ed_glezin (ed_glezin) wrote,
ed_glezin
ed_glezin

Categories:

Фильм Александра Аскольдова "Комиссар".

11 июля 1987 года - в московском Доме кино состоялась долгожданная премьера киношедевра Александра Аскольдова "Комиссар". Без малого 20 лет фильм пролежал на полке и только с началом освободительной Перестройке Горбачева картину увидели миллионы зрителей в нашей стране и во всем мире.

Вот как об этом вспоминал сам кинорежиссер Александр Аскольдов:

"В начале Перестройки, после знаменитого майского V съезда кинематографистов, повсюду царило ликование по поводу освобождения «полочных» картин. Моя же картина по-прежнему оставалась под запретом. В июле 1987 года был знаменитый Московский кинофестиваль, на который после долгого перерыва приехали истинные звезды мирового кинематографа. Я сел в уголок на какую-то аппаратуру и вдруг услышал, как кто-то из иностранцев задает вопрос Элему Климову, тогдашнему первому секретарю Союза кинематографистов СССР: «А что, уже все эти так называемые полочные картины освобождены?» Его сразу заверили, что конечно, конечно освобождены! Ну, может быть кроме нескольких документальных лент.

И тут нечто иррациональное меня подняло, я двинулся вперед, наступая на чьи-то дамские ножки. Подошел к Климову и сказал: «Двадцать лет я молчал, а теперь дайте мне сказать». И стал тянуть микрофон из рук какой-то яркой женщины. Откуда мне было знать, что это Ванесса Редгрейв? Получив микрофон, я сказал, что гласность означает, что каждый человек должен быть услышан, что 20 лет назад я снял картину о раковой опухоли человечества - о шовинизме, сказал, что она о трудовом еврейском народе и попросил присутствующих посмотреть фильм, чтобы высказать о нем свое мнение. И все! После этого пресс-конференция переломилась. На меня двинулись армады телевизионщиков и фотокорреспондентов.

На следующий день Горбачев принимал одного из гостей фестиваля, знаменитого писателя Маркеса, который присутствовал при моем демарше и рассказал о нем президенту. Очевидно, после этого разговора была дана команда показать фильм. И вот 11 июля 1987 года в Белом зале Дома кино, в том самом зале, где 20 лет назад собранием коммунистов Госкино СССР меня исключали из партии, в присутствии невиданного количества знаменитостей, как своих, так и зарубежных, показали «Комиссара».

Потом была пресс-конференция, посвященная картине, и в ее разгар пришла телефонограмма, которую зачитали вслух и которая гласила, что есть решение картину выпустить на экраны. Так через двадцать лет она пробилась к зрителям. Там же, на конференции, «Комиссар» получил сразу несколько приглашений на международные фестивали. Первым из них стал Берлинский, где картина завоевала беспрецедентное количество наград - сразу четыре, по всем заявленным номинациям. А потом началось ее шествие по другим крупнейшим кинофестивалям, где она также получила немало призов.

https://kinoyurco.com/ct/yur_id_45701.php

===============

Имени Александра Аскольдова нет в энциклопедическом словаре кино. Возможно, по той причине, что два десятка лет официально «не было» и снятого им фильма «Комиссар». Эта картина так и осталась единственным произведением А. Аскольдова, режиссера и сценариста, в художественном кинематографе.
Многое смотрится сегодня иначе, чем вчера. Недавно, просмотрев и обсудив ленту, снятую на Студии имени М. Горького в 1967 году, конфликтная комиссия по творческим вопросам Союза кинематографистов СССР единодушно согласилась: для закрытия фильму пути на экран оснований нет. В решении говорится: «В худо­ жественной форме фильм разрабатывает важную для советского искусства проблему интернационализма. Режиссерская и изобразительная концепция ленты сформирована в русле традиций эпического кинематографа 20— 30-х годов, а работа актеров Н. Мордюковой, Р. Быкова, В. Шукшина принадлежит к числу лучших в богатой творческой биографии этих мастеров».
Комиссия рекомендовала выпустить фильм «Комиссар» на общесоюзный экран. Секретариат правления Союза кинематографистов согласился с этим.

«Московские новости» 12 марта 1987 года.



===================

Интервью Аскольдова о своем фильме:
https://svpressa.ru/culture/article/17542/

Уточнение Игоря Кокарева:

Запамятовали люди, никакой не спецпросмотр, а мероприятие ПРОКа - профессионального клуба ММКФ. Аскольдов подошёл ко мне, я тут же дал объявление, позвонил Климову. Элем взялся за голову и поехал в ЦК. Люди уже два часа сидели в Белом зале, пока он выбивал разрешение. Вот так оно было на самом деле. Потом была эта знаменитая пресс-конференция.

Глава из книги Игоря Кокарева «Диалоги о ПРОКе»

Запоздалая премьера:

К.: Да, ПРОКу быстро стало тесно на Васильевской. Легко и без всякой рекламы из гостиницы «Россия» вся праздничная тусовка перекочевала к нам. Не зря поработали дизайнеры, столько удобных и уютных мест для общения с напитками и закусками, столько информационных поводов и событий, что мы уже не имели возможности импровизировать. Просто не оставалось места для маневра.
Г.: Конечно, особенно, когда ты не задумываясь ответил «ДА!» на Аскольдову, вдруг появившемуся у нас со своим полочным «Комиссаром». Бедный Климов весь день бегал по кабинетам ЦК, добиваясь разрешения на показ этого запрещенного фильма. Его ждали двадцать лет и еще 4 часа в переполненном зале. Александра Аскольдова, этого униженного и растоптанного мастера, вызвали на сцену, нескончаемо аплодировали стоя, а журналисты потребовали здесь же импровизированную пресс-конференцию. Стихийный митинг людей кино, возвращающих Мастеру его титул, был прекрасен, но абсолютно не вписывался в и так перенасыщенную программму. За кулисами уже час ждали участники вечернего шоу. Одно событие наползала на другое. Я вынужден был прервать нескончаемые овации битком набитого Белого зала. Стихия грозила смять все на своем пути, Станислав Говорухин не мог простить мне, когда я попросил со сцены поднявшуюся туда вслед за режиссером его съемочную группу с Роланом Быковым и Нонной Мордюковой…
К.: Да, это было настоящее ЧП, надо было в считаные минуты найти выход, и мы решили увести их и всех остальных за собой на первый этаж в сравнительно небольшой конференц-зал примерно на 100 мест. Он, конечно, не вместил всех ринувшихся туда за нами после просмотра. Возбуждение было слишком велико, чтобы сдержать этот эмоциональный напор, почти взрыв. Люди стояли, жались к стенками, сидели на полу, но сразу воцарилась торжественная тишина, когда к столу вышли и Ролан, и Нонна, и сам режиссер…
К сожалению, в силу импровизационности события, мы не успели найти переводчика, потому не было ни синхронного перевода, ни микрофонов. А что было делать? Пресс-конференция вылилась в два с половиной часа раздирающих душу откровений о трагедии художника, безжалостно лишенного права на профессию и выброшенного из кино за «профнепригодность» на полных 20 лет. Когда ведущему пресс-конференцию, секретарю Союза кинематографистов Андрею Плахову сообщили о только что принятом «наверху» решении картину одобрить и выпустить в прокат, время было позднее. В Белом зале уже гремела рок-панорама, а здесь стояла звенящая тишина и в глазах людей стыли слезы праведного гнева и стыда. И радости, что вот оно, наконец, свершилось!
Ужасно обидно, что из-за нашей неподготовленности мы не записали эту пресс-конференцию, и теперь придется ограничиться лишь воспоминаниями…
Г.: Это наши в Штабе не успели, не было записи. Но я успел предупредить фирму «Мелодия», которая уже который день умненько собирала все звуки ПРОКа, и их представитель появился как раз во-время. Ты забыл, как мы уговаривали руководство этой фирмы не упустить историческое событие и сделать потом уникальный альбом о ПРОКе? С дискуссиями, концертами, интервью. Куда делись все записи, я так и не нашел концов. Может быть, тебе это удастся…
К.: Увы… Удалось. Звонил я в «Мелодию» почти сразу после пресс-конференции, так как материал действительно оказался историческим. Как чувствовал, что надо поторопиться. И опоздал! Мне сказали товарищи, что почему-то уже стерли эту запись. Ну, раз не разрешило их начальство делать о ПРОКе звуковой альбом, так можно и стереть. Да, не все воспринимали Перестройку с таким энтузиазмом, как мы…
Г.: Тогда что это у тебя за записи? Можно ли их публиковать как реальную картину того, что происходило тогда на пресс-конференции?
К.: Вполне. Это записывали, кстати, ребята из нашего Штаба. Для себя. Здесь не все до последнего слова, но основные выступления хорошо слышны. Узнаешь голоса? Вот наш неуловимый, назначенный нам сверху, видимо, для контроля, президент ПРОКа, Андрей Плахов. Он нам не мешал, и за то ему спасибо. Здесь он открывает пресс-конференцию. Молодец, он сразу взял верный тон, оценив происходящее как событие международного масштаба, рассказал о работе конфликтной комиссии Союза кинематографистов, уже несколько месяцев добивающейся выхода фильма на экраны.
И сразу последовали настойчивые вопросы журналистов: каковы были мотивы и аргументы против фильма, кто именно запретил картину и на каком основании, почему и до сих пор «Комиссар» на полке? Наивные эти журналисты, будто не знают, что для запрета никаких аргументов и не требовалось: нет, и дело с концом.
Давай послушаем фрагменты записи.

Р. Быков: Я сравнительно недавно разговаривал с одним из тех, кто по долгу службы запрещал самые важные, самые лучшие может быть картины. Я спросил его, за что? За какие грехи была тогда положена на полку картина Аскольдова? Он напрягся, задумался и ответил: «Сейчас не помню». А помните ли вы, журналисты, киноведы, кинокритики? Я спрашиваю вас, что вы сделали, чтобы отстоять, защитить попираемое безымянными цензорами искусство? Мы слишком быстро забыли о вечном страхе и унижении художника. И слишком легко простили им. А ведь среди тех, кто гордо ходит сегодня в борцах за Перестройку, есть и те, что лично виноват в трагической судьбе Александра Аскольдова и его картины…
А. Аскольдов: Я благодарен писателю Борщаговскому. И не только ему. Здесь находится прекрасный ученый, соратник Эйзенштейна и Булгакова — профессор Илья Вениаминович Вайсфельд, который тогда, как мог, поддержал картину. На просмотре сегодня был и Евгений Евтушенко, который принял картину близко к сердцу, хорошо отзывался о ней, недавно он обратился с письмом к М. С. Горбачеву. Спасибо всем этим людям, и тем, кто организовал, наконец, этот показ. Меня сегодня поддержали здесь, в СК, потому что кинематографисты занимают в Перестройке высоконравственную позицию. Я благодарен старшему поколению, низкий поклон Александру Зархи, присутствующему здесь старейшине, он тоже среди сторонников `и защитников фильма.
И. Вайсфельд: Мне посчастливилось много лет назад вести обсуждение этого фильма в Доме ученых, затем в Клубе медработников. Я видел, я ощущал наэлектризованность зала, его полное единодушие в отношении к картине как потрясению. И Александр Зархи не зря считает, что «Комиссар» — это такая же веха в истории нашего кино, как и «Броненосец «Потемкин». Что касается меня, то я был потрясен не только картиной, я был потрясен личностью ее автора, Александра Аскольдова. Будь моя воля, я бы учредил медаль «За выдержку, чистоту идей и принципиальность» и первым наградил бы ею Александра Яковлевича.
Теперь по поводу журналистов. Главная причина запрещения картины — это… как бы помягче это сказать… скрытый антисемитизм и шовинизм тех, кто принимал решение. А шовинизм отличает его носителей погромной жестокостью и одновременно трусостью, умением уходить в кусты. И вот журналисты, пресса, присутствующие здесь, по-моему, должны, наконец, прояснить эту драматическую ситуацию и, может быть, «поименно вспомнить тех, кто поднял руку»… Пора назвать и осудить тех, кто поднял руку на прекрасный честный фильм, несущий и тогда, и сейчас, и всегда человечность и оптимизм и романтическое чувство, что революция и жизнь непобедимы.
Вопрос: Прокомментируйте, пожалуйста, эпизод, где жители местечка со звездой Давида идут в концентрационный лагерь. Он явно хронологически выпадает из фильма.
А. Аскольдов: Мне кажется, что я не должен быть толкователем своей картины. Я просто вспоминаю историю о том, как в 40-м году в Дании королевская семья в знак протеста против угона немецкими фашистами их подданных — еврейских жителей в концентрационные лагеря вышла к людям со звездой Давида на одежде. Мы снимали этот эпизод в городке, который был оккупирован во время войны. Уходила натура, мы торопились. Собрали массовку, включили свет, музыку Сибелиуса, и тут зарыдали вдруг все: и местные актеры, и зрители.
Оказывается, сами того не зная, мы выбрали то самое место, где фашисты расстреливали евреев. Оператор Валерий Гинзбург в прошлом году снова был в этом городке. Его узнали те, кто тогда снимался. Спросили: «Ну, когда же фильм выйдет на экраны?» Я думаю, что «Комиссар» очень нужен и этим людям.
Вопрос из зала: Что именно было вырезано по требованию Госкино?
А. Аскольдов: Это трудно объяснить. Если удастся, я вернусь к первоначальному варианту фильма, и тогда можно будет сравнить. Ну вот, в частности, потребовали убрать и этот, только что обсуждавшийся, эпизод.
Голос из зала: Но вот он же остался в картине!
Другой голос из зала: Его нет в негативе! Я монтажер этой картины, я знаю.
А. Аскольдов: Это правда. Позвольте представить Светлану Ляшинскую, монтажера нашей картины. Сегодня и ее праздник. Она знает, что говорит. Из всех копий, включая негатив, этот эпизод изъяли и уничтожили против моей воли. Моя жена хранила единственную пленку с этим эпизодом дома все 20 лет. Она сказала мне, что может погибнуть вся картина, но этот кусок необходимо сохранить. И мы восстановили его когда готовили фильм к просмотру.

Голос из зала: Спасибо ей, что она сохранила самого Александра Яковлевича… Вопрос: Почему в фильме не показана белая армия? Как вообще можно в двух словах определить ее суть?
А. Аскольдов: Во-первых, это фильм не о противоборстве двух армий, не отчет о гражданской войне Во-вторых, если о картине можно в двух-трех словах сказать, что она собой представляет, то это плохая картина. Я надеюсь, что о «Комиссаре» вы будете думать не только первые пять минут после просмотра. Очень хотелось, чтобы она вызвала серьезные и глубокие чувства, не сводимые к лозунгам и этикеткам…
К.: Теперь, когда о «Комиссаре» уже написаны десятки статей, когда он уже увенчан всевозможными международными наградами, достоинства фильма разобраны точней и скрупулезней, чем в тот незабываемый, волнующий до слез вечер, будем помнить, что все это произошло в ПРОКе…





=============

Сам фильм можно посмотреть тут:

https://youtu.be/LDemFDzX-u0

==================================================

"Ты хороший мужик, но на кой дались тебе эти евреи!" - говорили кинорежиссеру Александру Аскольдову во время создания его единственного, но названного шедевром в киноэнциклопедиях мира, фильма «Комиссар», в котором он впервые в советском кино осмелился сказать о евреях и Холокосте.

Этот фильм двадцать лет был под запретом. Все копии фильма были смыты, кроме одной, вынесенной автором тайком с киностудии. За этот фильм Аскольдова выгнали с работы с записью в трудовой книжке «профнепригоден» и судили за растрату государственных средств.

Это фильм был снят в 1967 году, во время Шестидневной войны, когда по радио и ТВ только и говорили о сионистах-агрессорах. Слово еврей не произносилось, оно было запретным и словно зачумленным.

Через 21 год во время освободительной Престройки Горбачева после неожиданного появления вопреки всему и всем на экране этот считавшийся исчезнувшим фильм завоевал множество международных наград. А в американской киноэнциклопедии этот дипломный фильм Аскольдова «Комиссар» назван «шедевром киноискусства» и по оценке кинокритиков США получила рейтинг 8,6 балла. В это время сверхкассовые «Крокодил Данди» и «Крепкий орешек», одновременно вышедшие с «Комиссаром» в прокат в 1986 году получили 4,7 и 2,3 балла. Нонну Мордюкову Британская энциклопедия назвала одной из десяти лучших актрис ХХ века именно за роль в "Комиссаре"!

А жизнь и судьба Александра Аскольдова складывались так. Александр Аскольдов родился в Москве в 1932 году. Потом переехал с родителями в Киев. Его отец Яков Лазаревич Аскольдов, участник гражданской войны и кавалер трех орденов Красного Знамени, был директором большого завода, потом руководителем крупных строек. По его инициативе и участии в Новосибирске возвели прекрасный оперный театр. Отца взяли в 1937 году в Киеве прямо с операционного стола и увели на смерть. Вскоре пришли и за мамой. Вот как вспоминал о том страшном времени Аскольдов: «Мне было пять лет. Хоть я и был маленький, в ту ночь не спал и из-под одеяла подглядывал, как проходил обыск. Уходя, один энкавэдэшник сказал другому: «За мальчиком приедете потом, когда увезете мамашу в тюрьму». Я догадался, что это обо мне и надо немедленно убегать из дома. Я тогда еще не научился завязывать шнурки, не мог открывать английский замок на входной двери. Но в ту ночь вдруг мне впервые все это удалось.
Ночью я шел по Крещатику. Была весна, цвели каштаны — с тех пор очень плохо переношу этот запах. Представляете, я, маленький ребенок, почти интуитивно пришел к дому, где жила многодетная еврейская семья — друзья моих родителей. Увидев меня, они сразу все поняли. Обняли, расплакались. Потом спрятали и сохранили меня для жизни.
После войны, уже взрослым человеком, я искал этих людей, но оказалось, что их всех расстреляли в Бабьем Яру. И когда я думаю, почему сделал эту картину, то понимаю, что да, был сюжет — рассказ Гроссмана, но где-то в моей памяти звучала еще и музыка другого сюжета. Я хотел выразить мои чувства к людям, которых смутно помню, но чью доброту и самоотверженность ощущаю всю жизнь.»
Эти же люди через некоторое время доставили мальчика к бабушке, Пелагее Ивановне, маминой маме. В Аскольдове текла кровь отца-еврея и русской матери, и, конечно, не было случайностью, что картина его жизни «Комиссар» затрагивала больную национальную тему, да еще в ее самой болезненной и некомфортной для советского начальства точке - еврейской. Но до «Комиссара» было еще далеко.
В Москве Александр жил со своей бабушкой и двумя тетками в коммуналке неподалеку от Новодевичьего монастыря». Со временем мальчик превратился в красивого ладного юношу, поступил на журфак МГУ, а затем и в аспирантуру Литературного института им. Горького.
Перед ним, красивым, молодым, респектабельным референтом, которого взяла под крыло всесильная министр культуры Фурцева, открывалась блестящая чиновничья карьера – он работал помощником министра культуры и чиновником в Госкино. В, частности, благодаря его пробиванию на экраны вышел фильм Марлена Хуциева «Застава Ильича», в котором миллионы советских зрителей увидели воочию своих поэтических кумиров того времени: Окуджаву, Евтушенко, Вознесенского, Ахамадулину, Рождественского.
Но тут случился первый поворот в его судьбе - темой своей диссертации Аскольдов избрал Михаила Булгакова, писателя в те годы не изучавшегося, не издававшегося и всеми забытого кроме его вдовы – Елены Сергеевны Булгаковой. Из интервью Аскольдова: «В 1955 году я вошел в квартиру к Елене Сергеевне Булгаковой и остался в ней лет на восемь. А нашел я ее, звоня вслепую всем носителям фамилии Булгаков по московской адресной книге, пока она не сняла трубку. «Вы рядом?» – «Да» – Приходите сейчас, сказала она». И целых семь лет вместе с вдовой Мастера Аскольдов разбирал его архив и пробивал в печать и на сцену его произведения. Он первым написал о Михаиле Булгакове и стал первым исследователем его творчества.
А потом был самый судьбоносный крутой поворот в судьбе. В 34 года Аскольдов решает поступить на Высшие режиссерские курсы. Через год, в 1967-м, в качестве дипломной работы он снимает фильм «Комиссар». И вот тут-то все и завертелось. Любопытен эпизод, рассказанный Аскольдовым. Со сценарием «Комиссара» Александр летит в Миасс - там руководитель его дипломной работы знаменитый кинорежиссер Сергей Герасимов снимает фильм «Журналист». Вместе с мэтром Аскольдов останавливается возле слепого предсказателя судьбы, вытаскивает бумажку, где корявым почерком написано: «Задумал большое дело. Ожидает большое несчастье. Хорошие люди помогут. Терпи».
Как говорится, все сбылось по писанному. Фильм-таки принес автору одно большое несчастье, сломал жизнь, убрал из профессии, лишил возможности дальнейшего творчества. Но этот же фильм дал ему испить из кубка победителей. Его картина переиграла мракобесов.
Когда Сергей Герасимов прочитал сценарий ленты, он сказал: «Головы вам не сносить, но делать надо». После смерти Герасимова в 1985 году в сейфе его служебного кабинета были найдены только партбилет и коробки с негативами «Комиссара».
Черно-белая лента «Комиссар» рассказывает историю времен гражданской войны по рассказу Василия Гроссмана «В городе Бердичеве». Оператором выступил Валерий Гинзбург, снявший до этого такие фильмы, как «Солдат Иван Бровкин», «Когда деревья были большими», «Живёт такой парень», «Ваш сын и брат» (из этих двух последних фильмов Гинзбург рекомендовал Аскольдову снимавшегося в них Василия Шукшина). Музыку к «Комиссару» написал Альфред Шнитке.
Суровый комиссар Клавдия Вавилова (Нонна Мордюкова) беременна и остается рожать в бедном доме многодетного еврея Ефима Магазанника (Ролан Быков) и его жены (Раиса Недашковская). Что-то новое для нее, мягкое, женское, просыпается в ожесточившемся сердце комиссара, но неумолимое колесо истории прокатится через ее смятенную душу, не дав расцвести человечности... В семье еврея-портного Магазанника комиссар оказывается среди людей совсем другой жизни, живущих совсем другими заботами, чем мировая революция, там, окруженная "еврейскими" хлопотами о будущем ребенке, она постепенно "оттаивает". Но, когда уже с новорожденным на руках, она видит, как уходит ее полк, она оставляет своего младенца у приютившей ее семьи - и бросается вслед за своими боевыми товарищами ...
Финал фильма: "марш обреченных" - через двадцать лет евреи местечка идут в печи и рвы Холокоста ... Стилистику этой сцены "процитировал" Спилберг в своем "Списке Шиндлера".

"Аскольдов делал эту картину поразительно одиноко, и все, кто поддерживал его, предали его, когда она вышла. И его стали бить. Вы знаете, и нас всех били, но так жестоко не били никого. Я не знаю человека, больше пострадавшего в нашем искусстве, чем Аскольдов. Самая трагическая судьба нашего кино - это Аскольдов" – говорил знаменитый мультипликатор Юрий Норштейн.

В 1975 году Герасимов и актер Ростислав Плятт попытались вывести фильм из опалы, написав обращение в ЦК КПСС, однако их усилия оказались тщетными.
В 1987 году, во времена перестройки, в Москве проходил международный кинофестиваль. В зале, где шла пресс-конференция, было заявлено, что «с полки» сняты все ранее запрещенные фильмы.
Аскольдов прорвался к микрофону и прокричал, что его картина по-прежнему запрещена. Разразился скандал.
После того, как Горбачев принял нобелевского лауреата писателя Габриэля Гарсиа Маркеса, который был почетным гостем фестиваля, и тот поинтересовался у генсека, как бы ему и другим фестивальным гостям посмотреть загадочный фильм «Комиссар» и был организован спецпросмотр в Доме кино.
Через несколько дней Секретариат ЦК принял закрытое решение выпустить картину ограниченным тиражом. С этого момента началось триумфальное шествие картины по мировым экранам. Воскрешенный фильм в 1988 году показали на кинофестивале в Сан-Франциско, затем фильм получил «Серебряного медведя» Берлинале.
После показа ленты в Берлине фильм с успехом прошел по всему миру, получив премии на киносмотрах в США, Израиле, Бельгии, Португалии и Франции.
На родине «Комиссар» тоже получил признание, взяв в 1988 году четыре премии Российской академии кинематографических искусств «Ника».
Аскольдов вспоминал, как восторженно эмоционально принимали его детище: «Ида Каминска (выдающаяся польская еврейская актриса), подошла ко мне в Испании, и к моему страшному смущению грохнулась на колени и стала целовать мне руки. Бен Кингсли мчался через весь Лондон на мотоцикле, опаздывая на просмотр «Комиссара». Видели бы вы, как публика реагировала в Локарно, где картину показали на площади! После этого можно было умирать».
После «второго рождения» «Комиссара» он собирался снимать новый фильм по собственному роману «Возвращение в Иерусалим».
«Мы сняли даже несколько кусков, – вспоминал режиссер. – Но умирает Ролан Быков, который должен был играть главную роль. Я был в такой прострации после этого, что уже не мог продолжить работу. Я взял паузу и уже не смог вернуться».
В последующие годы Аскольдов снял несколько документальных фильмов, преподавал в зарубежных киношколах и университетах.
В мае 2018 года, на 86-м году жизни он умер в больнице в Швеции, где проживают его дочь и внучка.
«Б-г дает человеку ровно столько испытаний, сколько тот может вынести». Мало кому выпало столько испытаний, сколько Кинорежиссеру и Человеку Александру Аскольдову. СВЕТЛАЯ ПАМЯТЬ!

Международные призы фильма:

1988 — Гентский международный кинофестиваль

Лучший режиссёр.

1988 — Берлинский кинофестиваль, конкурсная программа.

Серебряный Медведь — специальный приз жюри
Приз FIPRESCI
Приз имени Отто Дибелиуса международного евангелического жюри
Приз Международной Католической организации в области кино

1989 — Ника за 1988 год.

Лучшая мужская роль (Ролан Быков)
Лучшая роль второго плана (Раиса Недашковская)
Лучшая операторская работа (Валерий Гинзбург)
Лучшая музыка (Альфред Шнитке)

Гран При, Международный Кинофестиваль, Иерусалим, Израиль.
Гран При, Международный Кинофестиваль, Кемпер, Франция.
Гран При, Золотой дельфин, Международный Кинофестиваль Троя, Сетубаль, Португалия.
Гран При Международного Фестиваля Еврейского Фильма, Сан-Франциско, США.
КРО-киноприз Католического радио и телевидения, Нидерланды.
Приз «Звезда года — золотая роза», газета «АЦ», Мюнхен, ФРГ.
Приз кинокритиков ГДР: Абсолютно лучшему фильму 1989 года на экранах ГДР.
«Комиссар» признан «Фильмом года» в ФРГ, Швейцарии, Швеции и ГДР, а также «Самым успешным русским фильмом на экранах ФРГ после Второй мировой войны».
Нонна Мордюкова за фильм «Комиссар» названа среди десяти лучших актрис XX века (Британская энциклопедия, Лондон, раздел «Кто есть кто»).
Торжественный показ в Конгрессе США.



























==========================================================

Приглашаю всех в группы «ПЕРЕСТРОЙКА - эпоха перемен»

«Фейсбук»:
https://www.facebook.com/groups/152590274823249/

«В контакте»:
http://vk.com/club3433647

==========================================================



Tags: ! - История Перестройки, ! - Кино Перестройки, "Комиссар", 1987, Аскольдов, полочные фильмы
Subscribe

Posts from This Journal “! - Кино Перестройки” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments