3433647

====================


Tags: ! - Гласность, 1989, Ващанов, Ельцин
Subscribe

Posts from This Journal “Ельцин” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments