ed_glezin (ed_glezin) wrote,
ed_glezin
ed_glezin

Categories:

Как при Горбачеве было основано первое частное информационное агенство в СССР.

15 июня 1988 года корреспондент журнала "Огонек" Владимир Яковлев зарегистрировал информационный кооператив "Факт". C этого момента начинается история Издательского дома "Коммерсантъ".








Егор Яковлев — Владимир Яковлев: разговор отца с сыном 1991 года.


Е. Я.: Ты занялся кооперативом, и все отошло на второй план. Как это произошло?

В. Я.: Случайно. Мой приятель решил заработать деньги и занялся кооперативом, которому предстояло вязать кофточки или что-то в этом роде. Меня же он попросил помочь в регистрации кооператива. Тогда это было бесконечно сложным делом, и мы договорились: корреспондент «Огонька», я буду проводить нечто вроде эксперимента. В редакции об этом понятия не имели. Я же вел тяжбу с Мосгорисполкомом, проводил через канцелярии документы. И понял: мне это нравится. В этом было созидание, возможность делать практическое добро, то есть именно то, чего в последнее время мне не хватало в газете.

Кооператив мы зарегистрировали. Он начал работать. А я после регистрации естественным порядком оказался не у дел. Теперь уже не помню, как родилось желание попробовать что-нибудь свое. Помню другое: когда мы бывали в Мосгорисполкоме, там сидело множество людей, которые тоже мечтали о своих кооперативах. Они терпеливо ожидали очереди, чтобы задать те вопросы, на которые мы уже знали ответы. Наш кофточный кооператив был вторым или третьим в Москве. Так и родился «Факт», который отвечал на вопросы будущих кооператоров. Сегодня «Факт» к этим игрушкам не имеет отношения, но начинался с этого.

Е. Я.: Как ты перешел от кооператива «Факт» к газете «Коммерсантъ»?

В. Я.: Тоже случайно. Кооперативы росли как грибы. И началось движение за создание Союза кооператоров. Частично — как ответ на социальное давление, а еще больше — как борьба различных групп за влияние на кооператоров. Собрался съезд. И Артем Тарасов сообщил, что на нем присутствует академик Владимир Тихонов. Это всех обрадовало: народный депутат СССР, уважаемый академик — и вдруг почтил кооператоров своим присутствием. Тогда кооператоры испытывали огромный комплекс социальной неполноценности; это теперь они люди, свободные от комплексов. А когда зашла речь о председателе союза, тот же Тарасов предложил избрать Тихонова. И снова все обрадовались, тут же проголосовали. Мне, признаться, это надоело, и я вернулся в контору. Вскоре ко мне приехал Тарасов — за это время он успел стать вице- президентом и уже принялся решать первоочередные задачи Союза объединенных кооператоров. Главным, по его мнению, было начать выпускать газету. Сделать это решили поручить мне. Сперва я пожал плечами: пустая затея. Но все-таки написали бумагу, и я стал выяснять, каким образом можно зарегистрировать газету.

Оказалось, что летом 88-го года никто этого не знал. В Комитете по печати мне ответили, что не могут зарегистрировать без разрешения ЦК КПСС. А в ЦК сказали, что они газеты не регистрируют, обращайтесь в Комитет по печати. Так я и мотался с Пушкинской площади на Старую. Все-таки уговорил отдел ЦК, который курировал кооперацию. Наврал при этом с три короба, убеждая, что необходимо правильно воспитывать кооператоров. Честно говоря, им просто некуда было деться. Пока они всё от себя отпихивали, я демонстративно делал газету, набирал людей, тратил деньги. Между делом мы выпустили два рекламных номера — этого от нас вообще не ожидали. Отправился с ними в Главлит. Тогда уже рекламу можно было выпускать без цензуры. Цензоры говорят: это газета, а не реклама. Я свое: нет, реклама. Они: нет, газета. Я: это реклама, она просто очень похожа на газету, потому что это реклама газеты. Вздохнули и согласились. «Коммерсантъ» зарегистрировали в конце декабря 88-го, за три дня до выхода первого номера.

Е. Я.: А ведь в другое время у тебя бы это не вышло. Говорю лишь потому, что для тебя решающим представляется обретение внутренней независимости. Когда-то она открывала путь лишь в подпольный самиздат. Твое время совпало с теми процессами, которые были начаты в стране реформами Горбачева. Что ты думаешь о нем?

В. Я.: Он честно сделал свое дело и большой молодец, потому что сумел его сделать.

https://www.openuni.today/course/2/lesson/19/material/293/








======================================

Из интервью Владимира Яковлева:

Как вы придумали кооператив «Факт»?

— «Факт» был очень нужен, потому что никому вокруг было не понятно, что это за кооперативы, которые вдруг стали появляться, что в них создается, где их искать, что в них можно получить. Мы решили, что можем ответить на эти вопросы. Сняли офис и начали собирать информацию. Девушка в комнате печатала справки, которые у нас покупали за какие-то деньги, и мы говорили, что у нас там за дверью стоит компьютер, где есть вся информация про кооперативные движения.

— В советское время собрать информацию, отличающуюся от той, что была в официальных средствах массовой информации — титанический труд. Вы ее откуда брали?

— Все правильные журналистские проекты имеют особенность притягивать к себе информацию. Если издание попадает в аудиторию, то оно начинает получать информацию, так было в «Факте», так было в «Коммерсанте», так сейчас происходит в «Снобе», которым я занимаюсь сегодня. Есть два способа сбора информации: если информация нужна вам, то вы берете руки в ноги и ходите по городу. Но если кроме вас еще кому-то нужно, чтобы эта информация у вас была, то вам просто нужно заявить о своем существовании. Мы заявили, и информацию нам стали приносить. Позже «Факт» трансформировался в информационное агентство «Постфактум». Мы решили собирать честные новости и сообщать о них людям.

https://studfiles.net/preview/5798003/



=================================

Павловский: мы первыми использовали интернет в политике СССР.

К 1987 году я был довольно известным в Москве неформалом, членом влиятельного тогда Клуба социальных инициатив, первой легальной политической структуры. В этом качестве мы и познакомились с Володей Яковлевым [будущим основателем "Коммерсанта"], когда проводили всесоюзный съезд неформалов, шумное мероприятие в ДК "Новатор". Съезд был в августе 1987 года, Володя там был от "Огонька". После съезда он подошел ко мне, и мы быстро подружились. У него уже был кооператив по вязанию крючком. Это, кстати, тогда был профиль, довольно частый почему-то у выпускников журфака – и у Саши Морозова [нынешнего главного редактора "Русского журнала"] был свой вязальный кооператив.

Уже осенью у нас с Яковлевым возникла идея сделать информационный кооператив. Сперва было несколько неудачных попыток. Поскольку Клуб социальных инициатив был тесно связан с Социологической ассоциацией, а ею руководила наш большой друг Татьяна Ивановна Заславская,то думали зарегистрировать и кооператив при Ассоциации. Но это почему-то не прошло через правление ССА, хотя нас там заслушали.

- Что такое информационный кооператив? Кооператив, который торгует информацией?

— Да, только время было наивное, и акцент был не на слове "торгует", а на слове "информация". Было вообще другое представление о ценном. Валютой считались такие странные вещи, как подвал для работы, или — предел желаний! – статус юридического лица со счетом, что было для гражданских структур не просто. Подпись, печать – символы легализации, создать субъект законной деятельности в советской системе было еще трудно.

- Не было ли у вас идеи идти другим путем – без печати и подписи, путем, скажем, Григорьянца или Подрабинека?

— Так же вот, явочным порядком действовал и наш Клуб социальных инициатив (КСИ), и все неформалы. Но для крупных проектов это стало слабой моделью, выглядело чем-то архаическим.

Уже возник другой запрос. Идея где-то тайно собирать и распространять новости казалась кустарщиной. Была полная уверенность, что вот-вот все будет везде, что это вопрос нескольких месяцев буквально. Все быстро менялось. Я работал в журнале "Век ХХ и мир", куда был взят, еще не получив права на прописку в Москве. И в журнале советского Комитета защиты мира свободно печатался сам и печатал других. Напечатал тогда абсолютно непечатного [Вячеслава] Игрунова, тоже с незакрытой политической судимостью, Михаила Гефтера, саму фамилию которого было запрещено упоминать в советской прессе, Лена Карпинского…

Это все в первой половине1987 года, и влезать обратно в самиздат я уже не хотел. Одновременно КСИ был открыто связан с политическими неформалами, включая самых радикальных, как Комитет Карабах в Армении. Та же самая Лера Новодворская впервые легально выступила в СССР у нас на съезде неформалов летом 1987-го.

Там сидели какие-то райкомовские люди, они страшно кривились, но возражали уже задним числом. Был ли там Григорьянц, я не помню. Олдскульные диссиденты сидели там рядом с ленинградскими рокерами и экозащитниками, среди них был Вадим Лурье, теперь о. Григорий, православный епископ. Была вся московская журналистика, особенно пронеформальская, как [Валерий] Хилтунен и [Валентин] Юмашев, тот же Володя Яковлев. Никто не собирался назад в Самиздат, все искали открытую базу для широкой работы.

- А идея кооператива?

— Тогда в независимой среде (комсомольскую и партийную я здесь не рассматриваю) конкурировали две модели легализации – клуб и кооператив. Первый по времени, конечно, был клуб. Нас даже называли тогда – клубное движение, или движение неформалов, то были синонимы. А уж после появились кооперативы. Идея объединить и то и другое и была идеей информационного кооператива – объединить возможности политического клуба с производственными и финансовыми возможностями кооператива. Как я сказал, проект кооператива при Советской социологической ассоциации не вышел, застрял. И где-то через месяц, той же осенью 1987-го, Володя договорился с [Артемом] Тарасовым, что он это зарегистрирует в качестве подразделения своего кооператива "Техника".

Согласие было получено, это было официальное собрание кооператива "Техника". И мы начали работать с конца 1987 года под названием "Справочно-информационная служба "Факт". Она не уточняла, что она кооперативная, и у нее был прейскурант очень смешных услуг. Смешных потому, что была полная несообразность между тем, о чем реально шла речь в экономике для приходивших.

Базовая идея – это юридическая помощь и подготовка материалов для кооперативов, с компьютерной автоматизацией подготовки. То есть первоначально речь о распространении новостной информации еще не шла. Приходили люди, которые создавали кооператив на стадионе "Динамо", т.е. фактически полуприватизировали этот огромный комплекс, и мы им за 45 рублей продавали пакет документов для приватизации!
Или, например, поселок художников на Соколе, создали им кооператив. Все это было сперва за копейки, безумное занятие, но тогда страшно увлекательное. Потом часами заседали и подсчитывали коэффициент трудового участия. Илья Медков, будущий финансовый гений банка "Прагма", поработал у нас и ушел, сказав мне, что благодарен Яковлеву за науку, как не надо делать бизнес! Уйдя из "Факта", он за неделю сделал свой первый миллион. Илья пришел к нам почти школьником из матшколы, молодой вундеркинд, и проработав месяц на приемке под управлением, кажется, Ксении Пономаревой, понял полное коммерческое безумие всего, чем мы тогда занимались. Через нас шла ценнейшая коммерческая информация, которой мы не искали бизнес-применения, поскольку не ставили такую задачу. Володя был увлечен мечтой о газете и торговлей компьютерами, а я был занят в журнале "Век ХХ и мир" и в своей путаной общественной и личной жизни.

Так прошел почти весь 1988 год, но атмосфера оживлялась, и наконец, думаю, через папу Егора [Яковлева, главного редактора "Московских новостей"], Володя договорился с [Владимиром] Тихоновым, тогда председателем Союза кооперативов.

Потрачена была куча времени, я сидел на этих съездах кооператоров… Короче говоря, он дал нам бумагу, которой создавались при Союзе кооперативов два лица – газета как орган Союза кооператоров СССР и информационное агентство при том же Союзе. Мы эту вольную грамоту напечатали в первом выпуске "Коммерсанта", "обойном", на желтой бумаге, в начале осени 1989 года. Мне было поручено вести информагентство, а Володя пошел делать газету, о чем всегда мечтал, как я о журнале.

https://www.liveinternet.ru/showjournal.php?journalid=5861094&jday=21&jyear=2015&jmonth=8





======================================

Материал с сайта Наталии Ростовой
"Рождение российских СМИ. Эпоха Горбачева (1985 - 1991)".
http://gorbymedia.com/ :


«Факт» – справочная служба, зарегистрированная корреспондентом «Огонька» и сыном редактора «Московских новостей» Владимиром Яковлевым. В феврале 89-го служба трансформировалась в информационное агентство «Постфактум» во главе с Глебом Павловским. (О начале выпуска газеты см. 8 января 1990.)

В интервью РИА Новости Павловский рассказывал о нескольких неудачных попытках регистрации — поначалу думали сделать это при Социологической Ассоциации, при поддержке социолога Татьяны Заславской. Потом появилась идея «объединить возможности политического клуба с производственными и финансовыми возможностями кооператива»: «Володя [Яковлев] договорился с [первым советским миллионером Артемом] Тарасовым, что он это зарегистрирует в качестве подразделения своего кооператива «Техника». Согласие было получено, это было официальное собрание кооператива «Техника»».

«Факт» был очень нужен, потому что никому вокруг было не понятно, что это за кооперативы, которые вдруг стали появляться, что в них создается, где их искать, что в них можно получить, — объясняет в интервью «Афише» сам Яковлев. — Мы решили, что можем ответить на эти вопросы. Сняли офис и начали собирать информацию. Девушка в комнате печатала справки, которые у нас покупали за какие-то деньги, и мы говорили, что у нас там за дверью стоит компьютер, где есть вся информация про кооперативные движения». Компания, вспоминает Андрей Васильев, несколько раз приходивший и уходивший с должностей руководителя издательского дома, предоставляла телефоны фирм, издавала справочную литературу и оказывала юридическую помощь. «Факт» был первой в СССР информационной службой для поддержки кооперативов, говорит он.

В свою очередь Павловский рассказывает, что «Факт» продавал пакеты документов для приватизации. «Через нас шла ценнейшая коммерческая информация, — говорит он, — которой мы не искали бизнес-применения, поскольку не ставили такую задачу. Володя был увлечен мечтой о газете и торговлей компьютерами, а я был занят в журнале «Век ХХ и мир» и своей путаной общественной и личной жизнью».

В энциклопедии российской журналистики «Власть, зеркало или служанка?» отмечается и еще одна функция кооператива: ««Пожарная команда» «Факта» по просьбе подвергавшихся притеснениям кооператоров срочно вылетала во все города СССР и добивалась восстановления закрываемых властями кооперативов».

http://gorbymedia.com/post/06-15-1988





Обсуждение концепции информационного кооператива в Советской социологической ассоциации. В центре Т.И.Заславская. Москва, 1987.



==========================================

"Факт" был первой в СССР информационной службой для поддержки кооперативов - компания предоставляла интересующимся телефоны негосударственных фирм, а также издавала справочную литературу, нормативные акты и документы, оказывала юридическую помощь. Логичным продолжением деятельности компании стала организация весной 1989 года информационного агентства "Постфактум".

А затем произошла встреча Владимира Яковлева с Артемом Тарасовым - первым советским человеком, у которого хватило смелости объявить себя миллионером. В разговоре с ним Яковлев задался вопросом: а почему бы не создать первое в стране частное независимое издание для регулярной публикации новостей о кооперативном движении? Новая газета началась с библиотеки. Именно туда отправились придумывать название нового издания несколько сотрудников кооператива "Факт". Им предстояло найти респектабельную, деловую, дореволюционную газету, которая прекратила свой выход в связи с большевистским переворотом. Новая газета новой страны должна была стать одновременно продолжательницей традиций предпринимательского класса дореволюционной России. Выбирать пришлось между двумя еженедельными изданиями - "Коммерсантъ" и "Понедельник". Сегодня мало кто знает, что "Коммерсантъ" вполне мог оказаться "Понедельником" - именно к этому поначалу склонялась вся редакция. Поскольку выпуск новой газеты предполагался именно по понедельникам (когда другие газеты не выходили), название казалось символичным. Но владелец нового издания Владимир Яковлев интуитивно и волюнтаристски выбрал все-таки "Коммерсантъ".

В декабре 1989 года вышел нулевой (пилотный) номер тогда еще еженедельной газеты. А с 8 января 1990 года газета стала выходить в регулярном режиме. Первые же номера принесли изданию успех. Газета с первоначальным тиражом 40 тысяч экземпляров и стоимостью 40 коп. разлеталась мгновенно, и вскоре спекулянты торговали ею в переходах метро по рублю за штуку. А уже через год тираж газеты вырос до 500 тысяч экземпляров. Столь неожиданный прорыв на рынок нового издания можно объяснить, конечно, и тем, что никакого рынка тогда еще не было. Все государственные издания были заняты "разбором полетов" за последние 70 лет - обличали или защищали советскую власть. Для "Коммерсанта" же никакой советской власти словно не было. Он обращался к новой социальной группе, которую власть интересовала лишь в одном смысле: как сделать, чтобы она не мешала работать,- к первым предпринимателям. И газета была им нужна как практический инструмент для работы - как точная сводка деловых новостей.

Успех - это внешнее, видимое всеми. Вне поля зрения сторонних наблюдателей оставалось то, посредством чего этот успех был достигнут. И здесь речь уже идет о ряде фирменных ноу-хау "Коммерсанта", которые взяли на вооружение многие российские издания.




Основатель ИД «Коммерсантъ» Владимир Яковлев.


НОВАЯ ЖУРНАЛИСТИКА

Чтобы понять, какую революцию совершил "Коммерсантъ", следует вспомнить, что журналистика в СССР была совсем другая - от заголовков до принципов подачи информации. В те времена любой практикант даже в репортаже о происшествии на птицеферме стремился продемонстрировать талант публициста, поэтому заметки часто начинались с лирических отступлений, исторических и философских аллюзий.

Коммерсантовцы же предложили читателям почти иностранную газету. Во-первых, она была толстой - из 16-полосников на рынке была, пожалуй, только "Неделя". Во-вторых, необычным был "жесткий" макет. Газета четко поделила мир на постоянные рубрики - "Войны и происшествия" были на своем месте, а "Акции, инвестиции" - на своем. Многогранность мира, сложные жизненные коллизии, философские вопросы попали в рубрику "Все остальное". В стране не хватало порядка - газета его создавала.

Яковлев с соратниками первыми ввели западный принцип подачи информации - "принцип перевернутой пирамиды": в первых трех фразах сжато излагается суть информации: что, где, когда. Так появилась вводка (lead в американской терминологии). С тех пор это непременный атрибут любой заметки в любом издании "Ъ". И лишь после этой самой вводки следуют подробности. И еще: только факты, никаких оценок, никакой морали и уж тем более никакой "личной авторской и гражданской позиции". Краткость, осторожность в оценках, холодноватый отстраненный тон, ирония. "Коммерсантъ" создали люди, которые пришли в бизнес одновременно с его читателями, если не раньше. Это давало им право разговаривать с аудиторией на равных. А порой и свысока (вспомним "экспертов "Ъ"" и "наблюдателей"). Кстати, ссылки на источники информации тоже внедрил "Коммерсантъ" - как своего рода правило хорошего тона.

До того журналисты смело предлагали читателям свои догадки, высказывали частное мнение, делились наболевшим, а это могло увлечь только очень доверчивого читателя.
Особая тема - заголовки. Они обязаны были привлекать внимание. В старой советской журналистике главным требованием к заголовку были благонадежность и благолепие. В этом смысле самым проходным заголовком мог считаться, например, такой: "Речь тов. Лигачева на XIX пленуме КПСС". Лишь молодежно-комсомольские издания могли позволить себе подпустить романтики, и тогда в заголовках появлялись "синие небеса", "алые паруса" и проч. Однако читатели "Коммерсанта" ценили свое время и желали сразу понимать, о чем идет речь в статье.

Так заголовок приобрел вид связного и законченного предложения с подлежащим и сказуемым, посылающего сигнал: ПРОЧИТАЙ МЕНЯ! Наткнувшись на фразу "Обмануты вкладчики банка спермы" или "Маньяк изнасиловал ромовую бабу", читатель уже был в курсе событий и сам решал, нужны ли ему подробности. Заголовки, кстати, тоже стали поводом для мифов: мол, в "Коммерсанте" есть штат "яйцеголовых", специально выведенных для придумывания заголовков. Это не так: Яковлев требовал, чтобы заголовки предлагали и сами авторы, и руководители отделов и блоков. Очень часто Яковлев требовал представить пять вариантов заголовков к заметке, выбирал из них лучший, потом требовал придумать еще пять, развивающих этот лучший, и так далее. Порой по установленной в редакции "громкой связи" раздавался призыв к личному составу придумать заголовок к материалу на заданную тему. И работа над заголовком могла занять не меньше времени, чем написание самого материала.

НОВЫЙ МЕНЕДЖМЕНТ

Новые принципы работы не были просто пожеланиями Яковлева. Они были зафиксированы на бумаге, и перед каждым сотрудником висела шпаргалка - что-то вроде инструкции по написанию заметок. При этом важно, что Яковлев не просто придумывал правила, он добивался их неукоснительного исполнения. Даже если потом оказывалось, что он не прав. Многие, кто хорошо знал Яковлева в те годы, часто отмечают, что его стиль руководства был жестким, авторитарным. Но признают, что иначе невозможно было создать работоспособную команду: "как еще можно руководить кучей творческих разгильдяев?"

Еще одно важное отличие коммерсантовской редакции от любой другой состояло в том, что там работали ровесники. В советских газетах главред обычно пользовался уважением по причине возраста и опыта, здесь же высшим руководителям было не больше 30-35 лет. Была серьезная опасность того, что ответом на требование исполнять определенные правила будет обычная реакция: "Да ладно тебе, старик, чего придираешься!" Яковлев этого не допустил и ввел систему штрафов - за любым отступлением от правил следовало наказание. Это была система материального стимулирования от противного. Объяснение: вам платят за то, что вы должны работать на определенном уровне, поэтому любой недочет автоматически ведет к вычету из зарплаты. Яковлев никогда не принимал никаких оправданий, никаких ссылок на форс-мажор: "Меня интересуют не причины, а результат". Вот что рассказал Кирилл Харатьян, заместитель шеф-редактора газеты "Коммерсантъ", в прошлом заведующий отделом иностранной прессы. "Коммерсантъ" был первой из российских газет, делавшей регулярный обзор иностранной прессы. В те годы постоянную подписку на иностранные издания имела только одна организация - ЦК КПСС. У Ъ там были свои люди, которые делились подшивкой. Но после известных событий августа 1991 года лафа кончилась: ЦК пришлось задуматься о вечном. А Харатьяну - о том, как теперь выполнять свою работу. И он ее выполнил: раз в неделю приезжал в "Шереметьево-2" и встречал в зале ожидания пассажиров иностранных рейсов речью на четырех языках: мол, не осталось ли у вас сегодняшней газеты или журнала (их раздают на борту самолета). Работа журналиста была сопряжена с опасностью: его быстро приметили таксисты, решившие, что он отбивает у них клиентов, и серьезно с ним поговорили. Переговоры шли трудно, но когда мафия убедилась в чистых намерениях Харатьяна, то стала даже помогать добывать периодику. А потом Харатьяну как полиглоту поступило предложение "окучивать" клиентов такси за процент от прибыли. Однако журналист не изменил профессии. И избежал штрафов.

Но особенно жестко боролся Яковлев с употреблением алкоголя в стенах редакции. Сухой закон объяснял не своей принципиальностью, а жизненными наблюдениями: "Мне приходилось видеть, как редакции спиваются целыми коллективами. Я не хочу через несколько лет полностью менять редакцию". В алкогольных преступлениях тоже существовал прейскурант: дороже всего обходилось быть застигнутым с водкой, чуть дешевле - с портвейном, еще дешевле - с пивом. Одна из баек гласит, что при неожиданном появлении Яковлева отдельные находчивые сотрудники срочно высовывали руку со стаканом в окно и принимали независимый вид (пить за границами редакции не возбранялось). Самому страшному наказанию за распитие спиртных напитков подвергся несколько лет назад один из выпускающих редакторов: Яковлев приговорил его к месячному посещению секции карате (в оздоровительном центре "Коммерсанта", созданном специально для поддержания сотрудников в хорошей форме, работает несколько спортивных секций).

С появлением "Коммерсанта" родилась еще одна статья журналистских расходов - плата за информацию. Газета претендовала на то, чтобы считаться самой оперативной и информированной - и за это приходилось платить. Был случай, когда с закрытого заседания Верховного Совета СССР выставили всех журналистов. Но "Коммерсантъ" единственный из всех смог подробно написать об этом заседании - просто диктофон для "Коммерсанта" держал тот самый охранник, который выгонял из зала журналистов. "Коммерсантъ" первым ввел дежурные смены в редакции. Специальная группа сидела ночи напролет и слушала сканер - радиопереговоры милиционеров, сообщавшие о происшествиях. При сколько-нибудь серьезном происшествии корреспондент брал дежурную машину и мчался на место событий.


НОВЫЙ РЫНОК

Набор жестких, но вполне разумных и понятных правил позволил Яковлеву создать механизм, который мог в дальнейшем работать без него, самостоятельно. В результате оперативность информации достигла такого уровня, что еженедельный "Коммерсантъ" порой успевал сообщать новости раньше, чем ежедневные газеты. Сегодня можно сказать, что "Коммерсантъ" был первым по-настоящему рыночным изданием, развивавшим активную экспансию на рынке СМИ. В годы, когда еще не существовало рекламного рынка, "Ъ" бесплатно публиковал так называемые справки "Ъ" и контактные телефоны, разогревая рынок рекламы. Плоды этой стратегии пожинались в сверхприбыльном 1993 году, когда не имевший конкурентов "Ъ" в одиночку собирал всю рекламу крупного бизнеса.

Новаторство "Коммерсанта" проявилось и в агрессивной рыночной стратегии. Уже в 1992 году издательский дом приступил к выпуску ежедневной газеты "Коммерсантъ-Daily". В 1993-м еженедельник "Коммерсантъ" трансформировался в цветной журнал "Коммерсантъ". В том же году вышел полноцветный ежемесячный журнал для семейного чтения "Домовой", годом позже появились ежемесячник "Автопилот" и еженедельник "Деньги". Сейчас ИД "Коммерсантъ" - это:

Ежедневная газета "Коммерсантъ"
Ежедневная газета "Коммерсантъ-СПб"
Аналитический еженедельник "Коммерсантъ-Власть"
Экономический еженедельник "Коммерсантъ-Деньги"
Ежемесячный автомобильный журнал "Автопилот"
Еженедельный молодежный журнал "Молоток"
Еженедельная газета "Коммерсантъ-Клиент"
Еженедельная газета "Свежий №".


В изданиях и технических службах ИД "Коммерсантъ" работают свыше 800 человек. Аудитория печатной продукции Ъ превышает 1 миллион человек. Школа "Коммерсанта" в стране победила. И не только в том смысле, что большинство современных газет во многом переняло его стиль, его управленческие и технологические ноу-хау. Но еще и потому, что многие популярные СМИ сегодня делают выходцы из "Коммерсанта" - они работают в журналах "Эксперт", "Профиль", "Компания", "Афиша", в газетах "Известия", "Время МН", "Ведомости" и "Версия", в телекомпании РТР, в интернет-издании Gazeta.ru и т.д. На технической базе "Коммерсанта", в дизайн-бюро "КитАрт" в разное время создавались такие газеты, как "Сегодня", "Общая газета", "Экспресс-газета", "Антенна", журналы "Птюч", "Империал", "Медведь", Soldier of Fortune, "ТВ-парк", "Крестьянка", русское издание Penthouse.



Каждый день с ИД «Коммерсантъ»
«здороваются» сотни посетителей.


http://archive.is/1dbZv#selection-844.0-844.1

================================================


О начальном периоде истории «Коммерсанта» по просьбе OPENSPACE.RU вспомнили КСЕНИЯ ПОНОМАРЕВА, главный редактор еженедельного «Коммерсанта» (1991–1992)

http://os.colta.ru/media/paper/details/13047/

8 января 1990 года - вышел первый номер легальной негосударственной кооперативной газеты "Коммерсант".
https://ed-glezin.livejournal.com/886574.html

==========================================================

Приглашаю всех в группы «ПЕРЕСТРОЙКА - эпоха перемен»

«Фейсбук»:
https://www.facebook.com/groups/152590274823249/

«В контакте»:
http://vk.com/club3433647

==========================================================



Tags: ! - Гласность, ! - История Перестройки, "Коммерсант", 1988, Владимир Яковлев, кооперативы
Subscribe

Posts from This Journal “! - Гласность” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments