ed_glezin (ed_glezin) wrote,
ed_glezin
ed_glezin

Categories:

Возвращение Александра Галича.

Уже в первые годы освободительной Перестройки Горбачева произведения Галича публикуются в газетах и журналах, в издательстве "Книга" издан сборник его стихотворений, в театре Эрмитаж поставлена пьеса Галича "18 историй для друзей" по мотивам его песен. Фирма Мелодия выпустила диск с песнями А. Галича "Когда я вернусь" и двойной альбом "Александр Галич".

12 мая 1988 года Союз кинематографистов, а затем Союз писателей СССР отменили свои прежние решения об исключении Галича из своих рядов. В том же году был снят документальный фильм о нем - "Александр Галич. Изгнание".



А все началось с того, что в апреле 1988 года, в 4-м номере журнала «Октябрь» были опубликованы стихи Галича со вступительной статьей Станислава Рассадина. В мае его стихи появились в «Новом мире» и в «Горизонте», а в июньском номере журнала «Знамя» была напечатана поэтическая подборка с послесловием И. Грековой.

Постановлением секретариата Союза писателей СССР от 4 октября 1988 года была создана комиссия по литературному наследию Галича в составе 21-го человека. Членами комиссии стали: Г. Анджапаридзе, Ю. Верченко, А. Вознесенский, И. Волгин, А. Дементьев, Л. Евдокимов, Е. Евтушенко, Л. Жуховицкий, Ф. Искандер, В. Коротич, В. Лакшин, В. Осипов, С. Рассадин, Р. Рождественский, В. Розов, В. Савельев, А. Турков.

Председателем комиссии назначили Булата Окуджаву — ему позвонили из Союза писателей и предложили возглавить эту комиссию. Окуджава тут же согласился, а его заместителями по представлению Алены Галич были назначены Александр Шаталов и Валерий Лебедев. Сама же Алена заняла должность секретаря. Эта комиссия собрала единый архив писателя и, кстати, выявила его ранее не публиковавшиеся пьесы, стихотворения и киносценарии, в том числе и сценарий двухсерийного фильма Федор Шаляпин.

Вторым пунктом секретариат СП 4 октября 1988 года постановил: «Провести в Большом зале ЦДЛ им А. Фадеева в октябре месяце 1988 года литературный вечер А. А. Галича — к 70-летию писателя». В дневниках Татьяны Юрьевой названа точная дата этого вечера: «19 октября 1988. Была в ЦДЛ на вечере памяти Галича, который был просто великолепным. Огромное впечатление от свободной раскованности всех участников. Самое большое воодушевление вызвал Борис Чичибабин — гром аплодисментов, овация всего зала


Источник: https://biography.wikireading.ru/168076











"Московские новости" 12 сентября 1988 года.

Галич
18 историй для друзей


«Галич был и остается обыкновенным блатным антисоветчиком»
Анатолий Софронов, «Огонек», № 35, 1975

«Понимаете, это не радостное пение было. Это пение освобождало его от какой-то боли, от которой он страдал. Это был действительно народный певец, певец народного дела. Он не злой был, он был больной страданиями Родины, больной тем, что у нас происходит. Он не злой был совершенно!»
Дмитрий Лихачев, 1988

«…Я пишу об этом без гнева и даже без горечи!
…Сегодня я собираюсь в дорогу – в дальнюю, трудную, извечно и изначально горестную дорогу изгнания.
…Моя Россия остается со мной.
…От этой России меня отлучить нельзя! Никакая сила не может заставить меня с нею расстаться, ибо Родина для меня это не географическое понятие. Родина для меня – это и старая казачья колыбельная песня, которой убаюкивала меня моя еврейская мама, это прекрасные лица русских женщин – молодых и старых, это их руки, не ведающие усталости – руки хирургов и подсобных рабочих, это запахи – хвои, дыма, снега, это бессмертные слова: „РЕДЕЕТ ОБЛАКОВ ЛЕТУЧАЯ ГРЯДА!..”»
Александр Галич. Из последней записи на Родине. «Огонек», № 24, 1988

8 сентября 1988 года в московском театре «Эрмитаж» состоялась премьера спектакля «Галич. 18 историй для друзей». Режиссер Михаил Левитин написал сценарий и поставил этот спектакль. А в марте 1989-го театр, отправился со спектаклем на гастроли в Америку.

«Из интервью с Михаилом Левитиным»
«Смена», 18.04.1989

« „Галич“ — экспериментальный спектакль по произведениям замечательного поэта Александра Галича. Нет, мы не подражали его исполнительской манере. Мы постарались увидеть Галича-поэта глазами Галича-драматурга, как будто он написал пьесу по своим стихам».

























http://ermitazh.theatre.ru/performance/archive/galich/

==================================



Евгений Бурехзон о вечере памяти Александра Галича в 1988:

1988 год. Первый вечер памяти Александра Галича в Доме Кино на Васильевской. Первый после восстановления его в рядах Союза кинематографистов, первый в Москве, первый в СССР. Первый громкий скрип заржавленных железных дверей, казавшихся незыблемыми, а спустя всего 3 года, радостно распахнутыми дружными усилиями всех заинтересованных сторон. Будь жив Александр Аркадьевич, он бы, наверно, немало удивился, нет, не своему триумфальному возвращению, которое он предвидел, а тому радостному энтузиазму и неожиданному интересу со стороны своих бывших коллег, которые были замечены в тот день в Большом зале (равно как и не замечены ранее в особых симпатиях к тому, в честь которого собрались). Конечно, среди присутствующих было немало и друзей Галича и его искренних поклонников, но общее число готовых внести его в этот день в зал на руках заметно превосходило количество желающих сделать это при жизни. Я оказался в рядах счастливчиков, кому повезло попасть на это вечер, благодаря небывалой щедрости подарку от близкого друга тех времён. Сейчас понимаю: чем он ещё мог потрафить блаженному, который несколько лет подряд вставал в половине шестого утра, чтобы не пропустить в газетном киоске свежий номер «Московских новостей», выписывавшему толстых литературных журналов перестроечных лет в три-четыре раза больше чем библиотека НИИ, где мы работали?
Преодолев первое изумление (забегая вперёд скажу, что оно не покинуло меня ни в фойе, ни в зрительном зале) числом и качеством людей, стремящихся попасть в этот вечер в Центральный Дом кинематографистов, и, оставив в окошке администратора в залог членский билет Союза, принадлежавший деду моего друга, режиссёру-мультипликатору, я вошёл в фойе, где испытал неведомое мне ранее чувство почти полного узнавания присутствующих. Казалось, что видел очень многих, а многих из них знаю по именам и имел удовольствие внимать им если не на сцене, то на экране телевизора или кинотеатра или в многочисленных устных журналах, получивших распространение в то время. То, что придётся в зале стоять, мне стало очевидно, когда получил контрамарку без места. Но, что стоять доведётся в такой компании, в которой я оказался, мне даже присниться не могло. Протиснувшись боком в зрительный зал и приблизившись на минимальное расстояние к сцене, я оказался зажатым между композитором Дашкевичем и актёром Вячеславом Тихоновым. Определённо, в такой компании я не стоял и вряд ли когда-нибудь постою. Тихонова потом, правда, усадили в одном из первых рядов, согнав оттуда кого-то из публики. Тех, кто сидел на полу, перед сценой даже перечислять не буду…
На вечере для меня всё было ошеломляюще неожиданным: снятый в Норвегии фильм о последних годах жизни Александра Аркадьевича, интонация Эльдара Рязанова, который вёл вечер, первое публичное, в большом зале, не с привычного магнитофона, песен Галича Максимом Кривошеевым, новая, недавно написанная песня Юлия Кима «Истерическая-перестроечная» в его же исполнении «Вышла фига из кармана, Тут же рухнули мосты…», открывшийся для меня с неожиданной стороны Андрей Макаревич, незабываемый Борис Чичибабин, Михаил Козаков. Перечислить присутствовавших на сцене и в зрительном зале знаменитостей не представляется возможным.
На другой день, в компании самых близких друзей, врачей по образованию, один из которых (подаривший мне эту возможность) стал известным в России медиа-менеджером, а другой –весьма успешным предпринимателем в сфере производства, я радостно делился увиденным и услышанным, и если второе ещё можно было воспроизвести или, на худой конец, прочитать, то первое вылилось в следующую фразу: «Представляете, вхожу в фойе, а там имярек; в буфет, а там имярек: в туалет, а там имярек, и все они в зрительном зале…» На что, один из них мне проницательно заметил: « Представь себе степень их разочарования: в фойе – ты, в буфете – тоже ты, даже в туалете – ты, не говоря уже о зрительном зале».
Угу, как ни крути, диагноз по-медицински точный. Из прошлого со мной осталось общее ощущение безвозвратно ушедшего времени, не проходящая симпатия и уважение к тем, кого в первый раз увидел на сцене, и последняя фраза друга, как и говорил Штирлиц…

https://m.facebook.com/story.php?story_fbid=830391747076195&id=100003161310275

==============

Из комментариев в Фейсбуке:

Аркадий Коников.

Возвращение началось даже чуть раньше. 19 октября 1987 мне посчастливилось попасть в Дом Культуры имени Павла Андреева на вечер памяти Галича, который вела Нина Крейтнер. Там же мне довелось впервые услышать молодого барда Максима Кривошеева, который замечательно исполнял галичевские песни.

Надо сказать, что вечер этот проводился практически тайно, официально он был объявлен всюду как вечер памяти актрисы Марии Кнебель. И даже кассирша в ДК при продаже билетов о вечере Галича, якобы, не знала. Настоящая тема вечера передавалась из уст в уста шепотом, по секрету.

А еще раньше, летом 1987, группа моих друзей увидела, как на Арбате в милицию забирали парня с гитарой, который пел там Галича. Но через несколько дней они увидели того же парня на том же месте, он продолжал петь те же песни. Я не исключаю, что этим парнем мог быть все тот же
Кривошеев.

============

Развеял сомнения сам Максим Кривошеев:

В юности - по лесам, дворам, квартирам и электричкам пето было много, в том числе и Галича. Но меня ни разу за песни не "винтили". Так что тем уличным героем был не я.

Упоминаемый октябрьский вечер памяти Галича 1987 года на самом деле состоялся 19 октября в клубе "ЗВИ" (Завода Владимира Ильича), и был вторым по счету крупным публичным галичевским мероприятием.

Первый, организованный Володей Зубрилиным а клубе завода Московский Пролетарий, состоялся 11.07.1987.





«Я выбираю свободу»

Сердце мое заштопано,

В серой пыли виски.

Но я выбираю свободу,

И свистите во все свистки!


И лопается терпенье,

И тысячи три рубак

Вострят, словно финки, перья,

Спускают с цепи собак.


Брест и Унгены заперты,

Дозоры и там, и тут,

И все меня ждут на Западе,

Но только напрасно ждут.


Я выбираю свободу -

Но не из боя, а в бой.

Я выбираю свободу

Быть просто самим собой!


И слаще, чем ваши байки,

Мне гордость моей беды,

Свобода казённой пайки,

Свобода глотка воды.


Я выбираю свободу,

Я пью с ней нынче на "ты"...

Я выбираю свободу

Норильска и Воркуты,


Где вновь огородной тяпкой

Над всходами пляшет кнут,

Где пулею или тряпкой

Однажды мне рот заткнут,


Но славно звенит дорога

И каждый приют - как храм.

А пуля весит немного -

Не больше, чем восемь грамм.


Я выбираю свободу -

Пускай груба и ряба,

А вы валяйте, по капле

«Выдавливайте раба»!


Я выбираю свободу,

Но не из боя, а в бой.

Я выбираю свободу

БЫТЬ ПРОСТО САМИМ СОБОЙ!

1970 год.



"Александр Галич. Изгнание" (1989).

История противостояния художника и власти. В кадрах кинохроники проходит жизнь замечательного поэта, барда Александра Галича. Звучат его стихи и песни. Своего друга вспоминают А.Мень, А. Сахаров, Е.Боннер, Ю. Ким, А. Синявский, В. Некрасов, Е. Эткинд.

Большинство интервью было записано осенью 1988 года.

https://www.youtube.com/watch?v=EAzCvWsOc5Y



=============================================

Приглашаю всех в группы «ПЕРЕСТРОЙКА - эпоха перемен»

«Фейсбук»:
https://www.facebook.com/groups/152590274823249/

«В контакте»:
http://vk.com/club3433647

==========================================================



Tags: ! - История Перестройки, 1988, Галич
Subscribe

Posts from This Journal “! - История Перестройки” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments