ed_glezin (ed_glezin) wrote,
ed_glezin
ed_glezin

Categories:

Визит Михаила Горбачева во Францию ( 4 - 6 июля 1989 года ).

29 лет назад - с 4 по 6 июля 1989 года - состоялся официальный визит Михаила Горбачева во Францию.

Михаил Сергеевич выступил в г.Страсбурге перед депутатами Парламентской ассамблеи Совета Европы.

В своей речи советский лидер выдвинул идею «общего европейского дома» и заявил о том, что хотя «СССР и США являются естественными составляющими международной и политической структуры в Европе», разделение континента на сферы влияния и буферные зоны безнадежно устарело.

М.С.Горбачев призвал полностью перестроить континентальную политико-правовую систему, положив в ее основу общеевропейские ценности, заменить «геополитическое равновесие равновесием интересов» и в перспективе создать «широкое экономическое пространство от Атлантики до Урала». Генеральный секретарь ЦК КПСС признал исключительную важность сотрудничества в области прав человека и «политики европейской идентичности», а также предложил использовать формулу хельсинкского процесса (СБСЕ) для объединения усилий всех стран Европы.

Источник: Визит М.С.Горбачева во Францию: 4-5 июля 1989 года--Париж, 6 июля 1989 года-Страсбург : документы и материалы. – М.: Политиздат, 1989. 158 с.

=============================================

Из книги Михаила Горбачева "Жизнь и реформы":

Запланированный мой ответный визит во Францию состоялся в начале июля 1989 года, в канун 200-летия Великой французской революции. К этому времени и у нас в стране, и в мире произошли важные перемены, что существенно повлияло и на саму атмосферу визита, и на его результаты.
Западные политики, кажется, наконец-то поверили в перестройку, поняли, что Советский Союз, пусть медленно, с трудностями, движется в сторону большей открытости, демократии. После достижения соглашения о ликвидации американских и советских ракет средней дальности и вывода советских войск из Афганистана стало ясно, что и перемены в советской внешней политике носят глубинный характер.
К новой встрече в верхах было подготовлено рекордное в истории двусторонних отношений количество соглашений. Речь шла о развитии сотрудничества примерно в двадцати сферах: культуры, молодежных обменов, предотвращении инцидентов в открытом море, взаимной защите капиталовложений и т.д. Наметились некоторые сдвиги в подходе Франции к проблемам разоружения. Принятое Миттераном решение о сокращении военных расходов в ближайшие пять лет на 85 миллиардов франков было нами должным образом оценено. Еще в ходе подготовки к визиту между мной и президентом имел место интенсивный обмен мнениями по ситуации в зонах конфликтов, в частности по Ливану и ближневосточному урегулированию.
В общем, все говорило за то, что встреча может оказаться переломной, и, надо сказать, эти ожидания оправдались. Наши беседы носили исключительно откровенный, доверительный характер. Я поделился с Миттераном и своими размышлениями о «странностях» в советско-американских отношениях. В первые месяцы после избрания Буша американцы заявили, что им требуется время, чтобы все тщательно обдумать, и мы отнеслись к этому с пониманием. Но чересчур затянувшиеся раздумья не согласуются с динамикой в международных отношениях. Чтобы избежать кривотолков, я позвонил Бушу. Но для меня более существенное значение имеет отношение новой администрации к соглашению по Афганистану и переговорам в Женеве по стратегическим ядерным вооружениям — там дело идет плохо. В этом контексте мне было важно узнать точку зрения Президента Франции.
Миттеран поделился тем, что французы обсуждали с американцами затронутые мною вопросы, мнение обоих позитивное. Но я почувствовал, что президент принял мой сигнал к обдумыванию.
Что касается болезненной в наших отношениях проблемы ядерного оружия, я выразил надежду, что отстаивание Францией известной позиции не будет мешать продвижению переговоров в Вене и в Женеве (о 50-процентном сокращении СНВ).
Ответ прозвучал в общем обнадеживающе:
— Если СССР и США предпримут реальные усилия в деле разоружения, мы, безусловно, учтем это. В свою очередь я хотел бы, чтобы вы понимали нашу, так сказать, линию сопротивления в этих делах.
У меня были основания сказать французскому президенту в конце своего пребывания в Париже следующее:
— С точки зрения содержания наших переговоров я бы отнес этот визит к числу важных и крупных. Сделанное в эти дни позволяет надеяться, что мы с вами будем плодотворно сотрудничать и в будущем.
Символичными были встречи в Сорбонне с избранной частью французской интеллигенции. Ректор Мишель Жандро-Массалу проводил меня в большой амфитеатр этого прославленного университета. В приветственном слове он указал на неизменную актуальность вопроса о роли интеллигенции в обществе, о взаимоотношениях между интеллигенцией и властью. Это прямо перекликалось с темой моей речи. Все это происходило в канун 200-летия Французской революции. С учетом не только исторического, но и собственного опыта я считал важным подчеркнуть: крупнейшим социально-политическим переворотам всегда предшествуют революции философские. Французская революция многим обязана мыслителям Просвещения, идеям равенства и естественных прав человека, верховенства закона, разделения властей, народного суверенитета, общественного договора — идеям Вольтера и Монтескье, Дидро и Гольбаха, Мабли и Руссо. Интеллектуальное и политическое наследие Французской революции дало мощный импульс демократической мысли, различным ее направлениям, которые подготовили почву для социальных революций XX века. На исходе XX столетия человечество столкнулось с принципиально новыми, глобальными проблемами. Их осмысление потребовало новых интеллектуальных усилий, пересмотра многих устоявшихся взглядов, отказа от привычных стереотипов, короче говоря — нового мышления. Говоря об этом, я выделил три момента. Во-первых, мы не вправе и дальше уповать на стихийное развитие, должны научиться управлять им. Во-вторых, нужно пересмотреть традиционные критерии прогресса, согласовать наши потребности с ресурсами энергии и сырья, требованиями экологии и демографии, необходимостью преодолеть разрыв между богатыми и бедными странами. В-третьих, надо признать, что условием выживания и возрождения человечества становятся взаимная терпимость, уважение свободы выбора, поиск мирных, политических способов разрешения противоречий и улаживания конфликтов.
Одна из важнейших особенностей нынешней ситуации — резко возросшая требовательность к качеству политики. А оно во многом зависит от научного знания, участия интеллигенции. Требования к ее социальной, в том числе международной, ответственности растут. Страшны бездуховность, антиинтеллектуализм. Но не менее опасен в наше время ум, лишенный моральной основы. Без органичного сопряжения его с моралью современная наука теряет свой человеческий смысл. Еще более важно, чтобы укрепление нравственного начала науки отражалось на связи ее с политикой. Ослабление, тем более разрыв любого сочленения в триединстве: политика — наука — мораль, чревато непредсказуемыми последствиями для современного человечества.
Это говорилось в июле 1989 года. Там, где новое мышление сопрягалось с политикой, последовали результаты, открылась перспектива для новых достижений. Но многое так и осталось невостребованным политикой, за что мы уже поплатились и продолжаем платить дорогую цену, прежде всего в Европе. Причина — «зацикленность» политиков на внутриполитических проблемах, отсутствие или слабость механизмов регионального и международного сотрудничества.
В Сорбонне я счел себя обязанным предостеречь от чрезмерно резкой реакции на события в Китае. Тогда развертывалась кампания осуждения действий китайского руководства, пошедшего на разгон студенческих демонстраций. Во Франции с ее вольнолюбивым духом и не исчезнувшими воспоминаниями о студенческих волнениях 1968 года эта тема воспринималась особенно эмоционально. И все же, мне кажется, аудитория приняла мой главный аргумент: нельзя загонять в угол великое государство; ответом на действия, неприемлемые с точки зрения демократии и прав человека, не должна быть изоляция, у мирового сообщества много возможностей позитивно влиять на ход событий, не вмешиваясь во внутренние дела.
Кое-кто заявил, что-де Горбачев оправдывает Тяньаньмэнь, поскольку и сам не исключает подобного поворота у себя в стране. Что ж, теперь стало очевидным, что ни тогда, ни сейчас я не допускал возможности прибегнуть к грубой силе для подавления подобных волнений. Это не решает никаких проблем, а только загоняет их вглубь. И, признаюсь, печально было наблюдать, как большинство политиков и прессы на Западе принялись обелять и выгораживать Ельцина, когда он прибег к силе, чтобы расправиться со своими политическими противниками. Сначала разогнал Верховный Совет России своим указом № 1400 от 21 сентября 1993 года, а затем приказал «осадить» парламентариев в Белом доме и воспользовался провокационной вылазкой боевиков, чтобы расстрелять обитель российского парламентаризма.
Новое отношение не только лично ко мне, но и к моей стране особенно сильно проявилось в двух случаях. Мы попросили составителей программы включить посещение площади Бастилии. Мне и Раисе Максимовне хотелось оказаться именно в том месте, где стояла когда-то цитадель абсолютизма, разрушенная санкюлотами. Это оказалось не так уж просто, но, поскольку гидом у нас был министр иностранных дел Ролан Дюма, наш давнишний знакомый и хороший друг, место нашли. На площади собралось много парижан, которые хотели выразить нам свои чувства, но войти в контакт с ними не удалось — нас буквально блокировали журналисты. Я подумал: уж не специально ли это придумано?
Тем не менее я хотел выразить признательность французам за радушный прием и сделал это. Когда кортеж двинулся в обратный путь, я попросил остановиться. Пресса «сплоховала», и мы смогли пожать руки парижанам, поздравить с приближающимся национальным праздником. В ответ услышал много добрых слов и пожеланий успеха начатому мной делу.
Сердечная и содержательная встреча была у Раисы Максимовны с активистами общества СССР—Франция. Это уникальное объединение, корни которого уходят еще в дореволюционное, время. Предшественниками его были общество «Друзья русского народа»(1905—1917 гг.) во главе с Анатолем Франсом, а затем французское общество «Друзья Советского Союза» (1928—1939 гг.), основанное Анри Барбюсом и Полем Вайяном-Кутюрье. Его президентом до начала Второй мировой войны был Ромен Роллан. Оно действовало и в годы оккупации Франции.
Нынешнее общество Франция—СССР образовано в 1945 году по инициативе видных политических и общественных деятелей, представляющих практически все слои Франции. Неизменно на протяжении многих лет оно пользуется авторитетом и поддержкой французов, несмотря на колебания международной температуры и перепады в советско-французских отношениях.
Были выступления президента и его коллег, ответное слово Раисы Максимовны. Она вручила руководителям Общества плакат в виде трехцветного — сине-бело-красного — французского флага с надписью: «В канун 200-летия Великой французской революции и в связи с официальным визитом во Францию М.С.Горбачева советские люди шлют самые сердечные приветствия француженкам и французам». К нему прилагались десятки копий с подписями членов первичных организаций общества СССР—Франция, а также надписями, которые Раиса Максимовна зачитала. Они сохранились в нашем домашнем архиве. «Русские и французы вместе — великолепно!» Б.Угринович, Москва. «Пусть свобода, равенство, братство, провозглашенные Великой французской революцией, восторжествуют во всемирном масштабе». А. Соколов, Украина. «Пострадавшие от землетрясения в г.Кировака-не никогда не забудут руку помощи, протянутую нашему городу. Когда Горбачев будет говорить об укреплении дружбы между народами, знайте, что он говорит от нашего имени». Е.Хачтрян, мэр г.Кировакана. «Мы хотели бы дружить с детьми со всей планеты. Приглашаем десять юных коллег на кинофестиваль». Школьники г.Тбилиси. «Мира, процветания, счастья! Мы вас очень любим. Ведь вы были первыми, кто свергнул монархию. Талантливому французскому народу шлет самые наилучшие пожелания Литва». Петраускас, Литва.
Во время этого визита мы оказались в крепких дружеских объятиях французов. Мне кажется, даже те, кто не очень разбирался в политике, чутьем воспринимали значение того, что мы делаем, и сознавали, как трудно дается каждый шаг в движении по пути демократических реформ. Журналисты, среди которых отнюдь не все были на стороне такого спонтанного проявления чувств французов, в эти дни вынуждены были поубавить обычный скепсис, они не могли не видеть, как нас принимали повсюду, и не писать об этом.

http://www.gorby.ru/gorbachev/zhizn_i_reformy2/page_3/#6

=================







6 июля 1989 года М.С.Горбачев выступил с речью ПЕРЕД ДЕПУТАТАМИ ПАРЛАМЕНТСКОЙ АССАМБЛЕИ СОВЕТА ЕВРОПЫ В СТРАСБУРГЕ.

Уважаемый господин Председатель! Дамы и господа!

Благодарю за приглашение выступить здесь — в одном из эпицентров европейской политики и европейской идеи. Эту встречу мы, наверное, можем рассматривать и как доказательство того, что общеевропейский процесс — реальность, и он идет вперед.
Сейчас, когда XX столетие вступает в завершающую фазу, когда уходят в прошлое послевоенный период и «холодная война», перед европейцами действительно открывается уникальный шанс — сыграть достойную своего прошлого, своего экономического и духовного потенциала роль в строительстве нового мира. <...>

Социальные и политические порядки в тех или иных странах менялись в прошлом, могут меняться и впредь. Однако это — исключительно дело самих народов, их выбора. Любое вмешательство во внутренние дела, любые попытки ограничить суверенитет государств — как друзей и союзников, так и кого бы то ни было — недопустимы.

Различия между государствами не устранимы. Они, как не раз приходилось говорить, даже благотворны. При условии, конечно, если соревнование между разными типами общества ориентировано на создание лучших материальных и духовных условий жизни людей.

Благодаря перестройке СССР сможет полноценно участвовать в таком честном, равном, конструктивном соревновании. При всех нынешних недостатках и отставании мы хорошо знаем сильные стороны нашего социального строя, вытекающие из его сущностных характеристик. И уверены, что сумеем их реализовать на пользу и себе, и Европе.

Пора сдать в архив постулаты «холодной войны», когда Европу рассматривали как арену конфронтации, расчлененную на «сферы влияния» и чьи5то «предполья», как объект военного противоборства — театр военных действий. В нынешнем взаимозависимом мире геополитические представления, рожденные другой эпохой, оказываются столь же беспомощными в реальной политике, как законы классической механики в квантовой теории.
Между тем именно на основании отживших свой век стереотипов продолжают подозревать Советский Союз в гегемонистских планах, в намерении оторвать США от Европы. А кое-кто не прочь даже поставить СССР вне Европы от Атлантики до Урала, ограничивая ее пространством «от Бреста до Бреста». СССР якобы слишком велик для совместного проживания: другие будут, мол, чувствовать себя не очень уютно рядом с ним. Реальности сегодняшнего дня и перспективы на обозримое будущее очевидны: СССР и США являются естественной частью европейской международно5политической структуры. И их участие в ее эволюции не только оправдано, но и исторически обусловлено. Никакой иной подход неприемлем. Да он ничего и не даст.

На протяжении веков Европа вносила и внесла незаменимый вклад в мировую политику, экономику, культуру, в развитие всей цивилизации. Ее всемирно5историческую роль признают и уважают повсюду. Однако не забудем и того, что метастазы колониального рабства распространялись по миру из Европы. Здесь родился фашизм. Здесь начинались самые разрушительные войны. И Европа, которая может законно гордиться своими свершениями, в то же время еще далеко не расквиталась со своими долгами перед человечеством. Это еще предстоит сделать. Сделать, добиваясь преобразования международных отношений в духе гуманизма, равноправия и справедливости, подавая пример демократии и социальных достижений в собственных странах.
Хельсинкский процесс уже начал эту большую работу всемирного значения.

Вена и Стокгольм вывели его на принципиально новые рубежи. Принятые там документы — это оптимальное на сегодня выражение политической культуры и нравственных традиций европейских народов.
Теперь всем нам, всем участникам европейского процесса, предстоит как можно полнее использовать созданные нашим общим трудом предпосылки. Этому служит и наша идея «общеевропейского дома».

II
Она родилась из осознания новых реальностей. Из понимания того, что линейное продолжение пути, по которому межевропейские отношения развивались вплоть до последней четверти XX столетия, уже не отвечает этим реальностям.

Идея связана с нашей внутренней экономической и политической перестройкой, для которой нужны были новые отношения прежде всего в той части мира, к которой мы, Советский Союз, принадлежим и с которой больше всех связаны на протяжении столетий.

Мы учитывали также и то, что колоссальное бремя вооружений, атмосфера конфронтации не только мешали нормальному развитию Европы, но одновременно — экономически, политически и психологически — препятствовали полноценному включению нашей страны в европейский процесс, вносили деформирующие импульсы в наше собственное развитие.

Вот мотивы, по которым мы решили резко активизировать свою европейскую политику, впрочем, всегда имевшую для нас самоценное значение.

Во время встреч с европейскими лидерами в последнее время затрагивались вопросы и об архитектуре «общего дома», и о методах его строительства, и даже «меблировке». Плодотворными и весьма масштабными были беседы на эту тему в Москве и в Париже с Президентом Франсуа Миттераном.

Но и сегодня я не претендую на то, что у меня в кармане готовый проект этого «дома». Скажу только о самом, с моей точки зрения, главном. По сути дела, речь идет о такой перестройке сложившегося в Европе международного порядка, которая решительно вывела бы на первый план общеевропейские ценности, позволила бы заменить традиционный баланс сил балансом интересов.

О чем конкретно стоит в этой связи сказать?

На первом месте — вопросы безопасности.

В рамках нового мышления мы начали с критического переосмысления своих представлений о военном противостоянии в Европе, о масштабах внешней угрозы, о значении силового фактора в укреплении безопасности. Нелегко это давалось, подчас болезненно. Но в итоге были приняты решения, позволяющие вывести отношения между Востоком и Западом из порочного круга «действие — противодействие».
Безусловно, исходную и значительную роль здесь сыграли совместные советско5американские усилия в области ядерного разоружения. Договор по средним и меньшим ракетам получил от европейцев не только одобрение. Многие содействовали его заключению.

Венские переговоры открыли принципиально новый этап в процессе сокращения вооружений. В них участвуют уже не две державы, а 23 государства. Все 23 участника общеевропейского процесса продолжают разрабатывать меры военного доверия. И хотя оба эти переговорных процесса идут в разных помещениях, они тесно связаны друг с другом. В деле строительства европейского мира нет и не может быть «посторонних» — здесь все равные партнеры, и каждый, включая нейтральные и неприсоединившиеся страны, несет свою долю ответственности перед своими народами и перед Европой.
Философия концепции «общеевропейского дома» исключает вероятность вооруженного столкновения, саму возможность применения силы или угрозы силой, и прежде всего военной — союза против союза, внутри союзов, где бы то ни было. На смену доктрине сдерживания она предлагает доктрину сдержанности. И это не игра понятий, а диктуемая самой жизнью логика европейского развития.<...>

Я хотел бы перед лицом европейских парламентариев, а значит, всей Европы, сказать еще раз о наших простых и ясных позициях по вопросам разоружения. Они — результат нового мышления и законодательно закреплены от имени всего нашего народа в постановлении Съезда народных депутатов СССР:

- мы за безъядерный мир, за ликвидацию всякого ядерного оружия к началу будущего века;

- мы за полную ликвидацию химических вооружений в самое ближайшее время и уничтожение навсегда производственной базы по созданию такого оружия;

- мы за радикальное сокращение обычных вооружений и вооруженных сил до уровня разумной оборонной достаточности, исключающей использование военной силы против других государств в целях нападения;

- мы за полный вывод всех иностранных войск с территории других стран;

- мы категорически против создания какого бы то ни было космического оружия;

- мы за ликвидацию военных блоков и безотлагательное развертывание с этой целью политического диалога между ними, за создание атмосферы доверия, исключающей всякие неожиданности;

- мы за глубокий, последовательный и эффективный контроль за всеми договорами и соглашениями, которые могут быть заключены по вопросам разоружения.

Убежден: европейцам давно пора привести свою политику и свое поведение в соответствие с новым здравым смыслом — не готовиться к войне, не запугивать друг друга, не соревноваться в совершенствовании оружия и уж тем более — попытках «компенсировать» начатые сокращения, а учиться совместно творить мир, вместе закладывать для него прочные основы.

III
Если безопасность — фундамент «общеевропейского дома», то его несущая конструкция — разностороннее сотрудничество.

Знамением новой обстановки в Европе, да и в мире стал в последние годы интенсивный диалог между государствами — двусторонний и многосторонний. Значительно расширилась сеть соглашений, договоров, других договоренностей. Привычными стали официальные консультации по разнообразным вопросам.

Впервые завязались контакты между НАТО и ОВД, ЕС и СЭВ, не говоря уже о многих политических и общественных организациях обеих частей Европы.


Мы с удовлетворением восприняли решение Парламентской ассамблеи Совета Европы о предоставлении Советскому Союзу статуса «специально приглашенного» государства. Готовы сотрудничать. Но думаем, что можно идти и дальше.

Мы убеждены, что под общеевропейский процесс должна быть подведена надежная правовая основа. «Общеевропейский дом» мы мыслим как правовое сообщество. И со своей стороны начали движение в этом направлении.

В постановлении Съезда народных депутатов СССР, между прочим, сказано: «Опираясь на международные нормы и принципы, в том числе содержащиеся во Всеобщей декларации прав человека, хельсинкских соглашениях и договоренностях на венских встречах, приводя внутреннее законодательство в соответствие с ними, СССР будет способствовать созданию мирового содружества правовых государств».

Европа могла бы и тут быть примером. Естественно, ее международно5правовая целостность включает национальные и социальные особенности государств. Каждая европейская страна, США и Канада имеют свои законы и традиции в гуманитарной сфере. Хотя существуют и общепризнанные нормы и принципы.

Было бы, наверное, полезно провести сравнение существующих законодательств по правам человека, создав для этого или специальную рабочую группу, или что5то вроде европейского института сравнительного гуманитарного права. Полного совпадения точек зрения, учитывая разницу социальных систем, мы скорее всего не добьемся. Но Вена и недавние лондонская и парижские конференции показали, что имеются и могут быть умножены общие взгляды и общие подходы.

Это позволяет говорить о возможности создания европейского правового пространства. Советский Союз и Франция выступили на парижском гуманитарном форуме в качестве соавторов соответствующей инициативы. К ней присоединились тоже Федеративная Республика Германия, Австрия, Венгрия, Польша, Чехословакия.

Нужно значительное расширение культурного сотрудничества, более глубокое взаимодействие в области гуманитарных наук, нужен новый уровень информационного обмена. Словом, необходимо интенсифицировать процесс узнавания европейцами друг друга. При этом особую роль могло бы сыграть телевидение, позволяющее обеспечить контакты не между сотнями и тысячами людей — а между десятками и сотнями миллионов.

Есть тут и определенные опасности. Их надо видеть. Театральная сцена, экраны, выставочные залы, издательства наводняются коммерческой псевдокультурой, чуждой Европе. Появляется пренебрежение к национальному языку. Все это требует нашего общего внимания и совместной работы в духе уважительности к подлинным национальным ценностям каждого.

Речь может идти об обмене опытом сохранения культурного наследия, о мероприятиях по ознакомлению европейских народов со своеобразием современной культуры друг друга, о коллективном содействии изучению языков. Речь может идти и о сотрудничестве в деле сохранения памятников истории и культуры, о совместном производстве кино, теле и видеофильмов, пропагандирующих достижения национальных культур и лучшие образцы художественного творчества в прошлом и настоящем.
* * *
Европейцы смогут ответить на вызовы грядущего столетия, только объединив свои усилия.
Мы убеждены: им нужна одна Европа — мирная и демократическая, сохраняющая все свое многообразие и придерживающаяся общих гуманистических идеалов, процветающая и протягивающая руку всему остальному миру. Европа — уверенно идущая в завтрашний день. В такой Европе мы видим собственное будущее.

Читать полностью:

http://www.gorby.ru/presscenter/news/show_30034/

=============

История Перестройки. Официальный визит М.С. Горбачева во Францию, 4 -6 июля 1989 года

Из книги М.С. Горбачева "Жизнь и реформы":
Во время этого визита мы оказались в крепких дружеских объятиях французов... Сердечная и содержательная встреча была у Раисы Максимовны с активистами общества СССР—Франция...
Были выступления президента и его коллег, ответное слово Раисы Максимовны. Она вручила руководителям Общества плакат в виде трехцветного — сине-бело-красного — французского флага с надписью: «В канун 200-летия Великой французской революции и в связи с официальным визитом во Францию М.С.Горбачева советские люди шлют самые сердечные приветствия француженкам и французам». К нему прилагались десятки копий с подписями членов первичных организаций общества СССР— Франция, а также надписями, которые Раиса Максимовна зачитала.

М.С.Горбачев "Жизнь и реформы", т. 2, с. 87-97. М., "Новости", 1995.

Из воспоминаний Даниэль Миттеран, супруги Президента Франции (в 1981-1995 гг.) Франсуа Миттерана,
о Раисе Максимовне Горбачевой
…Последний раз мы виделись в Клуни – городе моего детства. Это было уже после Августовского путча 1991 года, после которого Раиса так никогда и не оправилась.
Я видела, как ей тяжело, видела, как муж стремится поддержать, подбодрить ее. Я вспоминала ее в другие годы, когда она с гордостью рассказывала мне в Москве о своей деятельности, о надеждах, которые она связывала с созданным ею Фондом культуры, о своем постоянном внимании к Михаилу и его работе.

Я вспоминала о нашем с ней знакомстве во время первого визита Горбачевых в Париж в 80-e годы, когда Раиса продемонстрировала свою самостоятельность и свободную манеру общения, несмотря на присутствие официальной охраны и требования протокола, которые в те годы были еще очень строгие.
Да и я сама, хотя совсем недавно стала супругой главы государства, и опыта у меня было немного, хотела показать гостье Париж как он есть, и набралась смелости остановить официальный кортеж, чтобы вместе с ней пройтись по острову Сен-Луи, к вящему недовольству служб безопасности.
Вот так мы вдвоем нарушили правила, и этот момент навсегда остался у нас в памяти. С огромным удовольствием я сопровождала ее во время посещения музеев. По тому, как Раиса реагировала на увиденное, можно было во всей полноте оценить ее образованность и эрудицию.

Так случилось, что мы встречались и в местах, скрытых от постороннего взгляда, где сама обстановка располагала к доверительному разговору (например, у нас в Латче и на даче Горбачевых). Мне нравилось слушать рассказы Раисы о годах студенчества в Московском университете и о любви к Михаилу, сила которой всегда ощущалась в ее словах. А мои собственные откровенные высказывания могли бы, наверное, удивить ее, если бы она, обладая крайне острым умом, сразу не восприняла меня как человека вполне свободного.

Читать полностью http://www.gorby.ru/activity/projects/shtrihi_k_portretu/page_5/

====================

Приглашаю всех в группы
«Эпоха освободительной Перестройки М.С. Горбачева»

«Фейсбук»:
https://www.facebook.com/groups/152590274823249/

«В контакте»:
http://vk.com/club3433647

=====================







===================

Роман Синельников:

Бывшая директор по демократической гражданственности и участию в секретариате Совета Европы Олоф Олафсдоттир в своё время рассказывала мне, что когда Горбачёв приехал туда в июле 1989 года, сотрудников Совета Европы, желающих увидеть советского лидера, было столько, что живой коридор из них протянулся от Дворца Европы на несколько сот метров…


==============================

Приглашаю всех в группы «ПЕРЕСТРОЙКА - эпоха перемен»

«Фейсбук»:
https://www.facebook.com/groups/152590274823249/

«В контакте»:
http://vk.com/club3433647

==========================



































Аннотация издательства:Этот номер журнала «Пари-Матч» может показаться довольно загадочным миллионам читателей, которые каждую неделю верны встрече со своим журналом. Но выпущенный на непонятном для большинства французов языке, он широко распахивает двери в будущее. Впервые слева вверху на нашей обложке появляется наше название, написанное кириллицей, а сам журнал будет распространён на бескрайней территории Советского Союза. Такое событие, немыслимое всего лишь несколько лет назад, не является единственной отличительной чертой этого специального выпуска. Этот обращённый к востоку «Пари-Матч» является как бы подарком, в котором мы надеемся передать квинтэссенцию той жизни, которую мы любим и которую мы строим. И если эта витрина Франции может показаться не слишком скромной, то это потому, что на этих страницах мы хотим вас принять у нас дома, причём принять в обстановке красоты. Призванием «Пари-Матча» является смешение драм и праздников в ходе событий, смешение чёрного и розового, смешение всех нежных и жестоких контрастов мозаики времени.
И если этот «Пари-Матч», который мы посвящаем вам, намеренно останавливается на наилучшем, то это из-за того, что мы сохраняем веру в некое «искусство жить», унаследованное от традиций и долженствующее сосуществовать с развитием наиболее передовой технологии, которая порождает прогресс науки, направленный против болезни и нищеты.
Впервые мы пытаемся говорить по-русски, и мы просим вас простить наши оплошности. Каждой фотографией, каждой строчкой этого беспрецедентного номера «Пари-Матч» мы хотели бы пригласить вас продолжить тот диалог, который открывается сегодня на страницах нашего журнала.

Доп. информация:Журнал был выпущен в конце 1990 года в качестве приложения к одному из выпусков газеты «Московские новости», но продавался и самостоятельно.





Журнал Пари матч на русском языке, 1990 год: https://cloud.mail.ru/public/3CWr/5MJisebmj




Tags: ! - Визиты М.С. Горбачева, ! - Внешняя политика Перестройки, ! - История Перестройки, 1989, Миттеран, Франция
Subscribe

Posts from This Journal “! - Внешняя политика Перестройки” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments