ed_glezin (ed_glezin) wrote,
ed_glezin
ed_glezin

Categories:

30 лет XIX Всесоюзной конференции КПСС.

30 лет лет назад - с 28 июня по 1 июля 1988 - в Москве проходила XIX Всесоюзная конференции КПСС. решения которой ознаменовали начало политических реформ в СССР.


Главная цель политического курса освободительной Перестройки Горбачева заключалась в том, чтобы передать реальные властные полномочия народу в лице его представительных органов – Советов народных депутатов.

Новая доктрина политической демократии получила практическое воплощение именно в решениях XIX Всесоюзной партконференции, где впервые провозглашалась цель создания в СССР, правового государства, гражданского общества, выборность и регулярная сменяемость органов власти, исключения партийных органов из хозяйственного управления, лишения их государственных функций и передача этих функций Советам.

Радикальным было одно из ключевых новшеств, зафиксированных в резолюции партконференции "О демократизации советского общества и реформе политической системы":

"Важнейшей гарантией от застоя в кадровом корпусе партии призвано стать ограничение сроков пребывания на выборных должностях. Конференция считает целесообразным, начиная с предстоящей отчетно-выборной кампании в КПСС, ввести в действие следующее правило: все члены бюро и секретари партийных комитетов, включая членов Политбюро ЦК КПСС и Генерального секретаря ЦК КПСС, могут избираться на ту же должность не более чем на два срока подряд."

То есть Горбачев уже на третий год своего нахождения у власти добровольно отказался от сложившейся практики пожизненного правления генсеками. Со времен Ленина никто и ничем не ограничивал власть руководителя партии и государства. Отныне же - максимум 10 лет и до свидания.

На конференции развернулась острая борьба сторонников и противников перестройки по вопросу о задачах развития страны. Большинство депутатов поддержало точку зрения М.С. Горбачева о необходимости экономической реформы и преобразования политической системы страны.

Конференция утвердила курс на создание в стране правового государства. Были одобрены и конкретные реформы политической системы, подлежащие реализации в ближайшее время. Предполагалось избрать Съезд народных депутатов СССР, высший законодательный орган страны из 2 250 человек. При этом две трети Съезда должны были избираться населением на альтернативной основе, т.е. не менее чем из двух кандидатов, а еще одна треть депутатов, также на альтернативной основе, избиралась общественными организациями. Съезд, созываемый периодически для определения законодательной политики и принятия высших законов, формировал из своей среды Верховный Совет, который должен был работать на постоянной основе и представлять собой советский парламент.

=================================

Виктор Шендерович (литератор):

— 19 партконференция 1988 года — это было незабываемое событие. Мы впервые, кажется впервые, увидели себя и услышали себя в прямом эфире. Это совершенно незабываемо. Я помню переполненную московскую электричку, где в двух концах вагона на полную громкость врубленные радиоприёмники и идёт трансляция партконференции. Точно так же потом слушали через год Съезд народных депутатов. Это было совершенно немыслимо, это был совершенно новый опыт для нас. Мы впервые услышали себя такими, какие мы есть. Впервые мы оказались в прямом эфире.

Игорь Яковенко (в недавнем прошлом генеральный секретарь Союза журналистов России):

— Это был совершенно переломный момент в истории и Коммунистической партии Советского Союза, и самого Советского Союза.

Перед этой самой партийной конференцией, которая была тоже уникальным явлением, потому что партийные конференции не собирались. Это было ноу-хау. Они не собирались, не помню, по-моему, с 1950 года. Они были никому не нужны, они были лишними в системе управления. Вот эта партийная конференция, на ней, в общем-то, сошлись основной мейнстрим партийный (консервативный костный), во главе которого стоял Егор Кузьмич Лигачёв, и очень немногочисленные либералы, которые в КПСС были и которые смогли попасть на конференцию.

Были объявлены выборы на Съезд народных депутатов СССР, которые состоялись по новой модели. Во-первых, там были альтернативные выборы. То есть это не ситуация, когда один кандидат на одно место и 100% голосование «за». Это были альтернативные выборы. Во-вторых, довольно странная конструкция, когда были квоты для общественных организаций, для самой КПСС. Через эти квоты от творческих союзов, да и от страны в целом, от территориальных участков пролезло довольно большое количество людей, которые составили межрегиональную депутатскую группу.

Читать полностью: http://echo.msk.ru/programs/graniweek/1574424-echo/

=======================================================================

Из книги М.С.Горбачева «Наедине с собой»

«…Жизнь требовала б е з о т л а г а т е л ь н о г о формирования общественно-политических, идейных и государственных г а р а н т и й углубления начавшегося реформирования того общества и строя, что многие годы было принято называть «реальным» и потом «развитым» социализмом со всеми «деформациями» и тупиками. Нет, «сталинский социализм» никак не мог служить образцом. Необходимо было последовательно и решительно уходить от такого «социализма», не допустить возвращения к сквернам сталинизма. Я, как и многие мои друзья и товарищи-«шестидесятники», был убежден в возможности социализма гуманного и демократического.
На новом опасном перепутье весны 1988 года я видел выход в том, чтобы предотвратить наметившийся разброд и драку в руководстве, объединить все усилия на консолидацию общества, на включение широких слоев граждан в процессы общественного самооздоровления и обновления. Именно в этом состоял мой замысел ХIХ партконференции…»

Читать полностью:
http://www.gorby.ru/userfiles/file/naedine_s_soboy_o_19_konf_ok.pdf






======================================

Из книги А.С.Черняева «Совместный исход»

24 апреля 1988 г.

…Вчера проходил внеочередной Секретариат ЦК по подготовке XIX партконференции. И Горбачев сам его проводил

<…> М.С.: На партконференции нужен прорыв, новый интеллектуальный прорыв. Посмотри: Партия. Авангардная роль — но как? Если отнять командование и управление? «Вся власть Советам!» Но как? Как заставить работать Советы после 60-летней привычки быть прихвостнем и полной их дискредитации?

Говорим: вернуть социализму ленинский облик! Да. Но что это значит в теперешних условиях? Очищаем от скверны сталинщины, брежневщины… Еще много тут дел. Но это ведь негативистская работа. А какая конструкция должна быть? Правовое социалистическое государство. Огромная проблема

26 апреля 1988 г.

М.С. собрал Яковлева, Слюнькова, Медведева, Лукьянова, трех помощников, Биккенина, Ситаряна, Можина (зав. Экономическим отделом ЦК), Болдина. И проговорил все идеи к XIX партконференции… Главное — в истории она останется, как первая после Гражданской войны коренная реконструкция политической системы: новая концепция авангардной роли партии, «Вся власть Советам!», правовое государство, национальный вопрос: — нельзя ждать до пленума по национальному вопросу.

И итоги перестройки. Самокритика трех лет

19 июня1988 г.

С конца апреля — в Волынском–2. Подготовили проект тезисов к XIX конференции, которые М.С. передиктовал… Пришлось настаивать — с помощью Шеварднадзе — в международной части: чтоб была самокритика. Он согласился… И это — исторический сдвиг… Впервые мы говорим о внешней политике до 1985 г. критически.

<…> Сразу после отъезда Рейгана мы переместились в Ново-Огарево (готовить партконференцию). М.С. приезжал каждый день в 10 утра и мы сидели вместе до 22 — 23 часов. Он передиктовывал наши проекты.
Мы — это Яковлев, Медведев, Лукьянов, Фролов, Шахназаров, Болдин и я. Никого больше…

Проект переделки политической системы ошеломит, конечно, прежде всего его коллег в ПБ… Позавчера он разослал доклад (104 стр.). Завтра обсуждение на ПБ. Ошеломит потому, что большинству из них в новой системе не найдется верхних мест.

М.С. долго колебался и вслух перед нами размышлял: начать раздел с того, что я подаю в отставку, но предлагаю такую вот структуру (становление Генсека председателем — не Президиума, а Верховного Совета СССР, т.е. «президент»). И пусть конференция… или потом Съезд Советов (новая институция) решает вопрос…

Ушел от этой мысли с рефреном: мне нового бремени не нужно. И в самом деле, перестройка не состоится, если ее не насаждать сверху. А насаждать ее хочет и может только М.С., ну, может быть, еще 2–3 члена Политбюро и часть секретарей ЦК.

Так что такое решение — судьбоносное.

Впрочем, судя даже по очень критическим и скептическим письмам и печати — все понимают, что перестройка — это Горбачев. Не будет его — все завалится при нынешнем ПБ.
Фролов в его присутствии рассказал анекдот, который его дочь принесла из МГУ: Открывается XIX партконференция. Первым в президиум идет Иван Сусанин, потом Горбачев, потом остальные. Сусанин подводит Горбачева к председательскому месту, а остальным говорит: «А с вами мы пойдем дальше»… Все хохочут. И М.С. больше всех.

10 июля1988 г.

Неделя после конференции. Так много написано о ней. Наиболее точные и тонкие наблюдения — в серьезной прессе. Кстати, только сегодня я вдоволь ее начитался и это меня успокоило. Они правильно увидели: М.С. как искусный политик сделал максимум (и даже немного больше), чем было возможно. Он сам любит повторять, что политика — это искусство возможного.

<…> У меня, как и у большинства интеллигентов, конференция оставила впечатление разноплановое: событие огромное, поворотное, небывалое. Решения ее уникальны, а состояние у всех — унылое, даже тревожное...

<…> Потому, что, во-первых, это, действительно, историческая конференция (ничего подобного не было с 20-х годов) дала по морде прессе и интеллигенции, т.е. тем, кто опрометью бросился в перестройку и без которых она бы не началась и не продвинулась, без которых не могло бы быть и самой такой конференции.

Во-вторых, Лигачев выступил очень ловко… М.С. в который раз убеждает, что партия, народ, страна выстрадали перестройку, что дальше так — гибель, что перестройка, естественно, выросла из кризиса и т.д. А Лигачев сообщает, что все зависело от интрижки в ПБ, что он, Лигачев, был «в центре событий» и вместе с Чебриковым, Громыко и Соломенцевым назначил Горбачева в марте 1985 г. …А могли они, эта четверка, назначить и другого! Сообщил он также и то, что как Томскую область сделал процветающей, так и всю страну может, если бы не мешала, мол, болтовня о свободе, демократии и гласности.

Процитировал Е.К. и Пушкина — насчет того, что «в диких звуках озлобления» он слышит голос одобренья. Это в контексте, что его ругает западная пресса и местные «прорабы перестройки», в то время как Горбачева этот самый Запад избирает «человеком года» и не устает им восхищаться.

Лигачев сумел сполна изложить свою платформу, в том числе и тем, что поддержал Бондарева — выступление à la «Нина Андреева».

Плюс — почему унылое настроение — от эпизода: Бакланова согнали с трибуны, Бондареву устроили овацию. Бакланову надо было после первых же хлопков и выкриков уйти. Это был бы поступок, вызов. А он уж очень хотел произнести речь, впрочем, достойную молодежно-литературного симпозиума, а не такого собрания, да еще после Бондарева.

<…> Перед последним днем конференции М.С. собрал нас (уже после заседания, часов в 9 вечера в комнате президиума Большого Кремлевского дворца), чтобы посоветоваться о своем заключительном слове. Были: Слюньков, Болдин, Яковлев, Фролов, Шахназаров.
Некоторые рассуждали, давали советы. Высказался и я, предложив: почему бы не сказать об уроках того, как прошла сама конференция, плюсах и минусах. В частности, невозможно, мол, пройти мимо такой «ложки дегтя», как выступление Бондарева. М.С. меня остановил, махнув на меня рукой: «А ты видел, как реагировал зал?»
— Видел! И от этого было особенно стыдно. И именно поэтому об этом тем более надо сказать.
Все смолчали. А М.С. отрезал: «Не буду я делать то, что ты предлагаешь!»

<…> Доволен ли я своей работой за эти месяцы подготовки и проведения конференции. Да, доволен. Я, действительно, много делал помимо участия в сочинении международных разделов и тезисов, и самого доклада, и первой резолюции. Яковлев — бригадир давал мне на переделку все остальные разделы (кроме экономики), причем, дважды.

И при проходке-передиктовке всех текстов — доклада и резолюций — я вторгался не раз, вызывая раздражение М.С. Тем не менее, он взял меня в первую комиссию — по первым двум главным резолюциям. И поскольку никакого «аппарата» при ней (165 чел.) не было, результаты дискуссии в комиссии превращал в текст я. И М.С. практически все принял, в том числе и знаменитую клятву, что «КПСС никогда больше не допустит ничего подобного культу и застою». Весь мир обратил на нее внимание: «КПСС этим достигла вершины разрыва с прошлым» (итальянская «Массаджеро»).

А.С. Черняев. Совместный исход. Дневник двух эпох. 1972–1991 годы. М., РОСПЭН. 2008. С.751-758

http://www.gorby.ru/presscenter/news/show_29270/?fb_action_ids=10151670794099764&fb_action_types=og.likes&fb_source=aggregation&fb_aggregation_id=288381481237582

=======================================

Интервью Евгении Альбац с М.С. Горбачевым к 20-летию конференции:

Михаил Сергеевич, вы сравниваете XIX партконференцию с кораблем в бушующем море. Действительно так качало?

Еще как. Угроза была такая, что зальет через корму, волна сшибет все к черту. Ведь двигались шажками… Боже мой, не шагами — шажками. Только намерение сделать шаг вперед — и начинается: то на политбюро, то с секретарями обкомов, то в прессе… Мы три состава поменяли секретарей райкомов и горкомов партии.

Это еще до партконференции?

До партконференции.

Три состава? Откуда вы людей столько брали?

Партийный сепаратор работал устойчиво и хорошо. И кстати, отбиралось много умных людей. Я вот и сейчас говорю: ну, может, ка дровый потенциал Питера уже исчерпан? Может, стоит еще где-то людей посмотреть?

Побудка

Почему для объявления политической реформы вы выбрали партийную конфе ренцию? Не пленум, не съезд, как Хру щев в 56-м, когда делал свой знаменитый доклад о культе личности Сталина, но со брали именно конференцию?

Пленум — это в значительной своей части бюрократия или те, кто был поближе к бюрократии. А в это время, когда у нас нака лялась ситуация, нам нужно было собрать людей с мест. Тех людей, кто писал мне: «Михаил Сергеевич, дайте команду ударить по штабам, мы вас поддерживаем, но здесь ничего не меняется». С родины моей один человек прислал мне письмо, которое я за помнил: «Я бригадир, простой человек, после XXVII съезда партии пошел к нашему (партийному) секретарю, сказал: «Давайте делать то, к чему призывает Горбачев, земляк наш». А секретарь ему и ответил: «Да брось ты, что, ты дурак, что ли, да мало ли что там в Москве говорят?» Вот так. Или из Минска, от рабочего: «Ничего не по лучается, здесь все как было, так и осталось. Все боятся потерять власть. Тишина».

Потому и задумали мы именно конференцию: чтобы собрать пошире и обсудить широко, гласно. А пленум, кстати, по уставу мог отменить решения конференции, если бы посчитал, что она пошла не туда. Пленум — это ведь члены ЦК, избранные на съезде.

И почему же тогда партбюрократия, имевшая огромную власть в стране, не собралась и не отменила объявленную вами гласность и перестройку?

Нет, как отменишь? Каждый наш шаг, самый поворотный, крутой обеспечивался гласностью, уже нельзя было против народа воевать. Ты вспомни: люди в ту неделю в кино, в театр перестали ходить, водку перестали пить — сидели перед телевизором и слушали. Все ждали: сумеет Горбачев или все останется по-старому. Я ведь ездил тогда по стране, и членов политбюро заставлял. Сам говорил с людьми. Я ведь знал, как пишется информация наверх: еще мероприятие даже не произошло, а уже готово — поручения розданы, все прекрасно. Я, помню, был в Самаре, так я поражен был: они как тюлени, вот знаешь, на солнышке греются… Самая острая встреча была в Норильске, на никелевом комбинате. Я — в цех, человек двадцать окружили меня, говорят: «Михаил Сергеевич, надо ударить по штабам». Я им говорю: «Вы знаете, чей это лозунг?» Они: «Да неважно чей, правильный». — «Подождите, говорю, это же лозунг китайской культурной революции. Она знаете что означала для Китая? 15 лет не могли прийти в себя. Зачем же нам терять 15 лет? У нас, говорю, другой путь: мы идем по пути гласности, демократизации, выборов. Вам, говорю, даны инструменты, пользуйтесь ими, решайте, меняйте, боритесь». А они снова: «Нет, ударить надо». Привыкли, что сверху все делалось. И в этом вся беда была. Разбудить надо было общество… Да мы и до сих пор его еще будим… Как можно людей разбудить? Только через участие. А значит, нужна демократия, выборы нужны и так далее. Это можно было только через политическую реформу сделать. Вот для того и собиралась эта партконференция.

И вы — лично вы, Михаил Сергеевич Горбачев, генеральный секретарь ЦК, не боялись, что эта волна и вас снесет?

Черт его знает. Нет, я понимал, понимал. И многие из политбюро понимали. Потому что… Не зря же еще недавно кто-то из коммунистов требовал повесить и Ельцина, и меня. Я их попросил: через запятую писать меня с Борисом Ельциным. Мы всетаки очень разные. Я власть получил и сразу начал делегировать ее вниз, демократизировал. А тут наоборот все шло. Так что я сказал, одна просьба: повесить меня на другом дереве… (смеется)

Попутчики

И все же, судя по документам, в ЦК было много тех, кто не хотел проведения этой партконференции. И после вы «чистили» политбюро?

До.

То есть вам сначала пришлось провести чистку в политбюро, и иначе не было бы никакой партконференции и никакой реформы?

Не знаю.

Какая поддержка была у вас в ЦК?

Накануне партконференции я три раза — группами — собирал секретарей обкомов и ЦК республик. Посмотрела бы ты, какие там страсти кипели… Работу огромную провели, ведь сначала не хотели публиковать тезисы к конференции.

Но вы же генсек? Вы могли приказать — опубликовать и все!

Порядок был такой. Генсек генсеком, но если один член политбюро возражает против какого-то проекта решения, то этот проект откладывается. Надо всего было добиваться. И можешь себе представить, что в этой ситуации все-таки все было продвинуто и до- ведено до такой точки, что, что бы сейчас ни делали, назад уже не вернешь.

На партконференции вы, по сути, вернулись к лозунгу «Вся власть Советам!» Вы хотели сказать, что возвращаетесь к истокам, к 17-му году?

Нет. Это было связано именно с политической реформой. Политическая реформа — это разделение властей: законодательная, исполнительная и т.д. А раз так, то — Советы. Это было возвращение к тому, что родилось в народе нашем тогда и получило поддержку в России. И потом… Я старался секретарей спасти. Это была острая дискуссия на самой партконференции. Я же понимал, что такое партия. Это всё. Они могли всё. Они могли Горбачева за двое суток убрать.

Двор

Почему они этого не сделали? Думаю, потому что уже была гласность, что так была поставлена работа, в которой они все участвовали, они голосовали за все. Никто из них против не высказывался, хотя гласность позволяла сказать. А люди уже проснулись, начали соображать. Я думаю, только этим можно объяснить.

Возможность дворцового переворота, как это случилось с Никитой Сергеевичем Хрущевым, вы исключали?

Ну как исключал? Он, по сути, — попытка его — и был в августе 91-го… И раньше всякое могло быть. Но когда состоялись выборы в 89-м году и я был избран председателем президиума Верховного Совета ССР , по сути, с президентскими полномочиями, а потом — в 90-м — и президентом ССР , то мою проблему мог решить только Съезд народных депутатов. И уж совсем был устранен механизм, которым пользовалась партия, после отмены статьи 6 Конституции. Вот почему в августе они пошли на путч, для того чтобы отстранить Горбачева.

…А когда я ездил первые годы с визитами за рубеж, до того как я стал председателем президиума, мне же каждый раз выдавали удостоверение, что я вправе вести переговоры, что я представляю государство. А у нас генсек — это же был бог. Партия захватила когда-то власть и не отдавала. Генсек был главным действующим лицом, хотя люди не избирали его руководителем государства. А он считался первым лицом. Так что, став президентом, я вышел из-под контроля бюрократии. И потом, конечно, гласность — она защищала. И я ее защищал. А вы в «Москов- ских новостях» требовали, чтобы я ушел в отставку…

И все же: в 85-м бюрократия — и партийная, и в погонах — еще не знала, чего от вас ждать. В 87-м — может, еще не понимала. Но в 88-м уже должны были понимать…

Ты хочешь узнать, где же было КГБ? Появилось потом, в 91-м. А тогда они со мной голосовали за все. Я ведь ставил все открыто. И общество все знало. Да, со мной можно было сделать, как с Хрущевым. Но эти люди сами прошли со мной этот путь, и везде были их подписи, и была возможность у них высказываться. А они этого не сделали.

Почему, став президентом СССР, вы не оставили пост генерального секретаря, хотя, как пишут, вас многие убеждали так поступить?


Потому что власть генсека была большая. Партия охватывала всю страну: от Кремля до детских садов. 19 миллионов членов партии — это не просто так. Не случайно даже сейчас КПРФ стала второй на выборах. Это мощный механизм, гениально придуманный. Но — для определенного времени и для определенного строя. Для тоталитарного. «Руководящая, направляющая, контролирующая»… «Пришла весна, настало лето, спасибо партии за это» — так тогда было.

Вы догадывались, чем все — в том числе и для вас — закончится?

И да и нет. Можно рассчитывать на строго определенный результат, если ты готов применить силу и продавливать, несмотря ни на что. Весь вопрос в том, готов ты пролить кровь или нет. А если ты в условиях демократии, то результат непредсказуем. Вот говорят: «На Украине демократия, и что из этого получается? Движения нет». Да все получается, крови нет, экономика растет, при том, что у них нет такого притока денег, как у нас. Другое дело, что мне не нравится Ющенко в качестве лидера. Но это уже другой разговор… А если вспоминать о том времени... Я иногда думаю: мне 77 лет, столько прожить в нашей стране — это спасибо господу Богу. Хотя я и атеист.

Вопросы задавала Евгения Альбац


https://newtimes.ru/articles/detail/4018/

http://www.gorby.ru/presscenter/publication/show_25993/

==========================================


Георгий Шахназаров. На подступах. Из книги "Цена свободы"
http://www.gorby.ru/userfiles/file/shah_cena_svobody_19_ya_partkonf.pdf

Материалы XIX Всесоюзной конференции
Коммунистической партии Советского Союза, 28 июня — 1 июля 1988 года
http://www.pseudology.org/Documets/19KonferenceKPSS.htm

Стенографический отчет
http://soveticus5.narod.ru/455/soxix101.htm









===================================


Виталий Коротич: "Триумф Горбачева".


Би-би-си: Ваш демарш оказался самым ярким, но, не в обиду будь сказано, не самым исторически важным моментом конференции. С нее началась политическая реформа.

Главный редактор «Известий» Иван Лаптев вспоминал, как, двигаясь с толпой к выходу из зала после закрытия конференции, случайно услышал разговор двух провинциальных партсекретарей.

«Боже! — сказал один из них. — До меня только сейчас дошло, за что мы проголосовали полчаса назад!».

Вы согласны с тем, что конференция стала триумфом Горбачева, который ловко обвел консерваторов вокруг пальца?

Виталий Коротич: Несомненно! Он намеренно вынес на голосование перед самым закрытием кучу вопросов, перемешав судьбоносные и рутинные.

Или возьмите такой момент. Он не хотел откладывать важные решения до следующего съезда КПСС — это понятно. Но почему было не созвать внеочередной съезд? Всесоюзных партконференций не проводили почти полвека, в уставе они упоминались, но про них давно забыли.

А неспроста! Единственное отличие конференции от съезда — она не могла менять состав ЦК. Если бы генсек инициировал съезд, все окружение решило бы, что он собирается их разогнать. А так расслабились и проголосовали не думая, как привыкли.
Михаил Сергеевич — великолепный тактик, мастер сложных комбинаций, плюс партийный работник с младых ногтей, знавший все неписаные порядки и тайные пружины.

Другое дело, что есть время шахмат и время бокса, время хитрых манипуляций и время волевых решений.

Но так или иначе, он сделал свое историческое дело. И он хороший, добрый человек, возможно, слишком добрый для такой страны. Я от души желаю ему здоровья и благополучия.

https://news.mail.ru/politics/33934927/

============================

Об итогах ХIХ партконференции. Запись обсуждения на Политбюро ЦК КПСС. 4 июля 1988 года.

Горбачев. Конференция проходила в непростой обстановке. Да, волны шли с противоположных краев, зал шатало. Очень все было непросто. Выдержали мы непростое испытание. И правильно, что пошли на широкое, открытое обсуждение. Весь спектр партии и общества предстал перед нами. И все, кто потирали руки и хотели поспекулировать насчет того, как у нас получится на этой конференции с демократией и гласностью, заткнулись.

Несмотря ни на что, конференция осталась на принципиальных позициях. Правильно мы решили еще на пленуме, что конференцию надо проводить на высоком уровне самокритичности. Там поставили эти ориентиры и так держались.
Важно, что мы вышли с продуманным планом, с конструктивными идеями. Мы видели движение мысли в обществе, чувствовали настроения людей. Но, может быть, до конференции все-таки упрощали ситуацию. Мы получили поддержку, но вместе с тем увидели и очень сложный поток общественного развития, который втянул в себя уже все общество.

Мы имели большую информацию, которая настраивала на серьезные задачи. Но мы, однако, только теперь получили возможность сполна понять наше общество.
В подтексте, когда мы шли к конференции, в каких-то секторах общества чувствовался вопрос: а может, нужны и какие-то другие институты помимо партии, чтобы справиться с грандиозностью задач? Конференция показала, что в этом нет необходимости. Партия справится.

Конференция прояснила нам многое в этом отношении.

Мы допустили бы большую ошибку, если бы не обратили внимания на обеспокоенность, проявившуюся на конференции, на прямое недовольство, особенно продовольственным снабжением, положением в торговле, на транспорте, недовольство деятельностью министров, ходом экономической реформы. И если мы на это не обратим внимания, пройдем мимо, мы допустим такую ошибку, которая может нас похоронить.
Остро вопрос встал о совмещении должностей первого секретаря и председателя Совета. Спор, который разгорелся, корни сомнений — в деятельности местных органов. Люди видят, как кто работает, и как кто будет работать, если ему дадут еще один пост. Меня это больше всего беспокоит. Настроение масс будет нарастать против начальства. Тут ключ к проблеме восстановления власти Советов и возрождения подлинно авангардной партии. Мы должны уловить эту обеспокоенность, иначе можем много потерять.

В острых выступлениях представителей рабочего класса, крестьянства много обоснованного. Надо сказать, что пропаганда помогла сформироваться в умах людей большим ожиданиям. А они не оправдались. Сложился новый стереотип — стереотип перестройки, — мол, она должна восстановить справедливость. Будет справедливость, все остальное получится само собой. А справедливости нет до сих пор. Создан такой вот фон. Отсюда вывод: самая активная работа должна быть сейчас направлена на развертывание радикальной экономической реформы. Нужна требовательность, нужен контроль. С этой целью предлагаю провести в конце июля пленум ЦК по практическим вопросам, поставленным конференцией.

Очень беспокоит проблема с продовольствием. Не можем мы позволить, чтобы зависло это дело. Что-то тут надо добавлять. Важно успешно завершить сельскохозяйственный год. Помочь, всеми силами помочь сельскому хозяйству. Обеспечить участие всего народного хозяйства в решении этой задачи. И конечно, вновь и вновь говорю — пересматривать надо подходы.

По товарам для народа. Комиссия Слюнькова проработает весь круг вопросов, чтобы на пленуме изложить наши подходы к решению и неотложных задач, и на ближайшую перспективу.

По экономической реформе. Очень серьезные замечания были на конференции. Подряд, госзаказ, нормативы, налоги — люди не удовлетворены, как с этим обстоит дело. Надо с людьми советоваться. Очень большое недовольство тем, что министерства по-прежнему командуют. Помните, какой хохот вызвал сарказм Кабаидзе насчет того, что он будет сам платить министру, если тот не будет ловить мышей. А ведь правильный подход. …Может быть, мелкие предприятия в аренду отдавать. И опять мы тут наталкиваемся на принцип «как бы чего не вышло», как бы не утерять права держиморды.

Для легкой промышленности дать больше ресурсов. Хватит болтать об «А» и «Б». Надо поставить под жесткий контроль все, что даем легкой промышленности. Пока мы все вяжем, вяжем, несмотря на постановления.

И посмотрите, какой накал вызывают в обществе очереди. Вся страна в очередях. Замордовали народ очередями. Если мы не откликнемся на сигналы, которые получили на конференции, худо нам будет. Надо навести порядок, прежде всего у нас под боком. Закрыть все спецмагазины, закрыть все спецбуфеты, где они есть, все спецмедучреждения отдать Минздраву по месту жительства.

У всех сложилось твердое убеждение, что начальство по магазинам не ходит. Очередь вроде бы за дефицитом — так считает начальство. Но у нас очереди и за хлебом, и за молоком, и за пуговицами, и в кассе внутри магазинов очередь. В магазине шесть касс, а работает одна. Издевательство над людьми! Когда дефицит на отдельные товары — еще как-то можно жить, но когда за всем очередь — нетерпимо. И освободить конторы для торговли. Я еще Ельцину говорил, чтобы он гнал конторы из подвалов. А все по-прежнему. Кооперативам отдать помещения в аренду. И с персональными машинами ничего не сделали до сих пор. И министерские здания, которые освобождаются, отдавать дельным институтам и торговым предприятиям, под культуру, под торговлю, под детские заведения.
Профсоюзы слишком уж ручные при начальстве. Комсомол не виден. Справку нельзя в конторе получить вовремя, с работы надо отпрашиваться. А когда возмущаются люди, чиновники отвечают: нас это не касается, у нас тоже рабочий день. И это перестройка! Автобусы стаями стоят на приколе в гаражах, а люди мнутся в очередях, наломаются с утра в перегруженных автобусах — какая уж тут работа!

И всякие эти излишества и деликатесы и в ЦК, и в Правительстве, и в Верховном Совете убрать. Все должно быть переведено на общие фонды, как в обычном общепите.

Исполнение решения конференции о памятнике жертвам сталинизма не тянуть, чтобы не получилось так, как после ХXII съезда.

Вот товарищи опять ставят вопрос о посылке горожан на уборку урожая. На заводах в ярость от этого пришли: как же быть с Законом о предприятии? Как же быть с хозрасчетом? Откуда брать деньги для зарплаты тем, кто уедет на сельхозработы?

Ну а что делать? Вот ситуация, вот драматизм. Мы сами должны нарушать свои собственные законы, потому что выхода нет. Иначе потеряем урожай. Новые механизмы не работают, а старые дискредитируют перестройку. Придется оставить этот порядок пока, на период этой пятилетки.

В ПОЛИТБЮРО ЦК КПСС… По записям Анатолия Черняева, Вадима Медведева, Георгия Шахназарова (1985–1991). М., Горбачев-Фонд. 2008. С.399-401


===================

Из комментариев в Фейсбуке:

Александр Гельман:

М.С.Горбачев, принимал участие в работе Московской партконференции, выбиравшей делегатов на 19 партконференцию КПСС. Он предложил выбрать делегатами от Москвы несколько человек, включая меня. Но конференция проголосовала против включения меня в список для тайного голосования. Тем не менее, я присутствовал на 19-конференции в качестве гостя - нас было двое от Союза кинематографистов - Элем Климов и я. 19 конф. Стала важнейшим событием в истории Перестройки.

Дмитрий Казюхов:

Это было эпохальное событие, поворот от мракобесия к построению современного гуманного общества. Последние годы, да и впрочем не только последние, это движение к величайшему прискорбию съедается ползучим ГКЧП.

======================






















































































Плюрализм (1988)

Фильм о работе XIX всесоюзной конференции КПСС (28 июня - 1 июля 1988 г.). Выступления Горбачева, Ельцина и других делегатов. Интервью в кулуарах Петрса, Ельцина и др. Кадры хроники запечатлевшие Ленина, Брежнева, Андропова, Суслова и др.






XIX партийная конференция КПСС
В жарких дискуссиях.

https://ok.ru/video/86812723881

https://yandex.ru/video/search?filmId=17186940459795628196&text=2%3A07%20XIX%20%D0%92%D1%81%D0%B5%D1%81%D0%BE%D1%8E%D0%B7%D0%BD%D0%B0%D1%8F%20%D0%BA%D0%BE%D0%BD%D1%84%D0%B5%D1%80%D0%B5%D0%BD%D1%86%D0%B8%D1%8F%20%D0%9A%D0%9F%D0%A1%D0%A1%20(1988)





Леонид Парфенов о XIX Всесоюзной конференции КПСС (1988).

https://www.youtube.com/watch?v=p2F1qdbnlSQ







Программа "Время" подводит итоги XIX Всесоюзной конференции КПСС.
2 июля 1988 года.

https://www.youtube.com/watch?v=qUN9X9J-9rk





===============================

Приглашаю всех в группы «ПЕРЕСТРОЙКА - эпоха перемен»

«Фейсбук»:
https://www.facebook.com/groups/152590274823249/

«В контакте»:
http://vk.com/club3433647

===============================



Tags: ! - История Освобождения, ! - История Перестройки, 1988, XIX всесоюзная конференция КПСС
Subscribe

Posts from This Journal “XIX всесоюзная конференция КПСС” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments